Кизляр: нефть и террор

Удары по Грозному, Махачкале, Гудермесу, Первомайско­му, Каспийску, Буденновску, опять по тому же Кизляру нано­сятся с удивительной методичностью. Недавний удар терро­ристов по Кизляру напомнил об аналогичных событиях конца 1990-х — начала 2000-х, происходивших на Северном Кавка­зе в районах, где проходит нефтепровод из Азербайджана к Новороссийску и Туапсе.

Но, оказывается, зависимость России именно от политиче­ски нестабильных трубопроводных регионов северокавказских республик была давно спланирована…

Что же касается вообще каспийской нефти, то к ней за­падные государства и компании «прицелились», надо сказать, еще после распада Российской империи, коща подтвердились сверхкрупные запасы этого сырья в российской части Каспий­ского бассейна. Сегодня они оцениваются более чем в 13 мил­лиардов тонн.

В 1918-м под эгидой Ротшильдов был создан консорциум по добыче и доставке на Запад нефти из Каспийского бассейна. Соответственно, было профинансировано создание враждую­щих как с белогвардейцами, так и с большевиками закавказ­ских государств. А к 1922 г. планировалось построить мощные нефтепроводы с Каспия к грузинским портам (а не к россий­ским или иранским), чтобы вывозить каспийское топливное сырье. Но большевистская Россия вскоре сама завладела этими ресурсами.

А свыше 60 % тех ресурсов было Москвой засекречено, чтобы не провоцировать излишне активного интереса к ним со стороны Запада. Хотя тот и так, конечно, был осведомлен о реальных запасах каспийской нефти. Как и о том, что по себе­стоимости добычи она — одна из самых дешевых, а значит — выгодных в мире.

И неудивительно, что англо-франко-турецкое вторжение в СССР планировалось на весну 1940 г. именно через Закавка­зье и Каспийский регион. Но ему помешали мирный договор СССР с Финляндией и германское наступление на Скандина­вию, а затем и на Западную Европу (март-май 1940 г.).

В первые годы Великой Отечественной Германия и ее не­гласный союзник Турция разработали три варианта вторже­ния в Каспийский регион Советского Союза (кстати, германо-турецкий договор о дружбе и ненападении был подписан за четыре дня до германской агрессии против СССР — 18 июня 1941 г.). Но помешал реализации планов разгром фашистов под Москвой, Сталинградом и Курском.

В последующие полвека западные планы овладеть Каспи­ем, а также действующими и потешщальными маршрутами перекачки каспийской нефти никто не отменял. Они были от­ражены и в шести планах-вариантах атомной войны США-НАТО против СССР.

И ведь страшюе совпадение: трубопроводный путь Баку-Новороссийск с веткой к Туапсе в середине 1970-х был про­ведён имешю через Чечено-Ингушетию и другие республики Северного Кавказа. В то время, как многие специалисты не­безосновательно доказывали экономическую эффективность такого пути севернее не только Чечено-Ингушетии, но и Се­верной Осетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Адыгеи. То есть только по территории русских регионов Се­верного Кавказа (Ставрополье, юг Ростовской области и Крас­нодарский край). Эти эксперты и в политическом смысле счи­тали такой путь более надёжным. Но все такие доводы были отвергнуты Москвой без лишних объяснений…

Словом, еще 40 лет тому назад на Северном Кавказе была, судя по всему, намеренно создана такая трубопро­водная есть, которая, что называется, успешно сработа­ла на «перспективу». То сеть, поставила трапзит каспий­ской нефти через Россию в зависимость от пационал-сспаратистов и местных аптирусских-аптироссийских мафиозных клапов.

Как сообщали российские, турецкие и западные СМИ, еще в 1994—1995 гг. США и Великобритания договорились с Россией о транзите азербайджанской нефти, добываемой и покупаемой в основном Западом, через Новороссийск и Ту­апсе, но с условием: Россия прекращает военные действия против Д. Дудаева и предоставляет максимальную автоно­мию Чечне. Что и было сделано.

Однако Запад в который раз обманул Москву: уже тог­да сепаратисты начали атаковать нефтспроводные райо­ны Северного Кавказа и трубопровод Баку—Грозный— Тихорецк—Новороссийск. А западные фирмы тогда же стали строить «трубу-конкурент»: нефтепровод Баку— Тбилиси—Джейхан…

Россия ответила тем, что из-за ситуации в Чечне в конце 1990-х был построен нефтепроводный обходник этой респу­блики через Северный Дагестан и, соответствешю, Кизляр (Махачкала—Кизляр—Малгобек). После этого перекачка азербайджанской нефти через Россию стала расти, но с тех пор и Кизляр стал мишенью для сепаратистских ударов. И остаётся таковым по сей день.

С 2008 г. артерия Баку-Тбилиси-Джейхан стала работать на полную мощность, в то время как ситуация вблизи «тру­бы» Баку-Махачкала-Кизляр-Тихорецк-Новороссийск, осо­бенно из-за терактов в Ингушетии и Дагестане, привела к сокращению транзита азербайджанской нефти через Россию и турецкий Джейхан.

