Содержание биогенных аминов

Среди прочих факторов, определяющих гормональный профиль тучных больных, особое место занимают биогенные амины [Leibowitz, 1978; Giorgino R. et al., 1981]. Известно многообразное и выраженное воздействие биогенных аминов на жировой и углеводный обмен, в основном в виде активации липолиза и гликогенолиза.
В метаболизме липидов можно выделить два основных звена, активируемых катехоламинами: липолиз, осуществляемый через активирование липазы циклическим 3′, 5′-АМФ, и ?-окисление жирных кислот [Матлина Э. Ш., Меньшиков В. В., 1967; Андреев С. В., Кобкова И. Д., 1970; Barondes, 1962]. Липолитической активностью обладает и дофамин [Clough, Kenny et al., 1971]. Действие норадреналина на метаболиты в основном аналогично действию адреналина, но по ряду показателей слабее [Матлина Э. Ш., Меньшиков В. В., 1967; Горкин В. 3., 1967]. Катехоламины стимулируют и липогенез, но их действие на липолиз выражено сильнее [Effendie Saad, Ostman Jan, 1970].
Изучение содержания катехоламинов, их предшественников и продуктов метаболизма при ожирении интересно с нескольких точек зрения. С одной стороны, у больных ожирением снижен тонус симпатического и повышен тонус парасимпатического отдела вегетативной нервной системы. Известно, что симпатическая нервная система тормозит отложение жира, а парасимпатическая его стимулирует. Инсулин повышает возбудимость парасимпатических нервных окончаний и угнетает эффект симпатической нервной. системы. Следовательно, гиперинсулинемия поддерживает высокий тонус парасимпатического отдела нервной системы. С другой стороны, ожирение нередко осложняется атеросклерозом, при котором функциональное состояние симпатоадреналовой системы иное, а именно активируется симпатическая нервная система. Кроме того, как атеросклероз, так и алиментарное ожирение сопровождается эндогенным дефицитом витамина В6 [Гвоздова Л. Г., Парамонова Э. Г. и др., 1966; Фролова И. А., Оленева В. А. и др., 1971], участвующего в качестве кофактора в процессах синтеза и распада катехоламинов (ДОФА-декарбоксилаза, моноаминоксидаза сыворотки). Наконец, при алиментарном ожирении повышена [Фролова И. А., 1972], а при атеросклерозе снижена [Аронов Д. И., 1962] активность сывороточной моноаминоксидазы — фермента, расщепляющего дофамин [McEven, 1965]. Снижение экскреции катехоламинов у тучных людей доказано [Баранов В. Г. и др., 1971; Шупак Н. В., Мигунова Д. К., 1975; Hofmann, 1972].
У обследованных нами больных, у которых в генезе ожирения был ведущим пищевой дисбаланс (66 человек), также установлена низкая суточная экскреция с мочой катехоламинов — адреналина, норадреналина и дофамина [Фролова И. А., Беюл Е. А. и др., 1974]. Экскреция была снижена в 1,7; 1,4 и 1,9 раза соответственно по сравнению с контрольными наблюдениями.
Содержание адреналина было изменено несколько больше по сравнению с норадреналином; почти во всех случаях коэффициент адреналин/норадреналин был уменьшен. Снижение экскреции катехоламинов несколько заметнее у тучных женщин, чем у тучных мужчин, однако эта закономерность наблюдается и в норме.
Возраст мало влиял на экскрецию катехоламинов у больных ожирением. Среди больных от 16 до 70 лет даже у молодых людей экскреция биогенных аминов была значительно снижена. Это очень важно для трактовки прогрессирования заболевания в юности, так как недостаточную обеспеченность организма катехоламинами у тучных молодых людей следует считать серьезной причиной снижения липолиза и окисления жирных кислот.
Степень ожирения не оказывала заметного влияния на экскрецию биогенных аминов, низкую и на начальных, и на дальнейших стадиях болезни.
Сниженная экскреция катехоламинов в молодом возрасте и на ранних стадиях ожирения бесспорно алиментарного генеза позволяет считать, что указанные сдвиги в экскреции симпатических нейрогормонов хотя и развиваются вторично, имеют значение при формировании и особенно при прогрессировании заболевания.
Экскреция катехоламинов и ДОФА менялась в зависимости от длительности заболевания. Самая низкая экскреция адреналина, норадреналина и ДОФА встречалась у больных с коротким анамнезом болезни (до 5 лет). При увеличении сроков заболевания экскреция катехоламинов становилась выше. По-видимому, это прямо связано с большей частотой атеросклеротического процесса у больных, долго страдающих ожирением. Это предположение подтверждено достоверными различиями в изучаемых показателях у больных ожирением, осложненным атеросклерозом, и у тучных людей без сопутствующих заболеваний. У вторых экскреция катехоламинов и ДОФА оказалась более низкой по сравнению с контрольной группой. У тучных, страдающих атеросклерозом и гипертонической болезнью, экскреция биогенных аминов была больше и соответствовала величинам в контроле (табл. 15).

