Что такое информационная война?

В середине 1970-х годов, когда противостояние социалистиче­ского и капиталистического лагерей было в самом разгаре, по­явился новый термин — «информационная война». Его придумал ученый-физик Томас Рон, который не только первым понял, но и научно обосновал, что именно информация является самым слабым звеном любой армии1.

Приемы и методы, используемые для ведения такой войны, по­хожи на атомную энергию, которая может служить людям, а может быть использована для их массового уничтожения. Технологии информационных войн — это еще одна «палка о двух концах», поскольку они могут применяться как во зло, так и на благо. Все зависит от того, с какой целью ведется информационная война: для самозащиты или для подготовки враждебных действий против другого государства. В первом случае механизмы информационной войны помогают обществу и каждому отдельному человеку ста­бильно развиваться, становясь его надежной опорой в жизни, а во втором — приводят к полному социальному упадку и разрухе2.

Информационные войны ведутся давно, однако к XXI веку их приемы стали намного изощреннее, а потому опаснее. Ведь се­годня те, кто планирует и осуществляет информационные атаки, вооружены современными знаниями в области психологии. Это позволяет им воздействовать на подсознание и таким способом управлять нашими поступками. На смену прямолинейной про­паганде приходит массовый гипноз, которому поддаются целые страны и народы. Методы, позволяющие достигать подобных результатов, возникали и совершенствовались на протяжении всей истории человечества, становясь все более эффективны­ми. Так, от шаманских плясок мы перешли к психотехнологиям, с помощью которых осуществляется скрытое влияние на по­ведение человека. Подвергнувшись подобному воздействию, вы даже не осознаете не только его цель, но и то, что оно вообще происходит.

Главная отличительная особенность современных психотехно­логий — они действуют на психику, минуя сознание. Из-за этого мы лишаемся возможности принимать взвешенные, логически обоснованные решения, а значит, теряем свободу воли. В резуль­тате вся наша жизнь, включая поведение, желания, эмоции и даже здоровье, оказывается под чужим контролем.

Добиться этого можно двумя основными путями. Первый из них предполагает введение человека в состояние измененного сознания (подобно сеансу гипноза). В другом случае соответ­ствующая информация внедряется напрямую в подсознание. Однако мы этого не замечаем из-за многочисленных отвлека­ющих сообщений, а потому не можем осмыслить ее содержание. В нужный момент по условному сигналу (определенный звук или картинка, показанная по телевизору), который можно сравнить с компьютерным паролем, эта информация всплывает из под­сознания. Человеку кажется, что это не чужое внушение, а его собственные мысли и убеждения. Активизировавшись, такая скрытая психологическая программа начинает целиком и полно­стью определять ваши поступки.

В результате скрытого информационного воздействия человек может превратиться в настоящего зомби, который безотказно выполнит любые требования своего повелителя. При этом внеш­не такой человек не будет отличаться от окружающих, а сам не осознает, что подвергся «программированию». Выполнив задание в ответ на ключевую команду, человек-«зомби» тут же забудет об этом или просто не поймет, что он сделал. При желании в подсо­знание можно заложить сразу несколько спецпрограмм.

В том, что это реальность, а не научная фантастика, убеждает известный случай. В 1967 году в столице Филиппин Маниле был арестован агент ЦРУ Луис Кастильо, которого обвинили в подго­товке убийства местного президента Маркоса. Чтобы «расколоть» опытного сотрудника американских спецслужб, использовали спе­циальное психотропное средство, известное как «сыворотка прав­ды», а также провели ряд гипнотических сеансов. В результате вы­яснилось, что этот человек ощущал себя сразу четырьмя разными агентами со своими «легендами». Самое интересное, что каждая из личностей даже не подозревала о существовании остальных. Добиться этого можно было только благодаря сложной предва­рительной обработке с применением специальных препаратов и многоступенчатого гипноза. Так в одного человека заложили сра­зу несколько различных программ, каждая из которых представляла собой отдельное задание. Для «включения» новой личности, скорее всего, использовался особый код1.

Ученые предполагают, что еще в недавнем прошлом определен­ная категория советских чиновников подвергалась массированной обработке подсознания, направленной на их безоговорочное под­чинение приказам извне. Это подтверждается таинственными событиями, когда в конце советской эпохи более полутора тысяч высокопоставленных представителей партийной номенклатуры совершили похожие самоубийства (после провала ГКЧП боль­шинство из них выбросилось из окон своих квартир с августа по октябрь 1991 года)2. Остается только гадать, применяются ли по­добные технологии в наше время.

