Перспективы ядерной триады США — часть I

Перспективы ядерной триады США — часть I
Ценность в ней может быть отдан авиационному компоненту
Миша Цурков
Андрей Шушко
Анализ последних 10 лет развития американской ядерной триады, являющейся сейчас составной частью реформируемых стратегических наступательных сил США, позволяет прийти к выводу о существенном усилении в наиблежайшей перспективе роли ее авиационного компонента – стратегической бомбардировочной авиации (СБА).

В пользу этого свидетельствует фактическое выведение ядерных вооружений томных бомбардировщиков из-под контрольных процедур Контракта СНВ-3, также планируемое США предстоящее сокращение количества «оперативно-развернутых ядерных боезарядов» на собственных межконтинентальных баллистических ракетах (МБР) и баллистических ракетах подводных лодок (БРПЛ).

В текущее время только для авиационного компонента триады разрабатываются отменно новые ядерные средства поражения – крылатые ракеты воздушного базирования (КРВБ) последующего поколения и управляемые авиабомбы с высокоточным наведением. Ядерные вооружения наземного и морского компонент триады только модернизируются. При этом согласно заявлениям высокопоставленных американских военных новыми КРВБ будут оснащаться все без исключения стратегические бомбовозы – носители ядерного орудия: как имеющиеся В-2А и В-52Н, так и многообещающие ЛРС-Б (LRS-B – Long Range Strike-Bomber).

Следует добавить, что в итоге практически двадцатилетнего сокращения стратегических наступательных вооружений РФ и США наземный и морской составляющие ядерной триады Соединенных Штатов в значимой степени утратили собственный контрсиловой потенциал в отношении СЯС Рф, имеющих в собственном составе группировку подвижных грунтовых ракетных комплексов. Это событие, судя по всему, не устраивает южноамериканское военно-политическое управление (ВПР), продолжающее претендовать в новеньком столетии на беспрекословное глобальное лидерство собственной страны.

Гарантированное противодействие новым угрозам

До конца прошедшего века южноамериканская ядерная триада, структура которой сложилась еще в разгар прохладной войны, составляла базу стратегических наступательных сил (СНС) США.

На рубеже веков военно-политическое управление Соединенных Штатов пришло к выводу, что имеющиеся СНС неспособны обеспечить гарантированное противодействие новым угрозам государственной безопасности страны, с которыми америкосы могут столкнуться в ХХI веке.

Результатом этого стало решение администрации Джорджа Буша-младшего приступить в 2001-м к созданию отменно новейшей стратегической триады Соединенных Штатов, включающей составляющие наступательных и оборонительных сил, также военно-промышленной инфраструктуры. При этом все три обозначенных компонента должны объединяться средством единой системы боевого управления, разведки, связи и оперативного планирования.

По решению ВПР США, существовавшая тогда ядерная триада, сохранив свою структуру (МБР, БРПЛ и СБА), была включена в состав компонента наступательных сил новейшей стратегической триады, куда кроме нее также вошли неядерные ударные силы, созданные для нанесения стратегических ударов обыкновенными средствами и проведения на стратегическом уровне информационных операций.

Стоит отметить, что начиная с администрации Буша-младшего южноамериканское ВПР со характерной ему прагматичностью стремится перевоплотить свои ядерные силы в гибкий силовой инструмент, позволяющий обеспечивать не только лишь стратегическое сдерживание, да и достижение Соединенными Штатами и их союзниками целей, если не удается сдерживать противника.

Об этом свидетельствуют как провозглашенная при Джордже Буше-младшем стратегия превентивных действий, так и не так давно направленная в конгресс новенькая ядерная доктрина США, приготовленная администрацией Барака Обамы.

Исходя из преемственности политики Вашингтона в области использования ядерного орудия (ЯО), можно ждать, что применение американских ядерных сил в критериях, когда не удается сдержать противника, будет реализовано зависимо от складывающейся обстановки в рамках 2-ух главных вариантов действий: превентивных и ответно-встречных (ответных). При всем этом масштаб и порядок внедрения ЯО в процессе их реализации впрямую обусловятся количественно-качественными параметрами ядерных сил, также действующей на тот момент стратегией их внедрения.

