Европейский вектор

Приоритеты российских национальных интересов как в странах-соседях, так и в ряде стран Восточной Европы, где у власти находятся откровенно антирос­сийски настроенные правительства, настоятельно требуют целенаправленного и грамотного установле­ния связей с местной политической оппозицией. Как и в странах бывшего СССР, эти отношения являются предметом деятельности не только российского МИД, но и структур деловой и общественной дипломатии.

Сотрудничество с деловыми кругами, для которых Россия представляет собой перспективный рынок сбыта, на уровне системы торгово-промышленных палат, постепенно восстанавливается. Однако нала­живание торгового партнерства не может и не должно подменять межнациональные связи на более широкой общественной основе. В странах Восточной Европы, как и в постсоветских государствах, должен пропаган­дироваться позитивный образ России наряду с пози­тивным историческим опытом культурного взаимо­действия и общими приоритетами народной культуры и бытовой морали.

Такой необходимый элемент советской внешней политики, как общества дружбы с народами зару­бежных стран, должен быть воссоздан на новом, со­временном уровне, во всеоружии информационных и коммуникационных технологий. Культурное партнер­ство в этом формате должно быть дополнено продук­тивным межконфессиональным диалогом, сосредото­ченным на общих цивилизационных ценностях. Это в особенности касается отношений России и Польши, где консервативные установки бытовой морали глубо­ко созвучны российской традиции.

Многостороннее взаимодействие с оппозицион­ной политической и культурной общественностью Польши и Чехии целесообразно выстраивать в фор­мате «общего культурного дома», с предоставлением широких возможностей для двусторонних контактов, вовлекающих структуры среднего бизнеса, научно­технологического партнерства, гуманитарные контак­ты творческой интеллигенции и потенциал польской и чешской диаспоры в России.

Развитие всесторонних связей с Юго-Восточной Европой представляет собой иной, совершенно само­стоятельный формат, где в фундамент «общего куль­турного дома» закладывается исторический опыт ви­зантийской культуры и православной цивилизации. Стратегическое экономическое партнерство России с Грецией и Болгарией должно сопровождаться создани­ем всех возможных условий для взаимопроникновения в культурной и гуманитарной области. Общая заинте­ресованность России и цивилизационно родственных стран Юго-Восточной Европы в сдерживании албан­ской экспансии в регионе является самостоятельным поводом для целенаправленного строительства новой межгосударственной культурно-информационной общности, вовлекающей оппозиционную патриотиче­скую общественность Сербии.

Исторически сложившиеся культурные связи между греческой, болгарской, армянской и курдской общественностью предоставляют по меньшей мере перспективные возможности для постоянного ин­формационного взаимодействия в самостоятельном и перспективном формате. В свою очередь, заинтересо­ванность правительств Греции и Болгарии в стратеги­ческом партнерстве с Россией позволяет рассчитывать на благоприятные условия для российской многосто­ронней дипломатии в Черноморском регионе.

Налаживание Россией самостоятельных систем отношений между Россией и Восточной Европой по существу не противоречит долговременным интере­сам Центральной Европы — напротив, дополняет пар­тнерство России и ЕС гуманитарным содержанием, составляющим историческую основу классической европейской культуры. Именно Греция как культурная сверхдержава может стать инициатором цивилизаци­онного возрождения Центральной Европы в противо­вес нивелирующему воздействию глобализационного англоязычного эрзац-стандарта в общем образовании, науке, культуре и сфере информации.

Две другие восточноевропейских страны — Вен­грия и Словакия — также характеризуются традици­онно консервативной культурой, в силу исторической обусловленности служащей также источником взаим­ной напряженности, а в случае Венгрии — фактором, подкрепляющим популярные антироссийские настро­ения. Ключевое транзитное значение этих государств для России диктует необходимость поиска самостоя­тельного формата отношений, привлекающих оба го­сударства к партнерству с Россией не только на госу­дарственном, но и на широком общественном уров­не. В данном случае представляется целесообразным принципиально иной внешнеполитический подход, чем на вышеупомянутых двух направлениях (услов­но — «католическом» и «византийском»). В обоих го­сударствах к России более позитивно настроены ле­вые политические силы; они же служат противовесом правому национал-романтизму; они же более адекват­но отстаивают интересы своих стран в Европейском Союзе. Экономические преимущества, которые могла бы предоставить Россия для поступления венгерских и словацких товаров на свой рынок, могли бы спо­собствовать укреплению влияния левоцентристских правительств, настроенных на конструктивное взаи­модействие с Россией. Налаживание партнерства как с правящими, так и с оппозиционными левыми пар­тиями этих государств открывает возможности для политического влияния также в соседней Румынии, рассматриваемой США как не менее стратегический плацдарм, чем Польша.

Взаимопонимание, достигнутое Россией со стра­нами Центральной и Западной Европы, базируется как на общей экономической заинтересованности страны-поставщика и стран-потребителей, так и на растущем стремлении «староевропейских» государств к сокращению военно-политической зависимости от англо-американского альянса. Между тем обществен­ные связи России с Центральной и Западной Европой развиваются несистемно и кулуарно; их ткань остает­ся непрочной и легко подверженной рецидивам вза­имного недоверия в ситуациях, когда затрагиваются болезненные для обеих сторон проблемы (реституция собственности, возвращение архивов и др.). Долговре­менное партнерство со странами, политическая систе­ма которых основана на парламентской демократии, требует постоянной поддержки не только на уровне деловых ассоциаций и элитных клубов, но и в макси­мально широком общественном поле.

В частности, стратегическое значение российско- европейского партнерства ставит широкий круг задач не только перед дипломатическим корпусом и гумани­тарной общественностью, но и перед системой общего образования, где расширение преподавания герман­ских и романских языков политически и экономиче­ски востребовано.

Глубокое и многостороннее партнерство России и Западной Европы предполагает распространение и развитие сети российских культурных центров в евро­пейских странах, установление долговременного пар­тнерства между учебными и научными учреждениями, включая возрождение нарушенных связей между ака­демическими кругами России и Восточной Германии. Именно на основе глубокого, добросовестного и взаи­модополняющего интеллектуального взаимодействия наиболее продуктивно преодолевается отчуждение и восстанавливается исторически оправданный и циви­лизационно необходимый творческий диалог.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,104 сек. | 12.6 МБ