Манипулирование сознанием людей невозможно без зна­ния и использования общественной психологии. Данная науч­ная дисциплина изучает такие важные процессы, как общение, убеждение, внушение, подражание, а также психические состоя­ния, которые присущи большим социальным группам (включая возбуждение, подъем, спад, энтузиазм и стрессы, решимость и растерянность)1.

Что же такое современная информационная война? Ее главная цель состоит в том, чтобы с помощью специальных технологий влиять на идеологического противника и при этом надежно за­щищать свои собственные информационные ресурсы от любого враждебного воздействия2. Иными словами, смысл информаци­онной войны заключается в нанесении населению определенной страны тяжелой культурной травмы. Это «насильственное, неожи­данное, репрессивное внедрение ценностей, остро противореча­щих традиционным обычаям и ценностным шкалам», что приво­дит к разрушению культурного времени-пространства, а значит,

и тех духовных основ, на которых держится любое общество. Рус­ский философ М. М. Бахтин называл данное явление «временем гибели богов».

Информационная война — это, прежде всего, нашествие опре­деленных идей, которые разрушают национальное самосознание целого народа. Именно в этом заключается ее стратегия. Такти­ческих приемов, уловок, способов, ухищрений в информационной войне даже больше, чем на войне обычной, где лишь стреляют и взрывают1. Действительно, «информационная бомба взрывается в самой гуще людей, осыпая нас шрапнелью образов, в корне меняя и восприятие нашего внутреннего мира, и наше поведение»2.

Не следует думать, что информационные войны появились только в XX веке. На самом деле они ведутся с того момента, ког­да возникло человечество. Из глубокой древности до нас дошли сведения о попытках дезинформировать противника, запугать его и подорвать тем самым боевой дух. Искусство управлять мыслями и поступками людей развивалось и использовалось как секретное оружие правителями Шумера, Вавилона, Древ­него Египта, Китая, Древней Греции и Рима. В трудах Геродота, Плутарха, Юлия Цезаря можно встретить описание некоторых приемов, которые позволяют подорвать волю к сопротивлению, вызвать предательство или спровоцировать панику. Для этого распускались слухи о преобладающем числе своих войск и их непобедимости; о наличии нового мощного оружия; об измене, пленении или бегстве командования; о хорошем обращении с пленными и др.3

Отдельные успехи в таких информационных войнах даже сей­час поражают воображение. Так, с помощью XI Олимпийских игр, проведенных в Берлине в 1936 году, А. Гитлеру удалось создать во всем мире положительный образ нацистской Германии и завоевать немалую личную популярность. Даже несмотря на вызывающие политические действия, почти пять тысяч городов присудили фюреру звание почетного гражданина. К 1939 году 1133 улицы и площади по всему миру носили его имя1.

Показателем успешности информационной войны, разверну­той А. Гитлером против человечества, является и распростра­ненность его главного произведения. До 1945 года книга «Майн кампф» была переведена на 16 языков, а ее общий тираж составил 10 миллионов экземпляров. На тот момент с этим «бестселле­ром» могли соревноваться по популярности разве что Библия и «Капитал»! Еще в начале 1930-х годов «Майн кампф» издавалась огромными тиражами в США, Дании, Швеции, Италии, Испании, Японии и т. д. В 1933 году книга вышла в Англии: всего за пять лет было раскуплено почти 50 тысяч экземпляров. Успешная пропаганда своих идей по всему миру дала А. Гитлеру широ­кие возможности для привлечения союзников — новых врагов СССР.

Информационная война — это сложная система, которая со­стоит из нескольких взаимосвязанных элементов. В нее входят:

♦ контроль над ситуацией;

♦      защита информации и распространение своих идей;

♦      информационный терроризм (хакерские атаки);

♦      информационная блокада;

♦      война в средствах массовой информации;

♦      промышленный и экономический шпионаж;

♦      другие методы и приемы.

