Какая концепция национальной политики нужна России

Исходя из всего вышеизложенного можно сделать вывод, что новая концепция национальной политики, в которой нуждается Россия и которая будет способ­ствовать реальному укреплению национальной безо­пасности, межэтническому миру и согласию, должна включать следующие положения.

1.   В поле общественной дискуссии нужно ввести элементы нового смыслократического языка — истину о русских как сверхнациональной (сверхэтнической) нации, понятие русских «меньшинств» (этнокультур­ных, религиозных и прочих), понятие «коренных на­родов», понятие «убывающих народов» (то есть тех, кто нуждается в компенсации демографических по­терь). Предстоит решить столь непростую задачу, как внедрение в сознание всей нации представления о ве­ликороссах как соли Русской земли. При этом должна быть принята и масштабная программа пропаганды ценностей традиционной России, ее цивилизацион­ной модели, многослойной культуры нашей полиэт- ничной нации. Отдельной программой следует под­держать русский язык и традиционную русскую куль­туру.

2.      Великороссы как стержневой этнос России должны не просто сберегаться в этом качестве (ка­честве стержневого этноса — ответственного, целеу­стремленного, заряженного на историческое величие России), но и составлять реально-географическое и организационно-политическое ядро. Диспропорции в представительстве разных этнических групп в орга­нах власти, управления, а также в реальном доступе к льготам и правам должны быть устранены.

3.  Одним из шагов к созданию гармоничной атмос­феры межнациональных отношений могло бы стать формирование обновленной Ассамблеи народов Рос­сии, по образцу аналогичного органа Казахстана. Это мог бы быть консультативный орган при Президенте РФ, вырабатывающий рекомендации по националь­ной политике, а также служащий авторитетным ар­битром при возникновении межэтнических трений. К этому органу могли бы перейти некоторые функции ОП, связанные с обеспечением межнационального мира и недопущения пропаганды в СМИ превосход­ства или уничижения какого-либо народа. Российские этносы должны быть представлены в этом органе про­порционально своей численности (исключение долж­ны составить лишь малые народы, по одному предста­вителю от которых в Ассамблею допускается незави­симо от их численности).

4.   В рамках создаваемой программы инновацион­ного прорыва и восстановления индустриального по­тенциала России особым направлением должна стать подпрограмма, направленная на ликвидацию дис­пропорций в развитии разных регионов, в частности меры по адресной поддержке коренного населения тех регионов, которые будут признаны «демографиче­ски неблагополучными». Де-факто сегодня это пред­ставители русского культурного ареала: великороссы, карелы, коми, удмурты, марийцы, чуваши, татары, на Кавказе — осетины и лезгины и ряд других. Данные коренные этносы оказались сегодня по своей демо­графической динамике в одном ряду с «малыми на­родами Севера», которым государственная поддержка оказывается уже давно. Тем более речь идет не просто о сохранении этнокультурного и фольклорного своео­бразия, но о сбережении этносов, составляющих исто­рическое ядро России.

5.    Необходима специальная программа по целе­направленному формированию профессиональной и квалификационной структуры коренного населения, решающая проблемы безработицы в одних регионах и «нехватки рабочих рук» — в других. Политика регио­нального развития должна преследовать триединую цель: во-первых, наполнение человеческими ресурса­ми центральных регионов России — российской глу­бинки, формирование этнического ядра центральной России за счет репатриантов-соотечественников из стран СНГ и дальнего зарубежья; во-вторых, ориента­цию на «новое освоение» сибирских и дальневосточ­ных территорий страны силами в первую очередь са­мих граждан России, образования на Дальнем Востоке экономического, военного, научного и культурного «центра тяжести», уравновешивающего геополитиче­скую структуру страны; в-третьих, продуманную ми­грационную политику, исходящую из потребностей государства в квалифицированных трудовых кадрах. Сегодня в тех сферах деятельности, где труд иммигран­тов используется в особо большом количестве (строи­тельство, добыча природных ресурсов, лесоразработ­ка, оптово-рыночная и розничная торговля, сельское хозяйство в приграничных территориях), наблюдается практическое замещение иностранными работниками коренного населения Российской Федерации.