Количественный состав СЯС США

Приступив к созданию новейшей стратегической триады, ВПР США было вынуждено действовать сначала в рамках количественно-качественных ограничений Контракта СНВ-1 (о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений меж СССР и США), а потом и Контракта о СНП (о сокращении стратегических наступательных потенциалов меж РФ и США).

Контракт СНВ-1 был подписан в 1991-м и действовал до 5 декабря 2009 года. В согласовании с ним Русский Альянс и Соединенные Штаты сокращали и ограничивали свои МБР, БРПЛ, томные бомбовозы (ТБ) и их боезаряды таким макаром, чтоб через семь лет после вступления контракта в силу суммарные количества перечисленных компонент не превосходили 1600 развернутых носителей и 6000 ядерных боезарядов (ЯБЗ) на их.

К 5 декабря 2001-го, через предусмотренные контрактом семь лет, его стороны выполнили свои обязательства: Наша родина как преемница СССР имела на эту дату 1136 носителей и 5518 ЯБЗ, США – 1238 носителей и 5949 ЯБЗ.

Заметим, что все сокращения стратегических наступательных вооружений (СНВ) сторон в рамках Контракта СНВ-1 осуществлялись только методом их ликвидации либо переоборудования. К огорчению, в предстоящем схожая практика из американо-российских договоренностей о сокращении СНВ была исключена. В итоге это отдало США возможность накопить к сегодняшнему деньку впечатляющий возвратимый потенциал, который интенсивно употребляется ими в собственных интересах.

Контракт о СНП стал первым американо-российским контрактом в области сокращения СНВ, заключенным Соединенными Штатами после начала сотворения новейшей триады. Он подписан 24 мая 2002 года. В согласовании с этим документом стороны должны были уменьшить и ограничить ЯБЗ на развернутых стратегических носителях таким макаром, чтоб к 31 декабря 2012-го их суммарное количество не превышало у каждой из сторон 1700–2200 единиц.

Данным контрактом в правоприменительную практику процесса ограничений и сокращений СНВ в первый раз был введен термин «оперативно-развернутые ядерные боезаряды» (ОРЯБЗ). К ним стали относить ЯБЗ, установленные на оперативно-развернутых стратегических носителях (как баллистических ракетах, так и бомбовозах), также находящиеся на объектах хранения орудия авиабаз, где дислоцируются стратегические бомбовозы.

Другим значимым различием Контракта о СНП от Контракта СНВ-1 стало то, что его стороны начали определять состав и структуру собственных остающихся СНВ без помощи других, руководствуясь только сформулированными в преамбуле принципами «обоюдной безопасности, сотрудничества, доверия, открытости и предсказуемости».

О выполнении критерий Контракта о СНП Госдеп отчитался в декабре 2009-го, заявив о наличии у США на тот момент 1968 ОРЯБЗ. Данный уровень, который было нереально проверить из-за отсутствия контрольных процедур, судя по сообщениям зарубежной печати, был достигнут американской стороной последующим образом:

с вооружения сняты 50 МБР МХ;
четыре ПЛАРБ с БРПЛ «Трайдент-1» переоборудованы в подводные лодки-носители неядерных крылатых ракет большой дальности;
из лимита контракта исключены все ТБ В-1В, которые хотя и были переоборудованы в носители неядерных вооружений еще в 1997-м, но как и раньше продолжали засчитываться в уровни Контракта о СНВ-1 как носители ЯО;
снижено количество боеголовок в боевом оснащении МБР «Минитмен-3» и БРПЛ «Трайдент-2»;
из категории ОРЯБЗ исключены боеголовки БРПЛ, размещаемых на 2-ух американских ПЛАРБ, которые, по заявлению американских должностных лиц, повсевременно находятся в полном ремонте;
из боевого состава ядерной триады дополнительно исключены 50 МБР «Минитмен-3» и несколько сотен КРВБ (по данным ВВС США, в 2006-м у их на вооружении имелись 1142 КРВБ AGM-86B ALCM и 394 КРВБ AGM-129А ACM, из которых тогдашним министром обороны США планировалось снять с вооружения все ракеты ACM, а количество ракет ALCM уменьшить до 528 единиц).
 

