СМИ как транслятор национальной идентичности и базовых ценностей России

Нация, географические масштабы которой контра­стируют с низкой плотностью населения, неизбежно живет в ином режиме, иным способом, чем остальной мир. Для сохранения своей целостности ей необходимо осознание единства судьбы и предназначения на уровне всех составных (конфессиональных, этнических, со­словных, корпоративных) элементов. Для своего вы­живания и успеха ей необходимо постоянное сверхуси­лие, которое не может быть обеспечено утилитарными экономическими методами. Для прямого диалога меж­ду властью и народом ей необходимы незамутненные и эффективные каналы коммуникации. Наконец, для исполнения нацией своей миссии ее растущему поко­лению необходима здоровая духовная среда. Все эти условия, прямо происходящие из особенностей Рос­сии, ставят особые требования перед ее «четвертой вла­стью» — системой средств массовой информации.

За последние годы в российских СМИ произошли как организационные, так и содержательные измене­ния.

Во-первых, нация избавилась от раздвоенности со­общества своих «властителей дум». Государственные электронные СМИ больше не навязывают типичного для начала 1990-х годов противопоставления «сторон­ников демократии» «сторонникам президента». В то же время частные телеканалы перестали быть ареной самоутверждения горстки магнатов; сфера информа­ции, вопреки расчетам стратегов-недоброжелателей, не смогла стать «государством в государстве», «второй властью» вместо четвертой. Болезненная, но необходи­мая первичная ротация определила базовые принципы соответствия профессионализма государственным ин­тересам, что ни в коей мере не умалило диапазон твор­ческой свободы создателей телевизионных продуктов.

Заведомо заниженные рейтинги свободы самовыра­жения, регулярно присваиваемые России, фактически столь же явно отражают недовольство ее недоброжела­телей, как и заведомо предвзятое изображение полити­ческой системы России в виде тоталитарной диктату­ры. Перед этим стереотипным старческим брюзжанием всемирного либерального судии России незачем делать реверансы: его можно воспринимать как естественный шумовой фон, косвенно подтверждающий верность избранного курса на рост как экономической, так и идейно-духовной самостоятельности страны.

Во-вторых, приближаясь к широким обществен­ным чаяниям и к осознанию государственных инте­ресов, электронные СМИ во многом сменили свой язык и выразительные средства. Свойственное пе­риоду 1990-х годов сочетание постоянной «чернухи» в сводках теленовостей с уводящими от реальности вто­росортными «мыльными операми» сменилось разноо­бразием как жанров и сюжетов, так и доминирующей интонации. Уверенность новой власти в успехе страны, в ее перспективах и уникальных возможностях не мог­ла не отразиться в новом настрое массового вещания на оптимистический лад, в обогащении электронных СМИ программами духовного содержания, в создании новых отечественных фильмов и передач, раскрываю­щих диапазон возможностей и глубину души русского человека.

Вместе с тем этот результат на сегодня — в свете новых целей прорывного развития — явно недоста­точен. Новое осмысление Россией своей роли в мире требует адекватного языка ее обращения к остальному миру. Новый масштаб экономических и социальных задач, стоящих перед Россией, нуждается в высокоэф­фективных информационных и художественных сред­ствах, мотивирующих граждан на свершение задуман­ных дел. Вновь обретенное самоосознание духовно­нравственных начал русской цивилизации требует более высоких стандартов журналистики и публици­стики, более совершенного владения родным языком, соответствия журналистской культуры базовым цен­ностям, заложенным в универсальных заповедях тра­диционных конфессий.

Во многом смена тональности в СМИ, которая дик­туется новыми перспективами развития, определяется в других главах данного доклада. Риторический и эмо­циональный тон нашей работы, ее внутренняя логика представляют собой эмбрионы тех решений, которые творческие коллективы журналистов будут искать и на­ходить в текущем вещании на массовую аудиторию. Тем не менее есть один аспект, который требует более вни­мательного рассмотрения, — это столь значимая функ­ция СМИ как трансляция базовых ценностей России.

Максима о «важнейшем из искусств», примененная в 1920-х годах к отечественному кинематографу, впол­не применима сегодня к телевидению и прежде всего к вещанию на государственных телеканалах. Из средства релаксации и удовлетворения сиюминутных — часто примитивных — потребностей система электронных СМИ может и должна стать массовым пропагандистом жизнеутверждающих ценностей. Уходя от установки на дешевую популярность за счет ограниченного на­бора внешних эффектов, СМИ могут и должны стать инструментом универсального образования — от кон­кретных форм научения в специальных учебных про­граммах до опосредованных уроков жизни в лучших образцах национального художественного кинемато­графа.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,147 сек. | 12.46 МБ