Донесение президента россии президенту Америки

В начале мая 90-го по приглашению Союза журналистов Че­хословакии я побывал в Праге. И там, на пресс-конференции мне задали вопрос: изберут ли Ельцина Председателем Верховно­го Совета РСФСР? Это было за неделю до первого съезда народ­ных депутатов. Мы уже знали расклад сил на съезде: коммунисты получили 886 мест (86,4 процента), причем большинство из них номенклатурные работники— партийные и хозяйственные. А в малочисленном блоке «Демократическая Россия» были как сто­ронники Бориса Николаевича, так и его противники. Все это я объяснил чехословацким журналистам.

И высказал свое мнение, что в открытой, лобовой борьбе шансов у Ельцина маловато. Но если он пойдет на закулисные пе­реговоры с номенклатурой, может и победить. Раньше Ельцин не пошел бы на них, но теперь этот человек стал другим — ради вла­сти готов на многое.

Из Праги материалы пресс-конференции корреспонденты ТАСС передали в Москву. Борис Николаевич их прочитал и при встрече состроил на лице сердитую гримасу.

— Не верите вы в меня, — сказал он недовольно и посмот­рел испытующе в глаза. — А какое закулисье вы имели ввиду?

Сразу и не сообразишь, что его так насторожило. Я говорил о тайных переговорах с бюрократами, когда сторонников вербу­ют обещанием должностей. А Ельцин, видимо, подумал, что я знал больше, чем сказал.

Дня за два до открытия съезда в Москву приехало несколь­ко групп зарубежных политиков. Они прибыли «поболеть за Рос­сию»: встречались с депутатами и журналистами. Мне позвонил Е|"ор Яковлев: прилетел из Варшавы Адам Михник и ждет нас в гостинице «Россия». Кто не знает этого боевого парня! Известная на весь мир четверка — Лех Валенса, Адам Михник, Збигнев Буяк и Бронислав Геремек создали свободный профсоюз «Солидар­ность» и заставили польскую власть считаться с народом. Михник был идеологом «Солидарности», за что его гнобили в тюрьме поч­ти шесть лет. Связи на Западе лидеры этого профсоюза имели от­менные.

Мы поговорили с Михником о многих проблемах, а когда речь зашла о предстоящих выборах, он сказал:

— Большая политика не делается на сцене — она делается за сценой. А на сцену выходят с готовым результатом. Вокруг вашего Ельцина идет серьезная работа.

Я еще пошутил: если у «Солидарности» такая хорошая раз­ведка, может Адам назовет результаты будущих выборов. Но он уклонился от ответа, сказав лишь, что нам здесь только кажется, будто группа Горбачева потеряла над ситуацией контроль.

В общем-то разговор, как разговор— ничего особенного. Приятно было познакомиться с легендарным человеком, кото­рый и сегодня работает главным редактором польского издания «Газета Выборчей».

А вспоминаю я эту встречу, как лыко в строку, зная многие, неизвестные ранее подробности той поры, сопоставляя докумен­ты и свидетельства участников событий мая — июня 90-го.

Неожиданно для нас Ельцин пристрастился к игре в теннис. Он увлек этим видом спорта своего верного заместителя по ко­митету Верховного Совета СССР, члена координационного совета МДГ Михаила Бочарова. Вдвоем они ездили в спорткомплекс на Фрунзенской набережной, где Михаил Александрович постуки­вал мячами. А Борис Николаевич еще успевал обзаводиться зна­комствами.

Уроки игры ему давала молодая женщина. Ее отец, в про­шлом резидент советской разведки во влиятельной капстране, был важным чином в Комитете госбезопасности СССР. Тренер по­знакомила VIP-ученика со своим папашей, мужчины, что называ­ется, сошлись. И Ельцин стал обрастать связями в КГБ.

Прежде он общался с «посконцами» — теми гэбистами, кто работал внутри страны и замыкался на «посконных» проблемах. Они считали, что решать российские дела должны ее бюрокра­ты — нынешние хозяева державных богатств. И никакие силы из­вне не могли участвовать в дележе отечественной собственности. Но гораздо интереснее иметь дело с «капиталистами». Это те, кто сам работал на Западе или обслуживал связи с Западом. Они мно­гое знали о тайных операциях власти или даже участвовали в них.

