Об иностранных инвестициях и сбалансированной политике

Еще один феномен, нуждающийся в разносторон­нем осмыслении, — сложная взаимосвязь, которая су­ществует между уровнем инфляции, валютным курсом и иностранными инвестициями.

Традиционно считается, что повышение курса ва­люты и низкий уровень инфляции — факторы, спо­собствующие притоку иностранных инвестиций.

Но инвестиции инвестициям рознь. Так, вышепри­веденный тезис отчасти справедлив в отношении пре­имущественно портфельных инвестиций.

Реальные производственные прямые инвестиции имеют отличную и гораздо более сложную мотивацию. Главный мотив таких инвестиций связан с возможно­стью получения прибыли от той или иной производ­ственной деятельности, причем не менее важным яв­ляется фактор устойчивости этого потока прибылей. В отличие от портфельных инвестиций, которые еще нередко называют «горячим капиталом» и которые об­ладают очень высокой мобильностью (они оперативно реагируют на любые изменения обстановки и конъюн­ктуры и поэтому могут с такой же легкостью покинуть страну, как и войти в нее), прямые инвестиции не мо­гут легко сняться с места, так как связаны с вложения­ми в здания и сооружения, в средства производства, технологии и пр. Поэтому при принятии решения о прямых инвестициях очень значим фактор экономи­ческой и политической стабильности.

Долгие годы отечественные либеральные эконо­мисты демонстрировали растерянность и уклонялись от ответа на вопрос «почему в Россию иностранные инвестиции идут по капле, а в Китай — бурным по­током?» И это несмотря на несопоставимо более вы­сокий уровень либерализованное™ российского зако­нодательства, гораздо меньший уровень государствен­ного вмешательства в экономику, фактический режим наибольшего благоприятствования иностранному капиталу, ясно обозначенный курс на строительство капиталистического общества и на отсутствие комму­нистической партии у кормила власти… Ответ на этот вопрос можно было получить у самих западных инве­сторов или у их финансовых посредников — сотруд­ников глобальных инвестиционных банков (особенно в неофициальных, «кулуарных» беседах). И ответ этот звучал так: потому что для инвестора все равно, какой политический режим в стране, главное, чтобы он был предсказуем и стабилен. Потому что отсутствие либе­рализованного рынка в гораздо меньшей степени ока­зывает влияние на иностранные инвестиции в Китай, чем желание поучаствовать в беспрецедентном эконо­мическом росте. И гораздо более надежно можно было заработать, работая с китайскими предприятиями, находящимися под строгим государственным контро­лем, даже если тебе не позволено получить контроль­ный пакет акций, чем в полукриминальной, а иногда и прямо криминальной среде российских предприни­мателей в условиях финансовой непрозрачности ком­паний с неясными правами собственности. Еще один популярный тезис об обратной зависимости притока инвестиций от уровня коррупции также на поверку оказывается несостоятельным. В Китае уровень кор­рупции традиционно очень высок (правда, и борьба с коррупцией, справедливости ради надо отметить, сей­час ведется жестокая).

Итак, решающими факторами иностранных инве­стиций являются экономический рост, а также поли­тическая и социальная стабильность. Понимая это, надо осознавать, что и уровень инфляции, и валютный курс могут быть лишь второстепенными факторами привлечения инвестиций. Конечно, это справедливо лишь в определенных рамках. Совершенно очевидно, что в условиях галопирующей инфляции или гипер­инфляции инвестиции становятся невозможными. Так же как и в условиях нестабильного валютного курса или его повышенной уязвимости. Хотя и в этих крайних случаях к уже сделанным прямым производ­ственным капиталовложениям это преимуществен­но не относится — данные условия могут негативно сказаться только на планируемых инвестициях этого класса. Портфельные же иностранные вложения ка­питала, конечно, улетучиваются, мгновенно убегая из страны.

Нельзя отрицать, таким образом, что сознатель­ные действия правительства по повышению ценовой стабильности и снижению уровня инфляции очень важны для создания и поддержания благоприятного инвестиционного климата. В то же время в некоторых условиях они могут не достигать своей цели, а иногда оказаться не просто неэффективными, но и вредными. Это может происходить в тех случаях, когда избранные антиинфляционные меры начинают существенно тор­мозить экономический рост и подавлять внутреннее производство и деловую активность.

Появились признаки того, что общие темпы эко­номического роста в России стали затухать, во многих отраслях обрабатывающей промышленности стал на­блюдаться застой, а в некоторых — даже наметились тенденции к спаду. Ставка на продолжение роста ми­ровых цен на основные позиции российского экспор­та однобока и весьма опасна. Замедление же темпов увеличения добычи нефти и некоторых видов сырья указывает на то, что дальнейший экономический рост должен быть во многом связан с факторами внутренне­го спроса. Тем более что с 2000 года стали действитель­но складываться условия к самоподдерживающемуся экономическому росту, во многом основанному на внутренних факторах. И в настоящий момент именно от грамотных действий правительства и взвешенной экономической политики во многом будет зависеть, удастся ли воспользоваться создавшимися условиями. Государство в силах как укрепить эти позитивные тен­денции, так и неосторожными действиями подавить их, сделав экономику заложницей лишь конъюнктуры внешнего рынка

Резюмируем. С одной стороны, для принятия ре­шения об инвестициях важна стабильность, в том чис­ле ценовая. С другой стороны, мотивом для инвести­ций выступают ожидания будущих прибылей. И вряд ли стоит рассчитывать на инвестиции, если антиин­фляционная политика начнет угнетать экономиче­ский рост. Кроме того, некоторые антиинфляционные меры, направленные на сдерживание безналичной де­нежной массы, ведут к удорожанию и снижению до­ступности кредита, тем самым прямо сокращая инве­стиционные ресурсы.

Аналогичным образом неизменность валютного курса или его укрепление могут быть стимулом для иностранных инвестиций (особенно портфельных). Однако если высокий курс национальной валюты приводит к чувствительному падению конкурентоспо­собности внутреннего производства, он будет служить антистимулом и для инвестиций (особенно прямых). Справедливо и обратное: резкая девальвация валюты (как, например, в 1998—1999 гг. в России) может на время вызвать бегство иностранного «горячего капи­тала» из страны, но при этом вызвать всплеск прямых инвестиций (в том числе приток иностранных вложе­ний) в развитие импортзамещающих и экспортно ори­ентированных производств.

Именно в тонком взаимоувязывании различных стратегических и инструментальных целей и средств заключается искусство выработки сбалансированной макроэкономической политики.

Даже принимая во внимание принципиальную гиб­кость указанных взаимосвязанных инструментов госу­дарственной экономической политики, на ближайшую перспективу следует четко определиться с направлени­ем их использования, так как во многом это определяет тот фон, те временные «правила игры», те рамочные условия, в которых будет развиваться российская эко­номика, с учетом которых должны отстраивать свои планы и развивать свою деятельность основные эко­номические игроки, включая частный бизнес.

В нормальной, цивилизованной и достаточно раз­витой экономике четко сформулированные рамочные условия, их стабильность или хотя бы предсказуемость являются необходимостью. Особенно важны они в сфере принятия решений о средне- и долгосрочных планах развития, в особенности в области инвести­ций.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,098 сек. | 12.55 МБ