Благодаря новым техническим средствам сегодня можно охва­тить пропагандой миллионы людей одновременно. Появились и организации, способные ставить невероятные ранее по масшта­бам политические спектакли в виде массовых зрелищ или кровавых провокаций. Возникли странные виды искусства, оказывающие сильное воздействие на психику (например, перформанс, превра­щающий обыденную реальность в завораживающий спектакль). К ведению информационных войн сегодня активно привлекаются Голливуд, CNN и тому подобные «медийные монстры».

Если сравнивать информационную войну с другими ее видами, то сразу становятся очевидными выгодные отличия.

1.     Такие войны, как правило, ведутся на чужой территории. Для них не существует ни границ, ни моральных ограничений. Из-за этого информационные атаки способны проникать даже в самые запретные тайники психики, поражая разум противника.

2.     Информационная война не оставляет после себя следов. Чело­веку (или даже целому обществу) кажется, что он принимает самостоятельные решения, хотя на самом деле на него оказы­вается скрытое воздействие. По этой причине информационная атака становится особенно опасной: отразить ее очень трудно, не говоря уже о том, чтобы заранее к ней подготовиться.

3.     Информационная война очень выгодна с экономической точки зрения. Для ее ведения не требуется больших материальных и людских ресурсов. Чтобы влиять на общественное мнение, достаточно минимального объема информации. Если она будет грамотно подана, это даст прекрасные результаты.

4.     Особенности информационной войны определяются тем объ­ектом, на который она направлена. В данном случае речь идет о человеческом мышлении. Если разрушение моста требует «жестких» методов, то в случае с информацией вполне можно обойтись и «мягкими» подходами.

5.     Для информационной войны характерна определенная «ми­микрия», подражание тому объекту, на который направлено ее основное воздействие. Это означает, что одна и та же инфор­мация может быть подана по-разному для специализированных учреждений и для конкретного человека. Благодаря этому до­стигается «незаметность» целенаправленного информационно­го влияния, которое удачно «маскируется» под правду, а потому его трудно обнаружить.

6.     Одни и те же факты и общественные явления по-разному вос­принимаются в различных ситуациях. Например, массовое дезертирство солдат с точки зрения противника будет рассма­триваться как благо, а с точки зрения собственного командова­ния — как преступление.

7.     Информационная война ставит перед собой цель изменить ми­ровоззрение большой социальной группы или целого общества. Чтобы это произошло, «нападающая сторона» должна вникнуть в представления о мире своего противника, стать на его уровень мышления1.

На сегодняшний день развитые страны все успешнее осваивают технологии информационной войны, которая получила еще одно название — «сетевая». Ее главная цель — установить контроль над важными процессами (политическими, экономическими, социаль­ными, духовными), протекающими в другой стране, и поддержи­вать его как можно дольше. Продуманная, хорошо организованная пропаганда и координационная работа, развернутая в обществе, помогают в случае необходимости быстро мобилизовать массы и начать революцию2.

Стратегия сетевой войны, называемой также «войной шестого поколения», официально взята на вооружение Пентагоном. Она позволяет захватывать чужие территории и устанавливать над ними американский контроль без использования обычных воору­жений. Поэтому сетевая война — это именно война, следователь­но, воспринимать ее нужно со всей серьезностью1.

Одним из приемов информационной войны является соз­дание общественных организаций, которые пропагандируют в обществе ценности западной культуры. Именно такой процесс сегодня активно происходит на постсоветском пространстве. Таким образом иностранные спецслужбы расшатывают общена­циональные духовные ценности. На определенном этапе именно сеть подобных организаций превращается в двигатель «цветных» революций2.

В результате администрация США получает возможность ма­нипулировать целыми странами в своих интересах. В американ­ской военной доктрине заложен непрерывный и нескончаемый характер сетевой войны. Это означает, что со временем данному государству удастся установить тотальный контроль над всеми силами человечества. Для достижения этой цели используются самые разные инструменты: неправительственные организации, благотворительные фонды (например, фонд Сороса), национали­стические, религиозные и другие радикальные движения, кри­минальные группировки, СМИ, сайты в Интернете. Отдельные элементы одной системы не всегда знают о том, что они единым фронтом участвуют в информационной войне против России3.

