Сегодняшний врач-1

Нельзя сказать, что этот вопрос выпал вообще из поля зрения тех, кто ответствен за подготовку врачей. Так, Европейское региональное бюро Всемирной организации здравоохранения созвало в 1971 году в Швейцарии специальное совещание, рассмотревшее возможность отбора студентов, желающих получить медицинское образование. Однако выводы, сделанные рабочей группой, в которой, кстати, участвовал и представитель СССР, свелись к тому, что ни одна страна не может в настоящее время быть удовлетворена существующими принципами и системой отбора абитуриентов.
Отбор студентов в медицинские, железнодорожные, сельскохозяйственные, полиграфические и другие вузы в общем-то проходит по единым принципам. Но коль скоро общество признает особую важность врачебной профессии, то и прием на медицинские факультеты не может находиться в зависимости только от того, насколько хорошо сдал кандидат приемные экзамены. Нет необходимости доказывать, что чувства гуманности или сострадания должны быть присущи врачу больше, чем инженеру или агроному в их профессиональной деятельности. На практике же получается так, как писал как-то А. Аграновский в «Известиях»: говорим-то мы вдоль, а живем поперек… При этом складывается впечатление, что у нас (как, впрочем, и за рубежом) больше уделяется внимания системе подготовки врача, чем системе отбора тех, кто хочет стать врачом. Так, например, анкетный опрос 724 студентов Новосибирского медицинского института показал, что целенаправленная профессиональная ориентация оказывает незначительное влияние на выбор медицинской профессии. Мотивы в большой мере оказались случайными. Аналогичные данные получены в Харькове. При собеседовании с абитуриентами, поступающими в медицинский институт, оказалось, что свыше 50 процентов из них не имеют четкого представления о врачебном труде.
Среди студентов (даже среди них!) трех медицинских институтов четкое представление о профессии врача имели 17,5—27,0 процентов, частично представляли себе ее 38,5—51,0, не имели вообще представления 8,0—11,5 и не смогли ответить на вопрос 20—30 процентов заполнивших анкеты (В. В. Ермаков, И. И. Косарев, 1978).
Но всегда ли за мотивами присутствуют необходимые человеческие и интеллектуальные качества?
Можно усвоить минимум технических приемов, но трудно преодолеть черствость и безразличие к другим людям, что будущему врачу абсолютно противопоказано. Мало убеждает статья (R. W. Sanson-Fisher, A. D. Poole, 1978), в которой рассказывается о воспитании (разрядка наша) у студентов-медиков сочувствия к больным. Известный советский хирург С. С. Юдин считал, что нехватка знаний — беда поправимая. Нехватка природных способностей более опасна, ибо даже большим прилежанием нельзя восполнить то, чем обделила природа. «… Выработать любовь к делу, к избранной специальности почти невозможно, как нельзя насильно полюбить человека!» — писал он.
Способность реагировать на чужую боль, как и чувства вообще, нельзя заменить протезом.
Мой коллега рассказал мне о следующем случае. К медсестре Ш. в сад зачастил дрозд, который клевал с кустов ягоды. Медсестре удалось его поймать. В наказание она решила дрозда ощипать. Живьем. И ощипала.
Дикий случай. На первый взгляд не имеющий отношения к общению с больными. Но моментальная фотография схватила оскал садистки. Я не знаю, как эта сестра делает инъекции. Может быть, даже хорошо. Но можно ли такому медработнику доверить здоровье и жизнь людей?
За рубежом давно наблюдается интерес к тестированию.
Но как не вспомнить, что А. П. Чехов никогда не получал за школьные сочинения больше тройки; М. Е. Салтыков-Щедрин, написав сочинение за дочь, получил двойку, да еще с припиской: «Не знаете русского языка»; при отборе в оперный хор был принят Максим Горький, а Ф. И. Шаляпин получил отказ; Карлу Линнею прочили карьеру сапожника, а Джеймс Уатт, Гельмгольц и Свифт считались в школе бездарными; Джузеппе Верди отказали в приеме в Миланскую консерваторию, а про Вальтера Скотта профессор университета сказал: «Он глуп и останется глупым…» В аттестате Гегеля было указано, что он имеет хорошие способности, но мало знаний, а в философии может быть назван идиотом. Перечень можно было бы продолжить.
И все же какие-то дополнительные критерии или тесты к экзаменационным оценкам нужны (речь идет об абитуриентах, решивших заняться врачеванием). Подход, естественно, иной к тем, кто собирается посвятить себя теоретической, экспериментальной медицине, лабораторному делу и т. п.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 45 | 0,144 сек. | 11.45 МБ