Национальные диаспоры по-своему оценивают убийство Юрия Буданова

Национальные диаспоры по-своему оценивают убийство Юрия БудановаПока экс-полковнику русской армии Юрию Буданову, осужденному в 2003 году за убийство 18-летней Эльзы Кунгаевой, воздавали посмертные воинские почести, его погибель бурно обсуждали два общества. Часть российских националистов считает Буданова героем и страдальцем. Северокавказская общественность считает, что его уничтожили из мести или с целью предстоящего разжигания кавказско-русской вражды. Обозреватель «МН» Иван Сухов анализирует кавказскую реакцию на звучное убийство.

Сообщение о погибели Буданова, цветочки, которые националисты немедля понесли к месту убийства, и похоронные почести не могли не напомнить о декабрьских событиях на Манежной (репортаж с похорон читайте на стр. 02). И о странностях с условно-досрочным освобождением Буданова в 2009-м.

На январь 2009-го ему оставалось отбыть 18 месяцев колонии из 9, к которым он был приговорен за убийство Кунгаевой. К этому моменту процесс Буданова, один из немногих, призванных показать, что правительство даже на войне не прощает беззакония своим бойцам и офицерам, растерял резонанс и был бы, возможно, забыт, если б Буданов вышел из колонии в срок. Но он вышел досрочно и здесь же стал героем для одних и несправедливо оправданным правонарушителем для других. Резонанс был неоднократно усилен убийством адвоката потерпевших в процесс Буданова Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой 19 января 2009 года, через некоторое количество дней после выхода Буданова. Сам Буданов с того момента смотрелся как ружье в театральной декорации, которое непременно должно выстрелить: его погибель разумно окончила бы эту трагическую и провокационную постановку. В одном из интервью он и сам произнес как-то, что приговорен.

Одним из критиков смягчения участи Буданова был глава Чечни Рамзан Кадыров. Еще в 2004 году он заявил, что если экс-полковника помилуют, «мы найдем метод воздать ему по заслугам». После погибели полковника глава Чечни никак не комментирует происшедшее. Зато депутат Госдумы Адам Делимханов, ближний ассистент главы Чечни во всем, что касается силовых операций, произнес: «Думаю, это возмездие».

Официальной северокавказской реакции вообщем вроде бы нет: Кавказ не пылает желанием вступать в чреватую скандалом дискуссию. Глава столичного отделения Русского конгресса народов Кавказа (РКНК) Ахмет Азимов произнес «МН», что желал бы воздержаться от комментариев. Зато председатель РКНК Асламбек Паскачев произнес журналистам, что Кадыров «никогда бы не стал зачинателем подобного» и что убийство — «провокация в чистом виде». По его воззрению, убийство не имеет дела к мести, зато может быть продолжением декабрьских событий на Манежной площади и ориентировано на дестабилизацию перед парламентскими и президентскими выборами.

«Не думаю, что это связано с кое-чем не считая «службы» Буданова на Кавказе», — написал в twitter ингушский эксперт, прошлый ассистент главы Ингушетии Калой Ахильгов. В беседе с «МН» он объяснил, что не склонен считать всплеск национализма реальной целью тех, кто стрелял в Буданова: «Если они и рассматривали это, то как побочный эффект. Основным было возмездие. Семья Эльзы Кунгаевой опровергает, что имела отношение к мести, да и кроме семьи был достаточно широкий круг лиц, которые могли в согласовании с обычаями кровной мести ощущать свою обязанность совершить возмездие — тем паче, после того, как он был досрочно освобожден. Приблизительно так же вышло после убийства Магомеда Евлоева (ингушский оппозиционер, застрелен в упор в милицейской машине 31 августа 2008 года. — «МН»): трибунал практически отпустил стрелявшего, после этого его тоже уничтожили выстрелом в голову».

«Кто бы ни стрелял в Буданова, он вернул справедливость, — считает дагестанский журналист Заур Газиев. — По приговору суда Буданов не ответил ни за убийство, ни за изнасилование. Там, где правительство отрешается брать на себя функцию правосудия, это делает кто-то другой». Газиев считает, что по этой же причине больше кавказской молодежи уходит к боевикам.

Старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Руслан Курбанов считает возможными обе версии — и возме
здие, и провокацию. Курбанова волнует рост уровня насилия в стране перед выборами, и основную неудачу он также лицезреет в том, что когда правительство самоустраняется от выполнения собственных функций, в том числе от монополии на насилие, разные экстремистские группировки берут эти функции на себя. «В этом же ряду — недавнешние убийства декана факультета лингвистики осетинского института Шамиля Джигкаева и ректора дагестанского теологического института Максуда Садикова», — считает Курбанов.

«В рамках уголовного дела Буданова был подтвержден эпизод изнасилования Эльзы Кунгаевой, но в суде он не рассматривался — такая была стратегия защиты потерпевших, — произнес «МН» эксперт по Северному Кавказу, член совета правозащитного центра «Мемориал» Александр Черкасов. — За изнасилование Буданов наказан не был. Число людей, у каких были бы претензии к Буданову, велико и кроме Кунгаевых: военнослужащие его проявили, что дам к командиру привозили часто. В 2000 году в зоне ответственности Буданова пропали семь человек, из их четырех задержали по личному указанию Буданова. Трое из четырех через некоторое количество дней нашлись мертвыми, со следами пыток. Как Буданов был освобожден, ему сходу предъявили обвинение в связи с этим эпизодом. Но эпизод был объединен в одно дело с 2-мя другими вариантами, по которым у Буданова было алиби».

Самосуд, исходя из убеждений Черкасова, не может быть ничем оправдан, но становится неминуемым, если правосудие не обеспечивает справедливости. «Механика националистических выступлений всегда схожа, — отмечает эксперт. — Совершается грех, а власти высвобождают правонарушителя или очень упрощают наказание, так как он имеет методы на власти оказывать влияние. В ответ и начинаются волнения, которых не было бы, если б правосудие было возможно».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 72 | 0,447 сек. | 12.49 МБ