Сам ее характер зачастую мешает правильно оценить про­исходящее даже специалистам, не говоря о рядовых гражданах. Современный исследователь В. М. Коровин так пишет об этом:

«Сетевая война никогда не ведется прямым образом. Заказчик никогда напрямую не связан с исполнителем. И даже если про­вести линию через множество посредников от исполнителей к заказчику — прямой не получится. И кривой не получится. Совокупность проведенных линий образует сеть. Если у вас по­лучилась прямая или даже кривая — то перед вами не сетевая операция, а обычная, классическая операция эпохи модерна, в которой связь между заказчиком и исполнителем, даже при отсутствии некоторых промежуточных элементов, вполне уста-новима. Конечно, между США и многими событиями по всему миру возможно установить связь, недвусмысленно определив заказчика того или иного процесса. Но эта связь будет сугубо умозрительной. Современный информационный контекст та­ков, что Америке можно предъявить все, что угодно, начиная от "оранжевой" революции на Украине и заканчивая разрушитель­ным цунами в Юго-Восточной Азии. И даже если все факторы будут в пользу предъявленных версий, вам в лучшем случае рассмеются в лицо или отправят в дурдом, ибо у вас не будет ни одного прямого факта, а все улики и цепочки будут уводить вас в бесконечные дебри сетей, переплетаясь, сходясь и расходясь в произвольном порядке. Сетевая война ведется на более тон­ком уровне, с использованием информационных технологий, дипломатических сетей, неправительственных организаций, с подключением журналистов, политиков, СМИ. Это многоуров­невая операция, в которой обычному оружию нет места, но тем не менее результатом ее становится отторжение территорий — конкретная "военная" победа»1.

В качестве яркого примера того, насколько успешными могут быть информационные войны, принято рассматривать так на­зываемые «бархатные» революции, которые происходили в стра­нах соцлагеря на закате советской эпохи. «Нет формальных оснований утверждать, что события 1989-1990 годов, вошедшие в историю под названием "бархатных" революций, были ини­циированы из-за рубежа. Однако ход событий, лозунги, тактика,

применяемая в данных событиях, удивительно напоминают то, что имело место в период движения "Солидарности". В по­следующем сценарии, ведущие к смене власти, были успешно реализованы в Сербии, Грузии и Украине. Нельзя не обратить внимание на то, что все эти события развивались по одному и тому же сценарию, словно под копирку. Очевидно, в недалеком будущем будут известны достоверные факты, раскрывающие подлинных инициаторов всех "бархатных" и "цветных" револю­ций, но известно, что события в Тбилиси и Киеве финансировал фонд Сороса»1. В этом смысле достаточно информативно при­знание «старого курьера холодной войны», британского ученого Марка Алмонда относительно модели «оранжевой» революции на Украине: «Любая политика стоит денег, а ежедневно переда­ваемые из Киева сцены с участием толпы стоят больших денег. Рыночная экономика, быть может, и восторжествовала, но если

бы Милтон Фридман (Milton Friedman) напомнил тем, кто на площади Независимости задаром получает еду и напитки, что "не существует такой вещи, как бесплатный ланч", его, несо­мненно, окрестили бы сталинистом. Кажется, очень немногие задаются вопросом, чего хотят люди, которые платят за "власть народа" в обмен на спонсирование всех этих рок-концертов.

Будучи старым курьером холодной войны, который перевез десятки тысяч долларов диссидентам советского блока, а также и куда более уважаемым ученым, я, пожалуй, смогу пролить свет на то, что один мой румынский приятель называл "нашим тайным периодом"»1.

Сегодня мы можем найти в Интернете названия таких фондов, как американский «Национальный фонд за демократию» (National Endowment for Democracy, или NED) и еще множество подобных ему организаций, которые финансируют украинское движение «Пора» или украинские «независимые» средства массовой ин­формации. Но разве это что-нибудь скажет вам, если только вы не знаете, что Джеймс Булей из фонда NED 10 лет назад был шефом ЦРУ?

На протяжении 1980-х годов и в период подготовки к «бар­хатным» революциям 1989 года небольшая армия доброволь­цев — и, давайте уж быть откровенными, шпионов — совместно работала над подготовкой того, что впоследствии стало имено­ваться «властью народа». Бурно расцвела сеть взаимосвязанных фондов и благотворительных организаций, которые взяли на себя переправку диссидентам многих миллионов долларов. Эти деньги давали в подавляющем большинстве страны Организации севе­роатлантического договора (НАТО) и их тайные союзники вроде «нейтральной» Швейцарии2.

