Проблема развития

Рост в некотором смысле противоположен стабиль­ности, при благоприятной обстановке рост становится естественным, а стабильность — ценностью отрица­тельного, пассивного состояния, запирания созида­тельных сил нации. Именно в этом гибельном состоя­нии запертых сил мы находились последние годы.

В 2003—2007 годах России было нужно не «устой­чивое развитие» экономики (настолько «устойчивое», что оно мало чем отличалось от стояния на месте), а развитие прорывное, инновационное и прогрессивное. То есть настоящее развитие. Обладающий реальной стратегической и финансовой властью блок в прави­тельстве искусственно ограничивал эти возможности России, пугая диспропорциями, макроэкономически­ми опасностями и рисками. И дело не просто в кадрах, дело в системе, которая вплоть до последнего времени воспроизводила себя и продолжала сдерживать воз­вращение государства к традиционным для России расширенным полномочиям и функциям в деле со­циально-экономического развития.

Для этой системы характерно мыслить государство в качестве рамочного куратора, неквалифицированно­го в плане развития и воспроизводства хозяйственной активности. Все риски должны брать на себя бизнес и общество. А государство самоустраняется от от­ветственности — оно может лишь призывать к ответ­ственности других. Такое государство не считает себя обязанным выращивать новую управленческую элиту, не говоря уже о новой политической элите, уповая на то, что рынок и общество создадут все сами по мере того, как государство будет освобождать им место.

Казалось бы, сейчас ситуация радикально меняет­ся, намечается решительный индустриальный прорыв. Так, в Президентском послании—2007 прямо сказано, что «сегодня характер экономических задач требует корректировки функций и структуры Стабилизацион­ного фонда», подтверждено, что нефтегазовые доходы распределятся в трех фондах, из которых лишь один (Резервный фонд) унаследует от грефовского Стаб­фонда его основные функции: минимизацию рисков в случае резкого падения мировых цен на энергоносите­ли и борьбу с инфляцией. Прямо обозначены огром­ные инвестиции в целый ряд отраслей национального хозяйства.

Несомненно, верным ходом со стороны Пути­на стало объявление о взятии государством на себя основных расходов по ЖКХ, ремонту аварийного жи­лищного фонда и началу расселения в масштабах всей нации. Активная госполитика в области строительства жилья способна создать в современной России условия для индустриального и технологического прорыва. Этим заявлением Путин снял многолетнюю зубодробитель­ную тему о реформе ЖКХ и о формировании слоя соб­ственников жилья, которые в логике наших «ночных сторожей» и аптечных магнатов должны из собствен­ного кармана оплачивать все статьи коммунальных расходов, включая даже городскую и поселковую ин­фраструктуры.

Казалось бы, теперь, когда значительная часть средств Стабфонда будет направлена на социальные программы, на наполнение и развитие пенсионной системы, все поборники «диктатуры развития» могут быть удовлетворены. Однако в Послании продолжают проскальзывать грефовские нотки, продолжает про­ступать философия «ночного сторожа». Даже когда речь идет о Фонде национального благосостояния, финансировании так называемых «институтов раз­вития» (Банка развития, Инвестиционного фонда, Российской венчурной компании и др.), Президент строго оговаривает: «Бюджетные средства должны здесь стать не главным источником, а прежде всего — катализатором для частных инвестиций. Вкладывая бюджетные средства в экономику, государство должно лишь «подставить плечо» — там, где риски для частных инвесторов пока еще слишком высоки».

Тем не менее цифры впечатляют. Новая электрифи­кация страны (включающая строительство нескольких десятков атомных и гидроэлектростанций) потребует инвестиций порядка триллиона рублей в год — и это как минимум в течение 12 лет. Значительные инве­стиции направляются в развитие транспорта, включая воссоздание сети аэропортов и строительство второй линии Волго-Донского канала, развитие авиастрое­ния, судостроения, переработки сырья. Отдельным блоком в Послании были выделены ассигнования на поддержку фундаментальных и прикладных научных исследований, из которых на первом месте оказались нанотехнологии (на их развитие Путин предложил вы­делить не менее 180 млрд рублей: «еще одно, сопоста­вимое с общим финансированием науки, направление»).

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,168 сек. | 12.48 МБ