Землетрясения и их прогноз в Китае

Землетрясения и их прогноз в Китае
4 февраля 1975 г. власти маньчжурской провинции Ляонин ре­шили, что имеется достаточно оснований для выпуска экстренно­го предупреждения, в котором население уведомлялось, что в те­чение суток, вероятно, произойдет сильное землетрясение. Жителям городов Хайчэн, Инкоу и соседних городов и деревень (рис. 5) было приказано покинуть дома несмотря на холодную зимнюю погоду.

И вот в 7 ч 36 мин вечера в районе Хайчэн-Инкоу разрази­лось сильное землетрясение, магнитуда которого равнялась 7,3. В одном из последовавших затем сообщений китайской печати это событие было описано так:

«Большая часть населения покинула свои дома, крупный домашний скот был удален из помещений, грузовики и легковые машины выведены из гаражей, ценности взяты из хранилищ. Поэтому, несмотря на обрушение большинства домов и других построек в результате этого сильного толчка, человеческие жертвы и потери скота удалось в большой степени уменьшить. В пределах наи­более пострадавшего района в некоторых местах обрушилось более 90% домов, но во многих сельскохозяйственных бригадах не пострадал ни один человек.»

Китайские сообщения, как и сообщения западных наблюда­телей, посетивших впоследствии эту область, подтверждают, что разрушения действительно были очень значительными и что проводились большие восстановительные работы (рис. 6). В одной из народных коммун в Инкоу с населением 3470 человек большинство из 800 жилых домов было сильно повреждено, а 82 полностью обрушились. Однако, согласно сообщениям, человече­ских жертв не было. В Хайчэне 90% построек было разрушено или серьезно повреждено: целые здания обрушились на улицы, заводам и их оборудованию был нанесен большой ущерб. В сельской местности были повреждены плотины, мосты, ирри­гационные сооружения и жилые дома. Если бы не было преду­преждения, то вполне вероятно, что в этой густо населенной про­винции при обрушении зданий погибло бы громадное количе­ство людей-около трех миллионов. Точное число жертв этого землетрясения до сих пор не известно, но оно составляет, вероят­но, несколько сотен.

Этот случай-одна из важных вех в сейсмологии. Впервые было выпущено действенное предупреждение о разрушительном землетрясении, в результате чего удалось избежать многих смер­тей и увечий. Что означает это выдающееся достижение? Не на­ступает ли пора, когда прогноз землетрясений в крупном мас­штабе будет обычным делом?

В качестве ответа можно просто указать на то, что китайская программа прогноза знает как успехи, так и серьезные неудачи. Было заявлено, что время нескольких китайских землетрясений удалось точно предсказать. Таковы были Хайчэнское землетрясе­ние 1975 г. и пара землетрясений с магнитудой 6,9, происшедших с интервалом в 97 минут 29 мая 1976 г. близ китайско-бирман­ской границы на западе провинции Юньнань. Однако другие зе­млетрясения не были предсказаны (хотя никаких статистических данных такого рода не опубликовано). Было также обнародовано несколько предупреждений о грозящих землетрясениях, но ониЗемлетрясения и их прогноз в Китае

оказались ложной тревогой. Одно такое предупреждение было выпущено в августе 1976 г. в провинции Гуандун (где сейсмиче­ская активность обычно невелика) недалеко от Гуанчжоу (Кан­тон) и Гонконга. В результате объявленной тревоги много людей должно было почти на два месяца переселиться из домов в па­латки; на какое-то время беспокойство распространилось и в Гонконг. Однако никакого землетрясения не произо­шло.

Наибольшую известность приобрело непредсказанное траги­ческое землетрясение 27 июля 1976 г., которое почти полностью уничтожило Таншань (см. рис. 5)-промышленный город с мил­лионным населением, расположенный в 150 км к востоку от Пеки­на. По неофициальным данным в плейстосейстовой области по­гибло около 650 тысяч человек. Даже в самом Пекине обрушились некоторые глинобитные стены и старые кирпичные здания и было убито около 100 человек. По имеющимся оценкамчисло раненых составило 780 тысяч человек. Если к человеческой трагедии добавить еще и громадный хозяйственный ущерб, то станет ясно, что последствия этого землетрясения для экономики страны очень тяжелы. (Последствия Таншаньского землетрясе­ния имели и некоторый политический аспект: согласно тради­ционным китайским[5]
представлениям, природные катастрофы по­сылаются небесными силами, а в древности землетрясение считалось предзнаменованием падения правящей династии-так было, например, с Сунской династией.)

Летом 1973 г. мне посчастливилось посетить Пекин в качестве гостя Китайской академии наук, и позднее я смог познакомить моих коллег-сейсмологов на Западе с содержанием исследований по землетрясениям в Китае. Я узнал, что китайское правитель­ство поставило прогноз землетрясений в ряд главных своих про­блем в 1966 г.[6]).

