Российская политика по отношению к странам американского континента

В период СССР внешняя политика активно распро­странялась также на латиноамериканский континент, чему активно противодействовали США, насаждая там свирепые военно-диктаторские режимы правого толка, физически истреблявшие левых политиков и сочувствующее им население. Это обстоятельство вре­мен «холодной войны» предполагает ответственность России как правопреемника СССР за политическое развитие на континенте. Тем более естественным яв­ляется партнерство России с новыми левыми прави­тельствами Латинской Америки.

Это строящееся партнерство, в ряде случаев разви­вающееся в союзе с правительствами и корпорациями западноевропейских стран, вызывает такую же аллер­гию в Вашингтоне, как и российско-китайское взаи­мопонимание. Фактически, за редким исключением, восстановление российского влияния в Азии и Ла­тинской Америке не представляет непосредственной угрозы для США. Болезненное восприятие российских внешнеполитических действий отражает уязвленность «американской мечты», авторитет которой в мировом сообществе в начале века сократился со стремительно­стью, пропорциональной темпам роста американского внешнего долга.

Российская Федерация, имеющая с США не толь­ко общую границу, но и опыт политического взаимо­понимания в такие ключевые периоды американской истории, как Гражданская война, не заинтересована в исчезновении США как государства и тем более в не­избежном в этом случае хаосе на территории с гигант­ским потенциалом оружия массового уничтожения. Россия заинтересована в спонтанной и продуктивной ротации американской элиты, обеспечивающей мир­ный отказ США от глобальной роли, которую они бо­лее не способны выполнять, и в преобразовании агрес­сивной империи в один из нескольких равноправных полюсов новой мировой архитектуры. Эта позиция, в которой объективно заинтересованы как европейские страны, так и азиатские производительные эконо­мики, нуждающиеся в США как в стабильном рынке сбыта, потребует — еще недавно такая постановка во­проса прозвучала бы нелепо — политического велико­душия. Страны, входящие в Шанхайское сообщество в статусе членов и наблюдателей, обладают сегодня достаточным потенциалом и уверенностью в будущем, чтобы позволить себе подобный подход.

Предъявление этой миролюбивой позиции не осво­бождает страны ШОС, и в первую очередь Россию, от целенаправленных усилий по укреплению националь­ной безопасности. Россия отдает себе отчет в том, что Соединенным Штатам Америки предстоит перене­сти не менее серьезный кризис идентификации, чем России после распада СССР; что, подобно Осман­ской империи в конце XIX века, имперский организм США становится «больным человеком» мировой ци­вилизации; что для излечения от внутренних, в пер­вую очередь экономических, проблем американскому обществу придется расстаться с колоссальными субъ­ектными иллюзиями. В процессе этого болезненного отрезвления определенные клановые группы в исте­блишменте США могут предпринять иррациональные, но разрушительные «шаги отчаяния», угрожающие безопасности и выживанию целых регионов мира.

С другой стороны, вышеупомянутые издержки кризиса идентичности США становятся для России уместным и целесообразным поводом для экономиче­ской, в том числе военно-стратегической, мобилиза­ции. Для этого, в свою очередь, абсолютно необходи­ма решительная очистка государственного аппарата, и в первую очередь ведомств, реализующих внешнюю политику, от накопившегося за годы безответственно­сти и бездействия кадрового хлама.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,146 сек. | 12.53 МБ