Предложенные концепции — недостаточны

С учетом вышеизложенных соображений следу­ет признать, что предложенная обществу стратегия инновационного развития, которая изложена в Кон­цепции долгосрочного социально-экономического развития РФ на 2008—2020 годы, разработанной Мин­экономразвития (далее — Концепция), страдает рядом существенных недостатков.

1. В Концепции нет даже общих представлений о том, что принципиально нового (инноваторски- революционного) Россия может дать миру в этом веке; чтоможетсоздатьроссийский научно-технологический потенциал из того, что еще не освоено другими циви­лизациями и экономиками; наконец, что для этой цели требуется от человеческого ресурса. Ставка делается исключительно на встраивание в западные инноваци­онные схемы, на следование тамошним тенденциям, что обрекает РФ на вечное отставание. Мы не находим в этом документе по-настоящему амбициозных целей: ни задач в области создания новых систем транспорта, ни задач по конструированию принципиально новых энергетических установок, ни ориентировки на раз­витие синтеза новых материалов. В ней не содержится ни замыслов по новым направлениям практического освоения космоса или по освоению новых видов энер­гии, ни даже попытки заглянуть за горизонт исследо­ваний в области биофотоники, иммунологии, молеку­лярной генетики, биокибернетики. Если бы програм­мы научно-технического развития, внедренные в США в 80-х годах, были бы настолько робки и инерционны, человечество поныне не было бы знакомо с преиму­ществами Интернета и мобильной связи, с возможно­стями стелс-технологий и беспилотной авиации.

2.    Набор направлений технологического прогрес­са в тексте Концепции произвольно и искусственно заужен, охватывая исключительно нанотехнологии (без обозначения областей их применения), ядерную энергетику, судостроение, аэрокосмическую технику, программное обеспечение и биотехнологии (опять же в расплывчатом общем представлении). Авторы, ви­димо, сочли ненужным для России развитие систем искусственного интеллекта, квантовых компьютеров, нейросетей 4-го и следующих поколений, новой ме­таллургии, революционных строительных технологий, лазерных технологий. Авторы не в курсе новых направ­лений исследований в области совершенствования интеллектуальных и физических возможностей само­го человека. Авторам безразличны новые технологии образования, организации труда и менеджмента. Они, очевидно, считают, что Россия избежит критических ситуаций, в которых необходимы, в частности, техно­логии ситуационного управления, технологии управ­ления хаотическими процессами.

Авторы отказывают России, несмотря на ее небла­гоприятные климатические условия, в праве в ближай­шие 12 лет развивать технологии управления погодой, воздействия на ионосферу Земли. Авторам невдомек, что для реализации остро необходимой программы строительства доступного массового жилья необходи­ма разработка новых конструкционных материалов. Авторы не считают нужным разрабатывать в России с ее колоссальной территорией качественно новых транспортных систем — скоростного транспорта но­вых видов, поездов на магнитной подушке, не гово­ря об экранопланах, экранолетах, новых цеппелинах, легких многоразовых космокораблях.

Незащищенность российских границ на колоссаль­ной протяженности не внушает авторам необходимо­сти революции в системах вооружений, во внедрени­ях технологий распределенных (роевых) спутников, сверхширокополосной радиосвязи.

Мало того, обойдены вниманием такие традицион­ные для отечественной промышленности отрасли, как металлургия и станкостроение (которое поныне нахо­дится в агонизирующем состоянии, несмотря на нали­чие квалифицированных кадров), равно как и легкая, и химико-фармацевтическая промышленность. Нельзя не предположить, в этих отраслях авторы признают це­лесообразным полностью отказаться от отечественно­го производства данных профилей, целиком положив­шись на импорт. Им не приходит в голову, что таким образом не только утрачивается внушительная доля экономической независимости, но и выбрасывается на ветер результат труда поколений специалистов, науч­ных школ и профессиональных учебных заведений. Во имя чего и во имя кого мы так распоряжаемся своими ресурсами? Во имя нашей страны или ее конкурентов?

3.    В программе не формулируются комплексные проекты, «в одном флаконе» предусматривающие научно-технические, образовательные, промышлен­ные, военные, градостроительные, социальные и де­мографические аспекты. Таким комплексным про­ектом могло бы стать развитие Дальневосточного инновационно-космического кластера, развитие про- изводственно-жилой агломерации вокруг планируе­мой Костромской АЭС, проект «Новая энергетика».

4.    Концепцией не предусмотрена крайне актуаль­ная, по существу центральная задача формирования нового контингента специалистов по науке и технике. Заметим, что в ныне реализуемом проекте «Качествен­ное образование» не обозначены даже подходы к этой задаче на общенациональном уровне, не дано четко­го определения инновационных школ, не определены территориальные и отраслевые приоритеты в области образования.

Концепция игнорирует центральное условие успеха инновационного русского прорыва — самого человека- творца.

5.  Авторы не уделили специального внимания сфе­рам применения и развития технологий двойного на­значения (в том числе перспективных вооружений), как и вообще взаимодействию военно-промышленного комплекса и гражданской науки и технологий.