Такая ограниченная, но чисто сейсмологическая проблема вполне соответствует нуждам этой страны с ее 800-миллионным населением. Во-первых, многие сооружения в Китае построены без соблюдения требований сейсмостойкости, поэтому един­ственный эффективный и быстрый способ противостоять земле­трясениям-заблаговременно эвакуировать людей из их нена­дежных жилищ. Во-вторых, соединение сейсмологических иссле­дований с проблемой прогноза землетрясений позволяет ученым работать в обстановке благожелательного отношения властей и интереса общественности к ожидаемым-действительно очень важным-результатам. В-третьих, программы прогноза земле­трясений в условиях организованного се.гьского хозяйства могут быть успешно осуществлены: десятки тысяч крестьян привле­каются к обсуждению опасностей, связанных с землетрясениями, и сообщают о таких физических явлениях, как изменение уровня воды в колодцах и необычное поведение животных. Один из до­стигаемых при таком подходе положительных результатов-ши­рокое просвещение народных масс (конечно, если это делается на основе объективных знаний).

В провинции Ляонин, где впоследствии произошло Хайчэн-ское землетрясение 1975 г., отдельные систематические наблюде­ния возможных предвестников сейсмического толчка началисьуже в 1970 г.; в этих наблюдениях участвовали как сейсмологи, так и непрофессионалы, т.е. просто интересующиеся люди. В конце 1973 г. и в 1974 г. появились сообщения о целом ряде из­менений и вариаций физических параметров. Например, в районе разлома Чинжоу (провинция Ляонин) дневная поверхность стала воздыматься в 20 раз быстрее обычного: за 9 месяцев высота местности увеличилась примерно на 2,5 мм[7]). Были замечены аномальные флюктуации геомагнитного поля, а также изменения высотных отметок вдоль побережья Ляодунского полуострова. Во многих районах Земли такие явления отмечались и раньше, но они не сопровождались землетрясениями. В конце июня 1974 г. было высказано предположение, что в ближайшие два го­да можно ожидать землетрясения средней силы. К декабрю 1974 г. накопилось уже довольно много угрожающих симптомов, что заставило власти объявить по меньшей мере одно экстрен­ное предупреждение, оказавшееся ложной тревогой.

В начале февраля следующего года появились более опреде­ленные признаки: сейсмические станции, расположенные близ Хайчэна, стали сообщать о регистрации множества слабых толч­ков. По-видимому, именно это возрастание фоновой сейсмично­сти послужило главным основанием для конкретного прогноза (см. историю Оровильского землетрясения в гл. 8). По всему району люди говорили о случаях необычного поведения жи­вотных (рис 7). Кроме того, поступало много сообщений, главным образом от наблюдателей-любителей, об изменениях уровня грунтовых вод. Наклономеры показывали, что в одних местах направление наклона поверхности изменилось, в других — нет.

3 февраля сотрудники сейсмологической станции Шибенью (к востоку от Инкоу) высказали предположение, что наблюдаемые слабые толчки-это форшоки крупного землетрясения. В резуль­тате 4 февраля партийный комитет и ревком провинции Ляонин объявили тревогу по всей провинции. Сразу же были проведены специальные собрания, чтобы обеспечить принятие мер безопас­ности. Людей мобилизовали строить временные хижины, уда­лять пациентов из больниц, находить транспортные средстваЗемлетрясения и их прогноз в Китае

и собирать ценные вещи, организовывать санитарные бригады, заставлять жителей покидать дома, переводить стариков и инва­лидов в безопасные места.

В ретроспективе эффективность проведенной эвакуации гово­рит сама за себя. Однако процедура принятия такого решения вырисовывается не столь ясно. Некоторые из наблюдений, послу­живших основанием для решения, нельзя считать научно обосно­ванными. Например, не было дано никакого научного объясне­ния того, почему животные могут предчувствовать приближение землетрясения[8]). Кроме того, изменение наклонов земной по­верхности отмечалось и раньше во многих районах мира и вовсе не сопровождалось землетрясениями. Даже возникновение фор­шоков-не безупречный признак, поскольку нет никаких способов узнать наверняка, является ли данный толчок форшоком крупно­го землетрясения, пока это крупное землетрясение не произой­

дет. Наряду с этим перед некоторыми значительными толчками, например перед землетрясением Сан-Фернандо (Калифорния, 1971 г.), форшоков не было. С другой стороны, рои землетрясе­ний без какого-либо главного удара достаточно хорошо из­вестны в любой сейсмоактивной области. Вместе с тем с психо­логической точки зрения ляонинские форшоки, очевидно, подго­товили население к восприятию официального предупреждения; известно, что многие люди из-за многократных сотрясений уже до 4 февраля покинули свои непрочные сырцовые и каменные до­ма. Таким образом, помимо замечательного прогноза, осуще­ствившегося в 1975 г., сыграли свою роль и другие факторы, та­кие как непрерывный интерес со стороны всех местных и провинциальных властей, выразительный характер форшоков, общественная дисциплина, ну и известная доля везения.

Землетрясения и их прогноз в Китае

Внутренние повреждения над алтарем в церкви Монте-ди-Буйа при землетрясе­нии Фриули (Италия) 6 мая 1976 г.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,147 сек. | 12.47 МБ