Вполне объективными можно считать характеристики тех политических лидеров, которые пришли к власти с помощью за­падных политтехнологий: «И Ющенко, и Саакашвили, и Карзай в Афганистане, и нынешний формальный глава Ирака — отнюдь не самостоятельные политики, ставшие президентами благодаря собственным усилиям. Они агенты, менеджеры — называйте, как хотите, — которых продвинули на президентские посты ("демо­кратическими" предвыборными сценариями или военной силой — уже технические детали). Работа этих персонажей — точно и бес­прекословно выполнять полученные инструкции, иначе тот же сценарий, который привел в президентские кресла их самих, будет запущен вновь, но уже против них»1.

Справедливость этих слов наглядно подтверждают результа­ты, которых эти политики достигли, находясь у власти. Они не показали ни стремления к самостоятельности, ни желания ре­формировать свою страну на благо ее населения. Это достаточное доказательство того, что настоящие руководители находятся за рубежом и только «дергают за нитки», управляя марионеточ­ными режимами. Конечно, никто из официальных лиц в этом не признается. В оправдание они будут ссылаться на второсте­пенные моменты: мировой экономический кризис, отсутствие в стране настоящих профессионалов, «отсталость» народа и т. п. Несмотря на это, нельзя закрывать глаза на отсутствие каких-либо положительных изменений в странах, переживших «цвет­ные» революции.

Информационная война — слишком общее понятие. На между­народном уровне основной причиной противостояния между странами является борьба национальных и глобальных сил. Пер­вые лежат в основе национального самосознания и воли к сопро­тивлению, которую вторые стремятся сломить и насадить рабское самосознание. Конечной целью информационной войны, развер­нутой США против всего человечества, является создание нового мирового порядка. В этом случае на Земле останется только один управляющий центр, которому будет принадлежать монополия на власть. Так начнется эра абсолютного подчинения, которую можно назвать духовным рабством2.

Однако информационная война ведется не только одними госу­дарствами против других. Иногда политическая элита поворачивает это оружие против собственного народа. Показательным при­мером являются выборы в России. С их помощью правящим кругам удается сохранять политическую власть и одновременно проводить политику, которая прямо противоречит интересам большинства населения. Этот парадоксальный результат до­стигается за счет использования самых разнообразных средств: от разрушительных политических технологий до пропаганды в средствах массовой информации. Сознание, а значит, и поли­тический выбор российских избирателей подвергается настоя­щей информационной атаке. Для достижения благоприятного результата применяются даже методы нейролингвистического программирования (НЛП), позволяющие воздействовать на подсознание, минуя разум. Так, шаг за шагом нормальное мыш­ление российского избирателя вначале блокируется, а потом и полностью разрушается. Люди теряют возможность объек­тивно оценивать политическую жизнь и адекватно реагировать на происходящее в ней.

В подобных условиях ни о каком свободном выборе не может быть и речи, а избирательный процесс превращается просто в шир­му. Разрушительный информационный прессинг, усиленный с по­мощью СМИ, постепенно приводит к тому, что рядовые россияне теряют доверие к политическим деятелям, перестают верить в спра­ведливость и стремиться к позитивному. Если так пойдет и дальше, у большинства российских граждан могут возникнуть угнетенное состояние духа, депрессия, различные психические расстройства1.

Однако многие исследователи старательно не замечают этот факт, убеждая общественность, что «выборы в нашей стране пере­стали быть фиктивной процедурой. Постоянной практикой стало наличие нескольких кандидатов на выборные посты и реальная борьба между ними»2. Налицо сознательный обман — еще один элемент информационной войны.

Именно отстранение россиян от реального управления своей страной является особым достижением правящей политической элиты, и оно стало возможным благодаря технологиям информа­ционной войны. Государственными деятелями данный факт пре­возносится как исторический прорыв. При этом они забывают о национальной Конституции, которая устанавливает, что Россия является демократическим федеративным правовым государством с республиканской формой правления, а вовсе не монархией. Соглас­но ст. 3 Конституции Российской Федерации носителем суверени­тета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. Высшим непосредственным выражением власти народа являются свободные выборы и референ­дум. Таким образом, без выборов невозможно построение в нашей стране правового государства и гражданского общества.

