Мюнхенская катастрофа: олимпийский дух не выручил

Мюнхенская трагедия: олимпийский дух не спас

5 сентября 1972 года может считаться деньком рождения мирового терроризма. Намедни 40-летия теракта во время Олимпийских игр в Мюнхене "Шпигель" опубликовал рассекреченные документы, в каких содержатся новые сведения о реакции на провал германских спецслужб тогдашних управляющих ФРГ, также о разладе посреди политического управления в Тель-Авиве.

1972 год обещал быть неплохим для Западной Германии. Спустя 27 лет после окончания 2-ой мировой войны наконец начали налаживаться обычные дела со всем миром и в особенности с государствами, пострадавшими от брутальной политики Третьего рейха. Как раз кстати пришлись ХХ летние Олимпийские игры. Так как берлинская Олимпиада 1936 года носила "карий" колер нацистского режима, властям ФРГ сейчас выпадал шанс обосновать свою цивилизованность. Никто не подозревал, что светлые олимпийские эталоны будут забрызганы кровью 17 человек — 11 членов израильской олимпийской сборной (четыре тренера, 5 участников соревнований и двое арбитров), 1-го баварского полицейского плюс 5 палестинских террористов.

Власти, по-видимому, боялись вызвать у гостей невольные ассоциации одетых в униформу германских парней с нацистами и эсэсовцами. Во всяком случае, полицейские в форме не кидались в глаза. К огорчению, их не удосужились поменять полицейскими в гражданском. В олимпийскую деревню можно было просто попасть без пропуска: тренированные атлеты с легкостью преодолевали сетчатые заграждения из рабицы. Беспечность либо, лучше сказать по-русски, головотяпство обернулось катастрофой.

В 4.40 утра 5 сентября 1972 года восемь членов палестинской террористической организации "Темный сентябрь", вооруженных автоматами АК-47, перелезли через забор у ворот 25A и просочились на местность Олимпийской деревни в Мюнхене. Захватив в заложники членов олимпийской сборной Израиля, террористы востребовали выпустить из израильских тюрем 234 палестинца, также высвободить 2-ух германских террористов из левоэкстремистской террористической организации "Фракция Красноватой Армии" — Андреаса Баадера (Andreas Baader) и Ульрику Майнхоф (Ulrike Meinhof). Власти ФРГ решили перехитрить террористов, типо согласившись с их требованиями, и вечерком подали автобус, чтоб отвезти террористов и заложников к двум военным вертолетам, доставившим их на военно-воздушную базу НАТО в Фюрстенфельдбрук (Furstenfeldbruck). После 22.30 был отдан приказ начать операцию по спасению заложников. Она завершилась полным провалом.

"Избегать обоюдных обвинений и не допускать никакой самокритики". Как не так давно выяснилось, такая была основная линия стратегии Министерства зарубежных дел ФРГ, принятая на последующий денек после панихиды по погибшим на особом заседании и разосланная 7 сентября в особом министерском циркуляре.

Из рассекреченных досье израильского муниципального архива видно, как критически по отношению к действиям баварской милиции был настроен тогдашний шеф Моссада Цви Замир (Zvi Zamir). В одном из документов говорится, что уже вечерком 6 сентября Замир в беседе с премьер-министром Израиля Голдой Меир (Golda Meir) упрекал немецкую сторону в некомпетентности и в бездеятельности. "Они не предприняли ни мельчайших усилий для спасения хотя бы одной людской жизни, — гласил Замир. — Они не взяли на самого себя малозначительного риска для спасения людей. Ни наших, ни собственных". Заместо этого немцы "всеми средствами пробовали продолжить Олимпийские игры".

На вопрос Голды Меир, почему же в Мюнхене не были предприняты меры безопасности для охраны израильских спортсменов, Замир сослался на слова 1-го высокопоставленного полицейского чина из Бонна: "А для чего? Тут властвует олимпийский дух и ничего не случится". На последующее утро после фиаско с освобождением заложников за закрытыми дверями израильского кабинета состоялись консультации, должен ли Израиль востребовать прекращения Олимпийских игр, также рассматривался вопрос, как это может отразиться на германо-израильских отношениях.

Все же, "прокол" допустили не только лишь немцы, да и израильтяне. Министр обороны Моше Даян (Mosche Dayan) утверждал, что "в ближайшее время", незадолго до Мюнхенско
й катастрофы, получал информацию, что арабские террористы планируют проведение собственных акций в Европе, при этом разведслужбы Израиля знали даже имена террористов и их местопребывание. Но израильские спецслужбы не располагали определенными указаниями, что теракт произойдет конкретно в Мюнхене.

Время от времени можно прочесть, что Цви Замир искрометно совладал с воплощением операции возмездия "Гнев Божий", в процессе которой за 20 лет Mossad убила двоих из 3-х оставшихся в живых террористов. Если не считать одной катастрофической беды. В июле 1973 года агенты "Моссада" в норвежском Лиллехаммере выследили спланировавшего мюнхенский теракт Али Хасана Саламе (Alin Hasan Salameh). Саламе по прозвищу "Красноватый царевич" был участником "Темного сентября" и шефом специальной группы Force 17. Но на очах беременной подруги израильские агенты застрелили мирного марокканского официанта Ахмеда Боухики (Ahmed Bouchiki). "Красноватый царевич" погибнет 6 лет спустя при взрыве авто бомбы в Бейруте. Виток террора, когда погибают случайные люди, легче развязать, чем закончить.

Уйти от еврейской мести удалось одному из управляющих "Темного сентября" Абу Дауду (Abu Daoud). В августе 1981 года этот устроитель мюнхенского теракта благополучно пережил покушение в Варшаве и сбежал в ГДР. Никто не препятствовал его выездам из этой страны. Еще один террорист Джамаль аль-Гаши (Dschamal el Gaschey) объявился в одной из африканских государств и раздает интервью: "Я горжусь тем, что сделал в Мюнхене".

Плохой опыт побудил сделать нужные выводы. Уже в сентябре в ФРГ приступают к созданию элитной группы спецназа GSG 9 (полное заглавие: GSG 9 der Bundespolizei), которая практикуется, в том числе, и на освобождении заложников. 1-ый командир этого противотеррористического подразделения GSG 9 Ульрих Вегенер (Ulrich Wegener) именовал катастрофический эпизод в Мюнхене одной из наибольших ошибок, совершенных западногерманским правительством в то время.

5 лет спустя германские коммандос из GSG 9 отличились во время сенсационной операции "Волшебный огнь" (Feuerzauber) по спасению заложников в Могадишо. В ночь на 18 октября 1977 года в столице Сомали были освобождены все заложники захваченного террористами самолета Landshut (Boeing 737-200) западно-германской авиакомпании "Люфтганза". Штурм самолета относится к числу самых сложных задач, стоящих перед спецподразделениями по освобождению заложников.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,113 сек. | 12.42 МБ