Ельцину «капиталисты» нравились за бульдожью хватку в денеж­ных делах и ироничное отношение к русскому патриотизму. А их в Борисе Николаевиче привлекали его постоянно дрейфующие принципы. С таким понятливым парнем можно сделать из России хороший источник для пополнения зарубежных счетов.

«Капиталисты» представляли из себя особую замкнутую кас­ту. Выпускники МГИМО, Московского института востоковедения, финансово-экономических институтов, МГУ, других вузов рабо­тали, кто в Первом Главном управлении КГБ СССР (политическая разведка), кто в советских посольствах, кто представлял за рубе­жом Московский народный банк, Внешэкономбанк или Внешторг­банк. Но многих их объединяла общая крыша — служба внешней разведки. У них, ее агентов, был свой мир, они адаптировались к жизни в другой политической системе, их дети заканчивали шко­лы в Нью-Йорке, Лондоне, Париже, Брюсселе…

С андроповских времен, но особенно с первых месяцев пере­стройки, СССР активно включился в спекулятивные операции золо­том. На биржах. Кому их поручили осуществлять? «Капиталистам!» Им же доверили присматривать друг за другом: из Москвы контро­лировать — что пошло в госбюджет, что в карман — сложно.

Как наши люди умеют сговариваться, рассказывать не надо. Тем более золото перевозили рейсовыми самолетами «Аэрофло­та» — в наспех сбитых деревянных ящиках, под пассажирскими сиденьями. Когда в Цюрихе или других городах исчезали партии ценного груза, списывали это, поскандалив для порядка, на несо­вершенство доставки. (Начальник «золотого» управления — было такое на Кузнецком мосту в Москве — Ульянов не с пустым рюк­зачком в 90-х сбежал в США, создал свою крупную финансовую компанию). Обогатились все «капиталисты». А их были тысячи по столицам всего света.

Создалась еще одна капиталистическая автономия в социа­листической стране. И весьма влиятельная. Неуютно было бы «ка­питалистам» с их большими деньгами жить в коммунистической России, с ее уравнительными принципами. С ее отгороженностью от мира и всесильным ОБХСС. Ни виллу построить, ни детям от­крыто наследство отписать. Они, как и группа высших гэбистско-Цековских чиновников, были заинтересованы в разрушении об­щественной системы. И сначала присматривались к Ельцину, а за­тем пошли на близкие контакты.

Кто из них в ком больше нуждался, сказать трудно. Они нуж-Hbi были Ельцину, поскольку имели огромное влияние на некото­рых членов Политбюро, на часть аппарата ЦК и через них могли вербовать ему сторонников на предстоящем съезде народных де­путатов РСФСР. А Ельцин им подходил как политик с претензиями только на номинальную власть, а не управление Россией. Он без патриотических заморочек, без обостренного чувства справедли­вости. Одним словом, пофигист — не будет ковыряться в грязном финансовом белье номенклатуры и устраивать охоту на ведьм. А такого «белья» набралось очень много. Возьму лишь одно на­правление.

Это событие прошло тогда мимо внимания широкой общест­венности: в декабре 88-го в Москве состоялось официальное от­крытие ложи Всемирного Ордена Бнай Брит. На церемонии при­сутствовали чиновники из ЦК, Совмина и КГБ СССР. Прибыл из США руководитель этого Ордена. Он с удовлетворением сооб­щил, что кремлевская власть дала разрешение членам его орга­низации из других стран беспрепятственно посещать Советский Союз. И даже поделился некоторыми планами: для 150 перспек­тивных членов Бнай Брита в Ленинграде начинают давать уроки каратэ. (У нас во власти имеются каратисты из Петербурга?)

Как мы теперь знаем, в это же время пошел массовый вы­вод за рубеж активов Советского Союза. Когда и сама кремлев­ская власть, и ведомственная номенклатура рассовывали по за­граничным банкам богатства страны. Случайное совпадение? На­вряд ли.