6.  В области иммиграционной политики программа прорывного развития России должна основываться на одновременном учете корпоративных интересов и инте­ресов национальной экономики в целом. Коммерческая индустрия миграции, включающей разнообразные «услуги» — от «помощи» в получении визы и в поис­ке работы до незаконной контрабанды и торговли людьми, в России должна быть свернута. Привлече­ние трудовых иммигрантов из инокультурных стран и регионов должно осуществляться исключительно под целевые заказы работодателя на территории России и под ответственность этого работодателя. Работники- иностранцы имеют право на въезд в Россию только при условии наличия нефиктивного приглашения от работодателя и на оговоренный срок, ограниченный целями приезда и востребованностью работника. Так, например, трудовая миграция из Китая должна осу­ществляться в соответствии с жесткими нормами дву­сторонних договоров о циркуляции рабочих кадров. В некоторых сферах (вырубка и скупка леса, перера­ботка сырья, розничная торговля и ряд других) необ­ходимо запретить иностранным гражданам заниматься предпринимательской деятельностью. Привлечение из-за рубежа высококлассных специалистов возмож­но при условии унификации и упрощения процедур оформления их регистрации.

7.  Повсеместное введение в среднюю школу основ православной культуры, основ исламской культуры, основ буддистской культуры (в Калмыкии, Бурятии) должно стать общероссийским делом. Изучение ду­ховных традиций должно осуществляться на основе письменных заявлений родителей — подобно тому, как выбираются в средней школе те или иные иностран­ные языки. Если человек хочет изучать два «языка» (в нашем случае: знать и православие, и ислам), стран­но было бы ему это возбранять. Что касается других религиозных меньшинств, то желающие могут отвести ребенка в специализированную школу (например, в крупных городах это родители-католики, иудеи и др.).

Перечисленные положения обрисовывают нацио­нальную политику в ближнесрочной перспективе. Од­нако имеет смысл кратко остановиться на некоторых постулатах национальной политики России в более отдаленном будущем. Не вызывает сомнения, что эта стратегическая политика должна строиться как по­следовательная реализация цивилизационной модели России (см. соответствующий пункт в главе «Возвра­щение идеологии»). К этим постулатам, в частности, можно отнести следующие.

Россия — союз братских народов. Многообразие этносов, населяющих нашу страну, — ее великая сила. Слияние и растворение всех народов России в «пла­вильном котле» ненужно, да и невыполнимо. Любые усилия в этом направлении способны вызвать только сопротивление и отторжение от российской государ­ственности. Наоборот, государство призвано сделать все для того, чтобы все народы России чувствовали, что Россия — это их общий дом, не переставая при этом оставаться самими собой: башкирами, татарами, эвенками, русскими.

Большая нация может состояться только как циви­лизационный субъект, то есть как субъект системный. В перспективе на месте старых федералистских форм предстоит сформировать единый цивилизационный стандарт для всех граждан. При этом самобытность культурных традиций и обычаев коренных народов России остается священной и осмысливается как бес­ценное достояние всей нации. В эпоху геополитиче­ских сдвигов во всем мире Россия должна выковать собственную однородность территориального и мест­ного устройства, уйти от федерализма с его бесконеч­ной подвижностью местных статусов. Региональные субъекты (нынешние края, области, республики) по­лучат одинаковое наименование, например, «земли», при этом от этнических факторов как приоритетной основы территориального деления в России отказы­ваются. Названия земель не должны трактоваться как указание на «национальную» государственность.

Россия складывалась не как «гражданская нация», а как добровольный союз племен, сверхэтническая коа­лиция, ядром которой являются русские в узком смыс­ле слова, то есть великороссы. Вместе все эти племена составляют круг коренных народов России, не сател­литов, не «примкнувших», а органически прививших­ся к великоросскому стволу частей нации, вжившихся в национальную общность. Концепция сверхплемен- ной коалиции русских (в широком смысле слова) от­личается от интернационалистических конструкций, федералистских и конфедералистских моделей на­ционального строительства утверждением унитарного принципа, принципа единой сверхнациональной рус­ской нации, который гласит: каждый коренной этнос должен обладать учредительным статусом на всей тер­ритории России, а не в пределах «национальных обра­зований».

России всегда был свойственен национализм не этнический, а тягловый, служивый. Кто способен и готов служить России — тот русский. Кто с оговорка­ми, с оглядкой на свое племя, с желанием решитель­но отделить идею гражданской нации (подданства верховной власти) от ценностей своего маленького племени — тот неблагонадежен и подлежит перевос­питанию с целью адаптации к большому имперскому миру. Этнокультурная сложность и многоукладность нашей страны должна поддерживаться и скрепляться одним национализмом, оформляющим многоцветную русскую идентичность. Мы — страна полиэтничная, но нация у нас одна и она должна быть единой.

Императивом России будущего станет дальнейшее укоренение русской нации в фундаментальных осно­вах традиционных религий, удельный вес которых в разных регионах разный, но в целом по стране впол­не определенный. Государство всячески способствует этим традициям участвовать в воспитании, образова­нии, социальной работе, в культурной жизни, в СМИ, науке (богословские факультеты, издательские про­граммы и др.).

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,121 сек. | 12.57 МБ