Результаты наших наблюдений в определенной мере согласуются с данными клинических и экспериментальных работ, свидетельствующих о сочетании атеросклеротического процесса с повышенным синтезом и неизмененной
или повышенной экскрецией катехоламинов [Матлина Э. Ш., Меньшиков В. В., 1967; Солун М. Н., Кочетов С. П., 1970; Парамонова Э. Г. и др., 1972; Скавронский В. И., 1972; Helin et al., 1970, и др.].
Таким образом, у больных алиментарным ожирением обнаружено значительное снижение суточной экскреции катехоламинов и ДОФА, за исключением случаев сочетания ожирения с атеросклерозом. Снижение выражено больше или меньше у больных разного возраста и при различной длительности заболевания. Недостаточная обеспеченность организма симпатическими нейрогормонами проявлялась не только их низкой экскрецией с мочой, но и в тесте с адреналином. У здоровых людей в ответ на подкожное введение адреналина увеличивается содержание НЭЖК в крови. При ожирении экзогенное введение адреналина не вызывало значительного повышения концентрации НЭЖК в крови, т. е. снижался его липолитический эффект. Так, максимальный подъем НЭЖК в крови у здорового человека в этих условиях составлял 0,75+0,1 нмоль/л по отношению к исходному уровню (10 человек), а у больных ожирением (25 человек) пик находился в пределах 0,28+0,04 нмоль/л (р =0,001), т. е. был ниже более чем в 2,5 раза. У части больных отмечено высокое исходное содержание НЭЖК в крови и их небольшой подъем под влиянием адреналина. У некоторых больных кривая была абсолютно плоской из-за отсутствия реакции на адреналин (рис. 10).

Рис. 10. Адреналовый тест у больных ожирением.

Таким образом, нарушение обмена катехоламинов и их низкая экскреция у тучных больных сочеталась с отсутствием адекватной реакции на парентеральное введение адреналина. Адреналин не давал жиромобилизующего эффекта. В трактовке этого явления, обусловленного снижением активности симпатической нервной системы в связи с нарушенным обменом липолитических стимуляторов, допустимо предположить вялую реакцию жировой ткани на активатор адреналин, что в свою очередь подтверждает своеобразную инертность обмена веществ в жировой ткани у тучных больных.
Вопрос о причинах снижения экскреции ДОФА и катехоламинов при ожирении сложен. Одной из причин, по-видимому, является нарушение их синтеза (ДОФА — дофамин—норадреналин — адреналин). Сочетание низкой экскреции адреналина с низким содержанием в моче его предшественников — ДОФА и норадреналина — позволяет предполагать, что нарушен синтез ДОФА. Нельзя исключать и нарушение превращения ДОФА в дофамин (непосредственный предшественник норадреналина). Образование адреналина из норадреналина может нарушиться и вследствие расстройства его метилирования, происходящего при участии метионина и АТФ. С. В. Андреев, И. Д. Кобкова (1970) подчеркивают зависимость биосинтеза катехоламинов от характера питания и особенно от содержания метионина в пище. Алиментарное ожирение, развивающееся в основном как следствие разбалансированного питания, может сопровождаться нарушением синтеза различных биологически активных веществ, в том числе и биогенных аминов.
Помимо нарушения различных звеньев синтеза катехоламинов и ДОФА, нельзя исключить и патологическое усиление их распада под влиянием моноаминоксидаз, катехолоксиметилтрансферазы и других ферментов. Обнаруженное при ожирении повышение активности сывороточной моноаминоксидазы [Фролова И. А., 1972] свидетельствует о возможности повышенного распада дофамина — одного из субстратов данного фермента. Возможно, увеличение активности сывороточной моноаминоксидазы сочетается с повышением активности тканевых моноаминоксидаз, осуществляющих окислительное дезаминирование адреналина и норадреналина. Интересно, что экскреция ванилилминдальной кислоты — одного из конечных продуктов метаболизма катехоламиновпри ожирении повышена, что также свидетельствует о возможности их усиленного распада [Masek, 1969].
В вопросе о связи катехоламинов с такой формой нарушения липидного обмена, как ожирение, много еще неясного. Остается неизвестным, предшествует ли снижение обеспеченности организма катехоламинами развитию ожирения или же, наоборот, нарушенный метаболизм липидов изменяет нормальный синтез и распад биогенных аминов.
Очень интересна связь катехоламинов с атеросклерозом, осложняющим ожирение. Важно определить у больных алиментарным ожирением или при экспериментальном ожирении содержание катехоламинов и их предшественников в тканях.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 45 | 0,102 сек. | 11.46 МБ