А что такое Бнай Брит? Для лучшего понимания его роли ис­пользую сравнение с КПСС. Все региональные организации пар­тии беспрекословно подчинялись единому центру в лице ЦК. В мире имеется множество национальных масонских лож. И над ними, как в КПСС, тоже властвует центральный орган— Бнай Брит. Это иудейский международный финансовый интернацио­нал, это ядро и мозг мирового масонства. Часто его называют не орденом, а Глобосистемой — член Бнай Брита может быть масо­ном, а может и не быть, может быть евреем, а может — русским, англичанином, латышом, узбеком, поляком, лишь бы он испове­довал иудаизм.

Некоторые евреи, игнорируя факты истории, почитают Бнай Брит за священную корову. И замахи на него воспринимают, как нападки на свою нацию, как антисемитскую чесотку. Но неблаго­дарное дело ложиться за Бнай Брит грудью на амбразуру! Печали простых евреев заботят его членов в такой же степени, в какой проблемы кролика волнуют удава.

Как некоторые мизантропы заточают себя в монастырь, отка­зываясь от мирского, так эти наживоманы, эти рыцари чистогана сбиваются в змеиный сгусток зла, чтобы ради барышей, а с их по­мощью ради тайной власти над народами отречься от всего чело­веческого, даже от кровного родства.

Из многочисленных свидетельств упомяну лишь исследова­ния американца Чарльза Хайэма, собранные им в книгу «Trading with the епету». Опираясь на документы, он показал, как амери­канская корпорация видного члена Бнай Брита Джона Рокфелле­ра «Стандарт ойл» весь 1942 год— разгар Второй мировой вой­ны — поставляла горючее фашистской Германии. Расчеты за го­рючее осуществлялись через рокфеллеровский же банк «Чейз нэшнл бэнк» (переименованный позже в «Чейз Манхэттен бэнк»).

Делами «Стандарт ойла» в Германии заправлял америка-нец-бнайбритовец Карл Линдеманн, входивший в кружок друзей рейхсфюрера СС Гиммлера! А «Чейз нэшнл бэнк» представлял в Европе доверенное лицо Рокфеллера Джозеф Ларкин, который организовывал в течение всей войны бесперебойную работу от­деления этого банка в Париже, занятом нацистами. Отделение фи­нансировало деятельность фашистских ведомств.

Еще Хайэм рассказал, как в мае 1944 года в Базеле состоя­лось собрание руководства Банка международных расчетов (БМР), подконтрольного нацистам. Возглавлял сходку бнайбри-товских финансистов американский джентльмен, президент БМР Томас Маккитрик. В банк от фашистской Германии поступило на хранение 378 миллионов долларов золотом. Нацистские главари надеялись использовать золото после войны, и руководство БМР обсуждало, как обезопасить солидный вклад. А «золото, — поди-тоживал Хайэм,— частично было награблено в национальных банках Голландии, Бельгии и Чехословакии, а частично переплав­лено из золотых коронок, оправ для очков, портсигаров, зажига­лок и обручальных колец убитых в концлагерях евреев».

Из любой человеческой крови вожди Бнай Брита стараются выпарить драгметаллы, на любой пожар они прибегают с веером.

Бнай Брит (Сыновья Завета) был образован в Нью-Йорке вы­ходцами из Германии. С десятилетиями он набирал силу, подми­ная под себя масонские ложи, и к концу двадцатого века превра­тился чуть ли не в мировое правительство с широкой сетью фи­лиалов на планете.

Никто не может стать сегодня главой капиталистического государства без согласования его кандидатуры с вождями Бнай Брита. Как говорят знающие люди, в кого ни ткни в админист­рации США или правительстве Великобритании, Канады, обяза­тельно попадешь в члена Бнай Брита. Отсюда понятно, что дея­тельность исполнительных структур этой Глобосистемы — Трех­сторонней комиссии, Бильдербергского клуба и других — тесно переплетена с работой западных разведок и прежде всего ЦРУ.

Задача Бнай Брита — наложить свою лапу на мировые стра­тегические ресурсы и искусственно создавать как можно боль­ше зон нестабильности, откуда начнут «бежать» деньги. И все гло­бальные финансы прибрать к рукам. В том числе, от торговли нар­котиками и оружием.