Все исключаемые из боевого состава носители при всем этом складировались, а их боезаряды врубались в состав так именуемого активного арсенала. Последний по состоянию готовности ЯБЗ к применению состоит из оперативно-развернутых, активных неразвернутых и неактивных неразвернутых ядерных боезарядов.

Активные неразвернутые ЯБЗ содержатся в режиме «оперативного хранения» в готовности к установке на носители и по мере надобности могут быть возвращены на БР и ТБ. Неактивные неразвернутые боезаряды представляют собой обменный фонд для ЯБЗ каждого типа на случай, если в каком-либо боезаряде обнаружится недостаток.

На 3 мая 2010 года согласно официальному заявлению американской администрации активный арсенал Соединенных Штатов насчитывал 5113 ЯБЗ, из которых, по оценкам, около 2500 боезарядов находились на «оперативном хранении». Следует выделить, что в приведенном итоговом значении ЯБЗ суммарно учитываются и стратегические, и нестратегические ядерные боезаряды США.

СНВ-3

Отменно новое содержание сегодняшней американской стратегической триады, обусловленное включением в ее наступательный компонент как ядерных, так и неядерных ударных сил, отыскало свое отражение в подписанном главами США и РФ 8 апреля 2010 года в Праге Договоре СНВ-3 (о мерах по предстоящему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений меж РФ и США). Документ вступил в силу 5 февраля 2011 года и должен действовать в течение 10 лет.

Контракт СНВ-3 устанавливает для сторон потолок в 1550 единиц для боезарядов на развернутых МБР и БРПЛ и ядерных боезарядов, засчитываемых за развернутыми ТБ. Обратим внимание, что в отличие от развернутых ТБ за развернутыми МБР и БРПЛ засчитываются не только лишь ядерные, да и неядерные боезаряды, что автоматом делает объектом контракта любые баллистические ракеты-носители неядерных боезарядов.

Согласно договору количество развернутых МБР, БРПЛ и ТБ США и РФ не должно превосходить 700 единиц, а суммарное число развернутых и неразвернутых пусковых установок МБР и БРПЛ, также развернутых и неразвернутых ТБ – 800 единиц.

Так же, как и в случае с Контрактом о СНП, любая из сторон без помощи других определяет состав и структуру собственных СНВ. К 2018-му США планируют иметь развернутыми 400 ШПУ МБР, 12 ПЛАРБ с 240 БРПЛ (количество ракетных шахт на каждой лодке намечено уменьшить с 24 до 20 штук) и 60 ТБ (16 В-2А и 44 В-52Н) – всего 700 единиц развернутых МБР, БРПЛ и томных бомбардировщиков.

Для заслуги лимита в 800 единиц для развернутых и неразвернутых пусковых установок МБР, БРПЛ и ТБ южноамериканская сторона планирует содержать 20 ШПУ МБР «Минитмен-3» без ракет, обеспечивая возможность установки в их МБР, а 30 ШПУ демонтировать на сто процентов. По традиции в число неразвернутых пусковых установок также будут включены 40 ракетных шахт на 2-ух ПЛАРБ «Огайо», числящихся в послепоходовом ремонте.

В конечном итоге, исходя из полного количества ТБ – носителей ЯО в 96 единиц, число неразвернутых ядерных бомбардировщиков – 36 самолетов (4 В-2А и 32 В-52Н). Таким макаром, суммарное количество американских развернутых и неразвернутых пусковых установок МБР, БРПЛ и ТБ должно составить 796 единиц.

Контрактом СНВ-3 в отношении развернутых ТБ введено правило засчета ЯБЗ, согласно которому за одним бомбовозом засчитывается только один ядерный боезаряд, при этом на внедрении данного правила, судя по сообщениям СМИ, настояла конкретно южноамериканская сторона. Один из американских профессионалов признался, что это было изготовлено в процессе переговоров специально с целью понижения «привлекательности» американских ТБ как предмета сокращений.

Заметим, что южноамериканская сторона тем практически вывела ядерные вооружения собственных ТБ, сначала КРВБ, из-под количественного контроля. Сейчас США, имея на вооружении хоть какое количество ядерных КРВБ, может вообщем не представлять последние для контрольных процедур Контракта СНВ-3, а «отчитываться» в рамках последнего, к примеру, только 60 ядерными бомбами.

