Кто виноват и что делать?

Стихийное возникновение общественных движе­ний, ищущих истоки общественных бедствий в чуже­родных иноэтнических элементах, «заполонивших» русскую землю, можно рассматривать как проявление «болезни роста» национального самосознания. В то же время совершенно очевидно, что суррогатные об­разы зла формулируются в ситуации несформирован- ности зрелого представления об общественном благе и общественном пороке, об источниках и поддержи­вающих системах тех сил, которые благоприятствуют нации или, напротив, тормозят ее развитие.

Между тем политические события, произошедшие во многом по воле случайности и скрывающие за со­бой неразличимые на первый взгляд экономические мотивы, могут играть роль «фактора прозрения», рас­ставляющего по местам подлинные сущности добра и зла. Таким ситуационно случайным, хотя и страте­гически закономерным, событием было разрушение памятника ветеранам Второй мировой войны на холме Тынисмяги в Таллине. Этот эпизод прочертил линию подлинного смыслового противостояния, не только придал очертания образу реального врага, уходящего в историю и затрагивающего память поколений, но и высветил характерные свойства международного окружения, его подлинное восприятие как собствен­ной истории, так и России вне всякой зависимости от сущности ее общественно-политического устройства.

В тот момент, как России как нации, ее истории и исторической памяти ее семей был брошен смысловой вызов, восприятие образа зла, постижение сущности порока, наконец, представление об общественном по­зоре становится наглядным и содержательным. С этого момента общество и власть приобретают ценностную точку отсчета — как для осознания уроков недавнего политического прошлого, так и для формулирования национального целеполагания на перспективу.

С того момента когда преднамеренное попрание об­раза русского солдата — освободителя от безусловного мирового зла одобряется мировыми авторитетами, на­вязывающими миру «ценности демократии», зловещая роль этих мировых авторитетов в национальной ката­строфе конца XX века становится очевидной, а прово­дники влияния этих ценностей, якобы преследующие приоритеты общемирового блага, столь же бесспорно характеризуются и осознаются как неоспоримо враж­дебные, сеющие зло силы. К ним примыкают косвен­ные исполнители этой злой воли, маскирующиеся благопристойными вывесками защиты прав человека и даже борьбы с коррупцией. Предприниматели, по­кинувшие страну и позволившие себя использовать в качестве исполнителей этой воли, относятся к той же категории. Те же критерии в полной мере применимы к недобросовестным чиновникам, использующим свое служебное положения для лоббирования внешних ин­тересов, представляющих угрозу для нации.

Оглядываясь назад в исторически оправданном гне­ве, власть и общество вправе применить самые жест­кие оценочные критерии ко многим действующим лицам общественных, политических и экономических процессов от 90-х годов прошлого века до наших дней. Речь идет не только о коррупционерах, но в первую очередь о тех ответственных лицах, которые служи­ли и отчасти служат до сих пор внешнему «хозяину», внедряя объективно выгодные ему, а не российскому обществу решения в области промышленной и воен­ной политики, регионального развития, массового об­разования, медицинского и социального обслужива­ния. Эта оценка в первую очередь имеет не правовой, а нравственный аспект. Страна должна знать своих предателей, капитулянтов и двурушников, равно как и непосредственных паразитов. Это не повод для сведе­ния счетов, а необходимое основание для выработки критериев отбора государственных служащих.

Еще недавно влиятельные лица российской эко­номической элиты ныне пытаются оправдать круп­номасштабные налоговые преступления несовершен­ным законодательством 90-х годов. Однако правовые критерии не исчерпывают содержания ущерба обще­ству в тот период, когда государство по существу было заложником каприза горстки лиц, получивших в руки колоссальную долю национальных ресурсов и при этом проявивших откровенное и демонстративное безразличие к нужде и социальной беспомощности миллионов соотечественников.

Унижение великой России в маленькой Эстонии, равно как и временный успех «цветных революций» в сопредельных странах, — следствие всего наследия разброда и безответственности, верхоглядства и по­пустительства в государственных структурах, непо­средственно отвечающих как за реализацию внешней политики, так и за организацию экономических про­цессов, по сей день в значительной мере остающихся в зависимости от инфраструктуры политически враж­дебных сопредельных государств.

Как известно, эстонские власти оправдывали свои действия в том числе и практикой сноса памятников героям Великой Отечественной войны в самой Рос­сии. Этот урок также является смысловым поводом для применения как общественных, так и сугубо пра­вовых мер к лицам, покушающимся на историческую память нации. С внесения соответствующих поправок в уголовное законодательство может быть иниции­рован пересмотр других правовых положений, прямо обусловливающих деятельность граждан России в тер­минах пользы и ущерба, почета и позора.

Общественное признание защитников страны, соз­дателей и модернизаторов его оборонного щита, уче­ных, работающих на прорывных направлениях науки, должно получить качественное выражение как в госу­дарственных СМИ, транслирующих обществу крите­рии достоинства и подлости, дерзания и малодушия, блага и вреда, так и в системе распределения матери­альных благ, в первую очередь в категориях оплаты труда и пенсионирования. Точно так же деятельность граждан страны в паразитических, социально и нрав­ственно неоправданных по существу своего предна­значения «отраслях» должна быть удостоена «отрица­тельного» вознаграждения.

Что же нам следует делать? Именно то, от чего нас так настойчиво стремились отучить наши мировые оп­поненты в лице их правящего политического, эконо­мического и военного истеблишмента, — ставить но­вые цели национального развития. Эта система стра­тегических целей распространяется как вовнутрь, так и вовне, в историческом и смысловом соответствии с той миссией, которую в мире исполняет Россия, — миссией защитницы, освободительницы и покрови­тельницы слабых.

Россия достаточно сильна и самодостаточна, а прежние диктаторы мировой политической моды до­статочно дискредитированы для того, чтобы новое целеполагание в мире утверждалось нами в качестве самоценной цивилизационной модели.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,108 сек. | 12.55 МБ