При этом вожди Бнай Брита не могли не заботиться о ста­бильности у себя дома, в тех странах, где они живут со своими семьями, где их дети и внуки, где их поместья и виллы — прежде всего в США, Великобритании, Франции, Германии, Канаде. Чтобы исключить революции и не давать поводов любителям погромов или красного петуха, здесь они установили высокие стандарты жизни , так называемое всеобщее благоденствие. Большие зар­платы и пенсии, щедрые пособия и льготы…

Но для поддержания этих стандартов потенциала либераль­ного капитализма оказалось недостаточно. Лошадиных сил мало­вато! Те же США давно потребляют намного больше, чем произ­водят. А ВВП раздувают за счет биржевых пузырей. Американцы превратились в нацию сплошных халявщиков — брокеров, банки­ров, финансовых спекулянтов, риэлторов… Выручала придуман­ная Бнай Бритом первая фаза глобализации — высасывание че­рез транснациональные компании богатств из Африки, Латинской Америки и Юго-Восточной Азии. Для ослабления у стран-доноров государственного контроля за «суверенными» деньгами, началась глобализация финансовых рынков, позволившая капиталам сво­бодно бегать по миру — от регулирования и налогообложения.

К началу 80-х вождям Бнай Брита однако и этого потенциа­ла стало недоставать для одновременного набивания собствен­ных кошельков и обеспечения халявой своих сограждан. В США и других странах «золотого миллиарда» начало расти напряжение. Требовалось дальше продвигать высасывающие насосы глобали­зации. Но куда?

На планете осталась только одна не освоенная Бнай Бритом зона — Советский Союз с его сферами влияния в Восточной Ев­ропе, Азии и на Ближнем Востоке. Значит, эту зону надо очистить, разодрав на части через своих агентов саму державу и надолго создав обстановку хаоса. Так можно продержаться еще несколь­ко десятилетий. А там под видом войны с террористами придет­ся трансформировать глоболиберализм в глобофашизм. И начать регулировать силой численность населения на Земле.

Намерение спрута по имени Бнай Брит одно— охватить своими щупальцами весь мировой рынок и управлять им. Эта экспансия происходит при сильном пропагандистском сопрово­ждении. Его обеспечивает разветвленная структура Бнай Брита под замаскированным названием — Лига по борьбе с диффама­цией. Точнее было бы назвать ее — Всемирная контора по выпеч­ке диффамации.

Дебилизация приговоренных к обкрадыванию народов че­рез спецсистему образования и желто-голубоватые СМИ, фаль­сификация их истории, навязывание им чувства вины перед че­ловечеством, стравливание этнических групп, подкуп жадных по­литиков и дескридитация противников Бнай Брита — вот далеко не полный перечень методов работы Лиги. Скажем, через свою компанию «Гэллап Медиа» она диктует рейтинговым кнутом ве­щательную политику телевидения, заставляя его служить Мамо­не. А наймиты ее многочисленных фондов, разбросанных по пла­нете (типа фонда Карнеги, Холокост и других) за гранты готовят в штаб Лиги списки идейных врагов Глобосистемы для морально­го отстрела.

И одновременно подыскивают ее верных друзей — для даль­нейшего их использования в целях этой системы. Бнай Брит дав­но занимается подбором и обучением нужных людей — создал целую сеть центров по подготовке своих кадров. Эти кадры эко­номистов эксперты Глобосистемы внедряют в правительства бо­гатых природными ресурсами стран с вполне определенными за­дачами.

Кураторами кадровых центров называют бывшего госсекре­таря США Генри Киссинджера, миллиардеров Джоржа Шварца (он же Сорос) и Шауля Айзенберга (после его ухода — Дэвида Рубе­на). Предварительно «засланных казачков» обучают строить запу­танные схемы движения финансовых потоков, чтобы сам черт не мог разобраться, куда ушли капиталы, и кому они принадлежат. Им дают хорошие навыки превращения индустриально развитой страны в сырьевую провинцию через разрушительные механиз­мы квазиприватизации, ГКО, финансовых пирамид и стерилиза­ции бюджетных накоплений, в так называемых стабфондах.