Небезынтересно в этой связи мнение британского эко­номиста Криса Марсдена: «В течение семи недель первой военной кампании России против Чечни (декабрь 1994 г. — февраль 1995 г. —А.Ч.) увеличилась напряженность в от­ношениях между Россией, с одной стороны, США и Евро­пой — с другой. Правительства США и европейских стран опубликовали заявления, осуждающие российские бомбар­дировки Грозного и других городов Чечни. Показателем остроты противоречий стало заявление российского мини­стра обороны Игоря Сергеева. Обвинив США в поддержке чеченских повстанцев, он подчеркнул на совещании рос­сийского Минобороны, что «интересы Соединенных Шта­тов требуют, чтобы военный конфликт на Северном Кавка­зе, разожжённый извне, постоянно тлел». Излагая мнение И. Сергеева, «New York Times» заметила, что «такие по­дозрения подпитываются американскими попытками убе­дить бывшие советские республики этого региона в том, что необходимо построить трубопровод, который огибал бы Россию».

Как отмечает К. Марсден, идет давняя борьба между США, Россией и Европой за контроль над стратегически и жизненно важным Кавказом, включая Северный Кавказ.

Ибо Кавказ граничит с Каспием, где находятся очень круп­ные, высококачественные и неосвоешше запасы нефти и газа. Причем в этой борьбе «на карту поставлены миллиарды дол­ларов ежегодных доходов от каспийских нефти и газа, как и от их транзита. А также огромные военные и геополитические преимущества, которые обеспечит какой-либо державе её го­сподствующее положение в Черноморско-Каспийском регио­не, особенно на Кавказе», — подчеркивает Мардсен.

Схожее мнение, с акцентом на геополитические факто­ры антироссийского характера, высказывал французский «Le Monde Diplomatique» еще в октябре 1997-го: «Правительство США рассматривает Каспий как допошштельный, резерв­ный источник энергии в случае угрозы потери Аравийского полуострова. Поэтому оно хочет отделить бывшие советские республики от России и политически, и экономически. А, на­пример, американские инвестиции… уже превысили 50 % не­фтегазовых капиталовложений в Азербайджане». По мнению этого издания, целью Вашингтона является гарантия того, что нефтеснабжение Запада будет защищено от российского вме­шательства. А споры вокруг каспийской нефти и ее транзита находились в центре прежнего решения России начать войну против Чечни в декабре 1994 г. Ибо единствешвый действую­щий трубопровод РФ для каспийской нефти находился под угрозой со стороны сепаратистов. И, хотя «не без давления со стороны Запада Москва в 1995-м решила прекратить свою во­енную операцию в Чечне в 1995 г., вскоре после этого в Даге­стане стали активно действовать, в том числе против трубопро­вода Баку-Новороссийск, 1200 чеченских мятежников. Потому этот нефтепровод часто прекращал свою работу…».

Тем временем, российско-грузинский конфликт, быстрое армяно-турецкое сближение и курдский сепаратизм в Турции в 2009-м вынудили Баку уменьшить перекачку своей нефти че­рез турецкий порт Джейхан в пользу Новороссийска и Туапсе.

Еще в апреле 2009 г. президент Азербайджана Ильхам Али­ев, по окончании переговоров в Барвихе с Дмитрием Медведе­вым, заявил вполне конкретно: «Азербайджан рассчитывает на долговременное увеличение объемов прокачки азербайджан­ской нефти по маршруту Баку-Новороссийск». И вскоре по­сле этих переговоров ее транзит стал расти через Россию, но с осени 2009-го мишенью сепаратистов снова стал Дагестан и, соответственно, Кизляр…

«Возвращение» азербайджанской нефти в турецкий Джей­хан и снижение конкурентоспособности России в транзите каспийского нефтесырья — одна из главных задач удара по Кизляру. А в более широком контексте — это дестабилизация всего Дагестана и, значит, основной части российского тран­зитного пути на Северном Кавказе. Не говоря уже о том, что такой сценарий — составная часть долговременной линии За­пада и «прозападного ультраисламизма» по отрыву Северного Кавказа коща-то от Российской империи и СССР, а теперь — от нынешней России.

Кстати: за неделю до введения в действие нефтепроводно-го обходника Чечни через Кизляр, весной 2000 г., сепаратисты попытались захватить тот район города, где проходит но­вый нефтепровод. Эта акция не удалась.

В 2001—2009 гг. в Кизляре и примыкающем к нему районе предпринималось свыше 90 попыток сорвать перекачку озер­байджанской нефти в обход Чечни (закладка фугасов, обстре­лы трубопровода и т.п.). А в середине марта 2010-го было совершено покушение на сотрудников охраны дагестанского участканефтепроводаБаку-Махачкала-Кизляр-Новороссийск. В этом районе часто изымаются схроны оружия или боепри­пасов из Турции, Западной Европы, стран Аравийского полуо­строва, Пакистана, Северной Америки…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,211 сек. | 13.21 МБ