6.   Разработчики Концепции делают ставку на вос­произведение западных инновационных моделей и механизмов (венчурные фонды, технополисы и тех­нопарки и т.д.). Эти модели никак не адаптированы к существующей в России экономической и управ­ленческой практике. Никак не учитываются корруп­ционные явления, ограничивающие эффективность применения в России моделей, работающих за рубе­жом. Поэтому перечисленных в Концепции моделей явно недостаточно, следует создать и применить осо­бые инновационно-управленческие и инновационно­внедренческие структуры и механизмы, учитывающие специфику наших условий.

7.   Авторы фетишизируют модный ныне принцип частно-государственного партнерства, притом с пас­сивной и вторичной ролью государства в разработке и особенно во внедрении продукции. Даже пунктиром не обозначена миссия государства по инициированию создания новых, еще неизвестных рынку продуктов, где частный капитал может играть только подчинен­ную и вспомогательную роль.

В Концепции полностью отсутствует раздел, по­священный созданию органов государства, которые за счет федерального бюджета ведут поиск и создание со­вершенно новых, еще неизвестных в мире, принципи­ально инновационных, пионерных технологий и видов техники. Между тем именно в данном случае уместно творческое применение лучших достижений западного опыта (интересен, в частности, пример Департамента перспективных исследований Пентагона — ДАРПА, который финансирует прорывные, пионерные инно­вации и лишь после доказательства их перспектив­ности привлекает частных инвесторов из узкого круга постоянных партнеров).

8.   Авторы не задумываются не только о создании специализированных экспертных советов, привле­чении к инновационному процессу самодеятельных объединений исследователей и изобретателей, но и вообще о какой-либо сверке инновационных приори­тетов и проектов с научной и промышленной обще­ственностью.

Решения в определении инновационной политики отдаются на откуп бюрократии — в силу объективных причин отличающейся косностью, зашоренностью, низкой способностью к восприятию сложной реаль­ности и податливостью к нечистоплотному лоббиро­ванию.

При этом не предлагаются организационные тех­нологии, обеспечивающие качественное повышение эффективности и ответственности государственных служащих, хотя таковые в ограниченном объеме уже использовались в СССР.

Не предусмотрен механизм задействования струк­тур гражданского общества в выработке инновацион­ных приоритетов. Нет привлечения к делу широкой научно-экспертной общественности. Не включается «коллективный разум» общества, которое намного сложнее и умнее бюрократической системы.

9.  Авторы не предлагают никаких мер по привлече­нию государственных средств массовой информации для популяризации науки, совершенствования обра­зования, содействия внедрению новых технологий. Обойдена молчанием необходимость возрождения с нуля научно-популярного вещания, государственной поддержки научного книгоиздания, выпуска про­фильных научных журналов, производства научно- популярных фильмов. Между тем использование СМИ для мобилизации интеллекта и пропаганды ин­новаций могло бы генерировать окрыляющий обще­ство эффект.

Таким образом, внесенную МЭРТ Концепцию дол­госрочного социально-экономического развития РФ на 2008—2020 годы нельзя считать стратегией, достой­ной России. Суть документа соответствует модели не развивающегося и стремящегося к возрождению, а не­уверенного в себе, по своему образу мышления глубоко зависимого, по существу колониального государства.

Документ, рассчитанный на двенадцатилетний срок

и,   следовательно, адресованный целому поколению творческих, заинтересованных и патриотически мысля­щих граждан своей страны, предлагает им по существу пассивное, сугубо приспособительное поведение в русле процесса глобализации, бездумное встраивание в запад­ные инновационные схемы, которые сейчас — по край­ней мере, в финансовом секторе — обнаруживают свою ущербность. Вместо модели живого и развивающегося организма, вместо диверсифицированной технологиче­ской схемы, вместо проектов новых национальных про­изводственных циклов, вместо образа экономически, технологически и социально-демографически новой России мы получаем схему неуютного проходного дво­ра, периферия которого обречена на захолустную отста­лость, а центр — на ускоренное всасывание во внешний мир. Такая Россия не просто бесперспективна — она стратегически нежизнеспособна.

Как довести до ума разработчиков, претендующих на роль стратегов развития целой цивилизации, что предмет разработки — Россия, при всех своих великих традициях, уже в ближайшие годы не выдержит кон­куренции с США, КНР и даже Индией и Францией, если будет пассивно барахтаться в глобализационной проруби, если не предпримет дерзновенной попытки прорваться в будущее, если не породит новых револю­ций в науке и технике? Осознают ли они, что, не сумев преодолеть отставания от стремительно развивающих­ся центров силы, Россия будет в итоге затянута в их ор­биту и разорвана на куски?

По нашему мнению, Концепция нуждается в ка­питальной, целостной смысловой, содержательной и композиционной переработке. В этом процессе пред­ставляется возможным добиться как политического, так и нравственно-психологического, а в итоге прямо­го экономического эффекта.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,145 сек. | 12.43 МБ