Сельский врач-2

Прошло два дня. Доктор открыл глаза и осмотрел комнату. Чуть повернувшись, он увидел у стола Романа Ильича и Варю.
—       Завтра, во-первых, дадим больному,— говорил Роман Ильич,— свекольного соку с медом. Может, придет в себя, тогда — куриного бульона покрепче.
Он вопросительно взглянул на Варю.
—       Пожалуй, неплохо,— согласилась она. В это время кто-то постучал в дверь.
В комнату вошла маленькая старушка с узелком. Она робко взглянула на председателя и шепотом сказала:
—       Вот, Ильич, моя курочка-чернушка давеча снеслась… Больному бы передать свеженьких… Митрий Никитич у меня дочку от болести вызволил…
—       Клади на стол. Доктору это будет полезно,— сказал председатель. Дряблое лицо старушки с глубокими морщинками пришло в движение, живо, не по летам она улыбнулась и, шаркая ногами, вышла.
Пока председатель с Варей продолжали обсуждать диету для доктора, в дверь снова постучали. А потом еще и еще… То и дело приходили колхозники и колхозницы, старые и молодые. Каждый старался чем-то помочь больному доктору. Кто нес крынку молока с вершком сливок, кто жбанчик меду. Один слабый до водки колхозник, но хороший охотник, на удивление всем, пришел трезвый да еще принес фунт нутряного медвежьего сала.
—       Митрий Никитич сам меня излечил нутряным салом с горячим молоком,— сказал он.
Кажется, желающих помочь больному доктору не было конца…
В этот день ярко светило солнце, и на окнах разноцветно играли веточки первого алтайского морозца. Теперь выздоравливающий, хотя и слабый, доктор уже ходил но комнате…
В сенях заиграл баян. В комнату вошло несколько человек, а с ними председатель.
—       А у нас на селе тройной праздник,— сказал Роман Ильич,— Во-первых, сдали сполна государству зерно; во-вторых, выздоровел наш дорогой Митрий Никитич; в-третьих, закончили строительство больницы!
—       Спасибо. А вот для жителей, Роман Ильич, вы обещали еще и баню…
Председатель вынул из кармана свернутые листы бумаги и подал доктору. Развернул Дмитрий Никитич лист и увидел проект хорошей сибирской бани, чтобы при надобности всем, старым и малым, было где попариться березовым веничком…
— Вот это хорошо,— одобрил доктор. Но, видно, от слабости так больше ничего и не вымолвил. Только его карие добрые глаза заблестели не то от яркого солнца, не то от радости.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 45 | 0,108 сек. | 11.26 МБ