Сегодняшний врач-3

Еще каких-нибудь сорок лет назад больной имел дело с одним врачом. Единственным. Он лечил от всех болезней. Олицетворял собой медицину в целом, а следовательно, и то, что было связано с проблемой «врач и больной».
Сейчас в наших условиях пациент встречается со всей системой здравоохранения: медицинским учреждением, коллективом врачей — терапевтом, рентгенологом, лаборантом, специалистом по электрокардиографии, офтальмологом, стоматологом, кардиологом и другими представителями современной медицины. Врачей много. В поликлинике. В больнице. Много вообще.
Кто-то заметил, что авторитет врачей неизбежно падает с увеличением их числа. Если бы это положение можно было принять за абсолютную истину, то обесценивалась бы врачебная специальность в целом. Этого, однако, не происходит.
И. И. Косарев и Т. Л. Бухарина (1983) отмечают, что в настоящее время в мире насчитывается примерно 40 тысяч специальностей. По данным этих авторов, уже на протяжении нескольких десятков лет в СССР профессия врача прочно удерживает пятое место, а ученые-медики — третье. В США, Польше и ФРГ врачи по шкале престижности занимают первое место. В Японии их опережают по популярности лишь кинозвезды и летчики международных авиалиний.
Несмотря на несомненно возросшую численность, по-прежнему есть врачи хорошие и плохие. Но последних не должно быть вообще, ибо плохое врачевание (больше чем любая другая деятельность) затрагивает благополучие другого человека, а часто — многих людей.
Если попытаться суммировать высказывания писателей, философов, самих медиков о требованиях, предъявляемых к врачу, то среднеарифметическая выглядела бы примерно так: в первую очередь, ему необходимы знание медицины и доброжелательность к людям.
Вопрос о чисто профессиональных требованиях, предъявляемых врачу в условиях научно-технической революции, выходит за рамки данной книги. Отмечу лишь, что успехи медицины и смежных наук не облегчили стоящих перед сегодняшним врачом задач. Так, например, в начале нашего века эпилепсия рассматривалась как единое заболевание, а сейчас специалисты различают около 100 ее форм, выделено более 1600 генетических (врожденных) болезней. Современная медицинская номенклатура насчитывает до 30 тысяч заболеваний. Появились новые (например, «джинсовый дерматит», «диско-пальцы» и т. д.), изменили свое течение старые болезни. Это связано, в частности, с внедрением в быт химии, с воздействием шума, вибрации, появлением новых лекарственных препаратов, изменением сопротивляемости организма и др. Все это, вместе с бурным ростом потока информации, не могло облегчить врачебную деятельность.
Вернемся, однако, к деонтологическим вопросам.
Мною получено свыше 2200 анкет, розданных посетителям поликлиник городов Эстонской ССР, Тамбова и Актюбинска и заполнявшихся анонимно. 93 процента опрошенных оценивает деятельность участкового терапевта положительно, причем в 60 процентах анкет в основе этой оценки — внимательность и сердечность врачей. В то же время из небольшого числа больных, давших отрицательную оценку участковому терапевту, 59 процентов мотивируют свое мнение некорректностью, спешкой врача и т. д. Небезынтересно отметить, что в США больные, отрицательно отозвавшиеся о лечащих врачах, среди причин этого указали на отсутствие доверия к ним, их заносчивость, а также на то, что они уделяют пациенту мало времени (I. V. Stynitz, 1969).
Если спешка является иногда результатом объективных (хотя и устранимых) факторов, то некорректность чаще всего — проявление особенностей характера, культуры человека. В этой связи следует отметить, что при наличии образования отсутствие воспитания особенно заметно.
Каковы же те тесты, которые позволили бы узреть в абитуриенте пригодность к врачебной деятельности? К сожалению, их нет.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 47 | 0,259 сек. | 12.5 МБ