Превращение выборов в фиктивную процедуру свидетельствует о том, что в России произошел скрытый незаконный захват власти. Удивительно, что данный факт даже не отрицается представителями правящей верхушки. Россиянам пытаются преподнести это как по­лезное завоевание. В качестве примера достаточно привести слова первого вице-премьера С. Иванова: «Благодаря тому, что я неплохо знаю иностранные языки, я иногда читаю, что о нас пишут на Запа­де. Про выборы — все подтасовано, все скучно, отсутствие интриги. Отсутствие интриги — признаю. Но кому хочется интриги — пускай в другом месте эти интриги ищут или создают. Да, политтехнологи лишились больших денег. Ну и что? Почему вся страна должна по этому поводу страдать? Это их проблемы, пускай зарабатывают на выборах в других странах. То, что все было предсказуемо… Ну возь­мите Европу, там что — непредсказуемые результаты выборов? <…> Но бывает и такое, что по десять-двадцать лет ничего непред­сказуемого нет. А возьмите Японию. Что, она не демократическая страна? Шестьдесят лет у власти была одна партия. И исход выбо­ров заранее понятен всем. Да, премьер меняется, а политика — нет. Вот и я, как в деревне говорят, об том же. Люди должны меняться, а политика — быть стабильной и предсказуемой»1.

Конечно, для правящей политической элиты такое спокойное нахождение у власти — просто идеал, но это настоящая беда для самой России. Более того, жителей страны лишают даже надеж­ды на исправление данной пагубной ситуации. В России сегодня проводится мощная информационная обработка населения, на­правленная на возрождение монархии. От ученых разного уровня можно услышать высказывания, что «для нашей власти (и для нашего общества) именно самодержавие есть норма»1; «Россия может прийти к демократии своим собственным путем, соот­ветствующим ее историческим, политическим, экономическим традициям и условиям. В этом смысле весьма существенно учесть все то, что так или иначе еще связывает российское общество с монархическими традициями»2.

Зачастую новые идеи «прокатываются» под конкретного по­литика. Так, новая российская Конституция явно разрабатывалась под Б. Н. Ельцина. Ее «центральной задачей было юридическое закрепление единовластия президента, создание режима лич­ной власти конкретного человека… Соответственно этому и вся структура Основного закона была построена так, чтобы укрепить и максимально защитить от любых посягательств эту авторитар­ную власть»3.

Не так давно в СМИ «продвигалась» идея, что В. В. Путин должен стать пожизненным президентом, то есть, по сути, новым российским монархом. Вброс в общественное сознание подобных «идей» — это и есть внутренняя информационная война про­тив собственного населения. Данный процесс следует называть именно войной, поскольку он отнимает у простых людей даже минимальные шансы на реализацию своих прав и свобод.

Такая информационная война реализуется за счет подмены и разрушения национальных духовных ценностей: одни из них искусственно принижаются, а роль других, наоборот, преувеличи­вается. Цель подобных действий одна — манипулировать людьми, заставляя их действовать вопреки собственным интересам. В ар­сенал информационной войны, которая ведется против росси­ян собственной властью, входят такие методы, как низвержение общественных авторитетов, носителей культуры и морали, а также внушение чуждых идей посредством массового гипноза. Все чаще в средствах массовой информации применяются различные пси­хоаналитические технологии, направленные на манипулирование сознанием телезрителей, читателей или слушателей. Для «зом-бирования» населения используются даже такие запрещенные и опасные технические средства, как 25-й кадр1.

Как показывает жизнь, с их помощью правящая в России по­литическая элита вполне справляется с населением страны. Даже ухудшающиеся условия жизни большинства россиян не заставляют требовать у государства получения жизненно необходимых, впол­не законных льгот. Нет забастовок, демонстраций и прочих мер борьбы с власть имущими. Хотя известно, что в по-восточному «послушном» Китае только в 2005 году прошло 87 тысяч крупных акций протеста, в которых участвовало более 4 миллионов рабочих и крестьян. Правительство страны ответило на это репрессиями — наиболее жестокими с 1989 года. Однако демонстранты все же добились определенных улучшений: были отпущены крупные средства на развитие сельских районов, улучшена система здра­воохранения, правительство также обещало отменить плату за обучение1. В России, конечно, отдельные формы протеста имеют место, но они старательно замалчиваются СМИ и игнорируются представителями власти. Кроме, разве что, показательных акций вроде «Пикалево».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,180 сек. | 12.59 МБ