Среди таких центров наиболее известен в России Междуна­родный институт прикладного системного анализа (ИИАСА), раз­местившийся в Лаксенбургском замке под Веной. Одним из его учредителей (вместе с Великобританией, США, Канадой, Германи­ей) значился даже Советский Союз: в свое время такое решение пролоббировал зампред Госкомитета по науке и технике Совми­на СССР, зять премьера Алексея Косыгина Джермен Гвишиани (в постсоветские годы он был председателем комитета поддержки международных связей РСПП — российского профсоюза олигар­хов). Но сколько-нибудь серьезных позиций в ИИАСА наша стра­на так и не заимела — бал все круче правила Глобосистема.

Правда, к контакте с институтом постоянно находились неко­торые деятели КГБ л шеварнадзенского МИДа СССР. Они подби­рали и направляли в Вену на стажировку молодых экономистов, которые проповедовали космополитические взгляды. Создавали, так сказать, золотой фонд Бнай Брита. В КГБ отбором кандидатов занималось управление первого заместителя председателя Ко­митета генерала армии Филиппа Бобкова (Впоследствии Бобков возглавлял в группе «Мост» олигарха Гусинского аналитическую службу). На стажировке в Лаксенбургском замке побывали буду­щие министры Чубайс, Нечаев, Ясин, Шохин и еще целый ряд ны­нешних чиновников, оккупировавших кабинеты Кремля, Прави­тельства и Центрального Банка России.

Особое доверие было оказано дружку Егора Гайдара Пете Аве­ну, глубоко презирающему, судя по его высказываниям, русскую чернь. В 89-м его сделали ведущим научным сотрудником ИИАСА, чтобы он натаскивал соотечественников приемам закладки под экономику тротиловых шашек ультралиберализма. И там, под кры­лышком хозяев планеты, Петр Олегович так осмелел, так рассупо­нился, что стал давать «указивки» руководству нашей страны.

Вот как он рассказал об этом в одном из своих интервью: «Записку я написал еще летом 89-го, когда только попал в Авст­рию, для Шеварднадзе. Я передал через Шохина, который был тогда его помощником. Я написал двенадцать пунктов — то, что надо делать в нашей экономике. Шеварднадзе передал ее для об­суждения в Политбюро. Для посольства это был шок. Какой-то молодой парень из ИИАСА пишет записки, которые попадают на стол Горбачева».

Конечно, у нормальных людей должен быть шок от осозна­ния того, что надвигается мрак шоковой терапии. И что в эконо­мике наступит полный «стабилизец». Это была своего рода инст­рукция Бнай Брита для генсека и его соратников по Политбюро ЦК. Хотя Авен, который ходит в обнимку с сегодняшними хозяева­ми Кремля, большой распальцовщик, в данном случае он не при­вирает. Архивы это подтверждают.

А дальше «учитель Политбюро» поделился еще одним секре­том: «Был важный разговор в Париже (его и экономистов коман­ды будущих «реформаторов». — Авт.). Это была весна 91-го. Там мы впервые всерьез обсуждали формирование правительства — прямо в этих терминах. Я впервые понял, что Гайдар, Шохин, Чу­байс всерьез думают о правительстве». (Да как же не думать, не мечтать: того же Авена в феврале 92-го Ельцин назначил мини­стром внешнеэкономических связей РФ, и по велению какой-то щуки он очень скоро стал олигархом).

Обратите внимание на время — весна 91-го. До декабрьско­го Беловежского соглашения почти год, а Мировая Закулиса со своими марионетками уже формируют правительство незави­симого российского государства и делят портфели. Опьяненные многолетним отсутствием возмездия, эти ребята в последнее вре­мя подразвязали свои языки и успели кое-что рассказать. Но не о них пока речь.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 1
  1. Опечатка Чарльз Хигхам, а не Чарльз Хайэм в книге «Trading with the Enemy»
    http://www.thirdworldtraveler.com/Fascism/Trading_Enemy_excerpts.html

    Спасибо, очень важный материал особенно сейчас. Вы видели, что сказал на недавнем Бнай Брите Шувалов ? Это государственная измена. Вроде закон такой есть.
    http://communitarian.ru/novosti/v-rossii/shuvalov_opasnost_poteryat_vlast_realna_18122012/

Добавить комментарий
SQL - 54 | 0,106 сек. | 12.43 МБ