Потенциал ответного удара Рф

Одной из принципиальных особенностей продолжающегося с 1991 года процесса ограничения и сокращения СНВ США и РФ является понижение способности нанесения Соединенными Штатами разоружающего удара по СЯС Рф. Ее появление и предстоящее развитие стало вероятным благодаря наличию у Русской Федерации и поддержанию в боеготовом состоянии бессчетной группировки владеющих высочайшей боевой живучестью подвижных грунтовых ракетных комплексов (ПГРК), нужная часть из которых повсевременно находится на маршрутах боевого дежурства.

На существование упомянутой закономерности в рамках сегодняшней структуры СНВ США и РФ еще пару лет вспять направил внимание таковой знатный спец в области СЯС РФ, как Владимир Дворкин.

Сначала 2010 года им были изготовлены расчеты, по которым в случае нанесения американской стороной гипотетичного разоружающего удара по СЯС РФ 800 боеголовками МБР и БРПЛ более 600 из их должно быть потрачено на ликвидирование ШПУ РВСН, а оставшимися 200 боеголовками будет поражено в наилучшем случае около 10 процентов российских ПГРК.

Возможно, последний показатель был получен Дворкиным, который допускает, что атакующая сторона, не имеющая сейчас способности держать под контролем перемещения российских ПГРК в их позиционных районах в реальном масштабе времени (РМВ), будет обязана наносить удары по всем без исключения возможным местам боевого дежурства этих комплексов.

Если принять приведенные выше оценки за базу, то на нынешний момент полное количество боеголовок, которое нужно использовать исключительно в разоружающей фазе массированного ракетно-ядерного удара (МРЯУ) по СЯС РФ, должно составить более 2600 БГ, что превосходит заявленное США в 2009 году число ОРЯБЗ практически на 30 процентов.

Тут нужно не забывать, что в обозначенное число ОРЯБЗ входят и боезаряды американской СБА, которая к нанесению рассматриваемого удара не привлекается. К тому же США обязаны иметь дополнительный резерв в несколько сотен ОРЯБЗ для парирования вероятных недружественных действий Китая, который в критериях конфликта меж США и РФ может попробовать пользоваться складывающейся ситуацией для заслуги собственных стратегических целей.

Отсюда можно сделать тривиальный вывод, что в критериях мирного времени при сложившихся уровнях ОРЯБЗ и структуре СНС США последние не владеют возможностью нанесения неожиданного МРЯУ по СЯС РФ. Разумеется, что данное положение будет оставаться справедливым и в период конкретной опасности злости до момента полномасштабного задействования США собственного возвратимого потенциала.

Интересно отметить, что к схожему выводу сейчас пришла и южноамериканская сторона, зафиксировав в собственной новейшей ядерной стратегии тезис о «существенном уменьшении вероятности неожиданного разоружающего ядерного нападения».

Доктрина наступательного ядерного сдерживания

Взятый ВПР США после окончания прохладной войны курс на единоличное глобальное лидерство уже не раз показал, что Соединенные Штаты не приемлют сейчас наличия стран, проводящих независимую от их политику. Тем паче когда в этой политике они опираются (либо начинают опираться) на свой ядерный потенциал.

Схожее отношение США выслеживается к хоть каким государствам: как к старенькым участникам «ядерного клуба» (Наша родина, Китай), так и к странам, только пытающимся в него вступить (Иран, Северная Корея). Это недвусмысленно подтверждается новейшей ядерной доктриной США, заменившей введенную в действие Бараком Обамой всего два года вспять южноамериканскую ядерную стратегию, главные положения которой изложены в «Обзоре ядерной политики США» (NPR-2010).

Разработанный администрацией Обамы доктринальный документ под заглавием «Доклад о стратегии использования ядерного орудия Соединенными Штатами Америки» совершенно точно показывает, что новенькая ядерная доктрина является доктриной наступательного ядерного сдерживания: никто из обладателей ядерного орудия сейчас не застрахован от «противосиловых» действий США.

При всем этом деяния будут в подавляющем большинстве случаев ядерными, а их начало США обусловят по собственному усмотрению.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,104 сек. | 12.5 МБ