НАТО нуждается в Рф (‘Zeit online’, Германия)

НАТО нуждается в России ('Zeit online', Германия)

Западный союз обороны, через 20 лет после окончания «холодной войны», должен больше открыться на восток. Наша родина может принести новый импульс в НАТО.

20 годов назад — до того времени продолжалась прохладная война, но это уже история — московские политики предвещали резвый конец западного альянса: «Мы отобрали у вас вашего врага». Так стремительно это тогда не вышло. Но сейчас даже будущее НАТО находится в зависимости от того, сумеет ли Наша родина отыскать в нём своё место.

Через несколько недель, Генеральный секретарь НАТО Фог Расмуссен желает создать 1-ый проект новейшей концепции НАТО, который должна утвердить вершина НАТО в ноябре на своём саммите в Лиссабоне. Но уже на данный момент ясно, что если в нём не будет чего-то большего, чем несколько девизов, призывающих выдержать в Афганистане, предложений для улучшения политических консультации в Североатлантическом союзе и обыденных приглашений Москвы к работе очень сплотченно, то документ не даст НАТО никакого нового импульса, а только подтвердит его застой.

Новый толчок могло бы дать только одно — заявление Запада о включении Рф в альянс, если Москва этого захотит и выполнит нужные к тому условия. Включение новых демократий в Восточной Европе в девяностые годы сделало из старенького НАТО основной европейский якорь стабильности, прямо до границ Рф. Приглашение Москвы вступить в союз отдало бы ему шанс стать всеобъятной структурой безопасности меж Америкой, Европой и Россией.

Если этого до сего времени не удалось сделать — это было не только лишь из-за поведения Рф, да и из-за расширения НАТО в Восточной Европе. Основной ошибкой этой стратегии было то, что она тормознула на границах Рф. Хотя западные политики с полным основанием убеждали, что расширение их союза не ориентировано против Рф, но русское недоверие было очень уж понятно. Специально предназначенный для укрепления доверия, орган — Совет Наша родина-НАТО, — не мог ничего сделать уже только по той причине, что в нём Наша родина в одиночестве посиживала напротив сплочённого клуба членов НАТО. В самом большом до сего времени упадке, с момента сотворения этого органа — войны с Грузией в 2008 году, — его заседания в наказание были даже временно бойкотированы Западом.

На данный момент таким старенькым стратегам как я, нелегко приходит идея, что Наша родина когда-то сумеет со всеми правами посиживать в Совете НАТО, и там, как и все другие члены, учавствовать во всех решениях — либо даже их перекрыть. Наименее чем годом ранее я аргументировал на этом месте, что Наша родина, из-за склада ума власти и потребления власти, не интегрируема с НАТО либо ЕС.

До того как страна станет правовым государством, даже либеральной демократией, должно утечь ещё много воды в Москве-реке. Кремль также никаким образом не падок на вступление в НАТО, не говоря уже о том, чтоб своим присоединением поставлять новые свежайшие «клетки». Его прошлые дипломатичные усилия имеют как и раньше старенькую цель, приостановить западный союз. Таким макаром, официальное приглашение лиссабонским саммитом вступить в НАТО будет сначало с презрением отвергнуто в Москве, к величавому облегчению всех врагов присоединения на Западе.

Предложение о членстве всё-таки имело бы стратегическое значение. Обыденный выговор Москвы в адресок НАТО стал бы только устаревшим обрядом. Те люди в стране, которые лицезреют будущее Рф на Западе, будут поощрены. Даже в вооружённых силах росла бы надежда на то, что при помощи НАТО, в конце концов, можно сделать уже издавна нужную модернизацию. И всюду на Западе отношение к вероятному будущему партнёру по делам безопасности расслабляло бы оставшиеся по «холодной войне» классические напряжения. За длительное время до того, как вступление Рф в НАТО стало бы на повестке денька, определялся бы тон и содержание отношений меж Россией и Западом основываясь всё меньше на мемуарах прошлого дня и всё больше и больше на ожиданиях касающихся грядущего.

Потому, в тоже время, другие старенькые стратеги также требуют переосмыслить отношение к Рф, в том числе Фолькер Рюе и Клаус Науманн, один — прошлый германский министр обороны, другой — г
енеральный инспектор федеральных вооружённых сил и председатель Военного комитета НАТО. Вернер Хойер, муниципальный министр зарубежных дел, предлагает, чтоб страны НАТО разглядели, какие конфигурации нужны, чтоб Наша родина могла стать применимым кандидатом на вступление.

Человек, который к ноябрю должен создать новейшую концепцию НАТО, так же задумывается в этом направлении. В декабре 2009 года, Генеральный секретарь НАТО Фог Расмуссен, во время собственного единственного, до сего времени, визита в Москву выразил своё видение на 2020 год: Наша родина и НАТО создадут тогда тесное сотрудничество по всей ширине вопросов безопасности; бойцы Рф и НАТО будут стоять плечом к плечу в миссиях ООН; в досягаемости будет совместная система противоракетной обороны, «которая будет нас не только лишь вместе защищать, да и соединит нас политически». Но, на данный момент рекомендовалось бы не что другое, как сделать решающий шаг и объявить Россию возможным членом НАТО.

Все же, это не предвидится. У восточно-европейских членов НАТО недоверие к другу — Рф — находится очень очень. Так как они не могут освободиться от устаревшего изображения Рф, они желают придерживаться устаревшего НАТО.

Сторонники новейшей политики по отношению к Рф посреди государств-членов НАТО, предпочитают избегать споров и даже общественного обсуждения. Так и Фогу Расмуссену придётся проявлять сдержанность. Его новенькая стратегическая концепция для НАТО в отношении Рф не принесёт ничего нового, по последней мере, до 2020 года. Во вред НАТО.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 71 | 0,292 сек. | 12.74 МБ