Средства для наркоза

Лекарственные препараты этой группы применяются для обезболивания родов, при проведении операции кесарева сечения и других хирургических вмешательств у беременных.
Средства для ингаляционного наркоза: фторотан, эфир для наркоза, трихлорэтилен (трилен), хлорэтил, закись азота, метоксифлуран, циклопропан; для неингаляционного наркоза — барбитураты, гексенал и тиопентал-натрий, а также пропанидид (сомбревин), предион (виадрил), кетамин (калипсол, кеталар).
Характерным свойством средств для наркоза независимо от метода их введения в организм беременной (ингаляционный, парентеральный) является их быстрый трансплацентарный переход к плоду. R. L. Nation (1980), рассмотрев особенности фармакокинетики ряда средств для наркоза во время беременности и родов, установил, что соотношение концентраций препарата в сыворотке крови плода к его концентрации в крови роженицы составляет для метоксифлурана 0,5—0,7, а для закиси азота — 0,8. Соотношение концентраций тиопентала-натрия в сыворотке крови из пупочной вены и венозной крови роженицы было <1; при этом уровень препарата в сыворотке крови пупочной артерии плода был ниже, чем в сыворотке крови пупочной вены.
Быстрый трансплацентарный переход к плоду зарегистрирован для кетамина. Уже через 1,5—6,5 мин после его внутривенного введения матери концентрация кетамина в смешанной пуповинной крови соответствовала его концентрации в венозной крови плода.
На ранних стадиях эмбриогенеза возникновение эмбриотропного эффекта в результате использования ингаляционных средств для наркоза может быть связано с их липотропностью, это обусловливает возможность накопления лекарственных препаратов в тканях эмбриона и плода в течение более длительного периода, чем в организме матери. Подобные свойства наркотиков создают реальные предпосылки для возникновения тератогенного эффекта, который, однако, проявляется избирательно в зависимости от вида и линии животных, а также от дозы введенного препарата. Так, эфир для наркоза, циклопропан и метоксифлуран не обладают тератогенным действием на плод грызунов, но вызывают врожденные аномалии развития при воздействии на эмбрион кур [Tuchmann-DuplessIIs Н., 1984].
Экспериментально установлена способность хлороформа при ингаляционном пути введения индуцировать тератогенный и эмбриолетальный эффекты у крыс и мышей [Davidson L. W. F., Sammer D. D., Parker J. C., 1982]. Закись азота вызывает аномалии развития у эмбрионов кур, а в больших концентрациях (50—70%) оказывает тератогенное и эмбриолетальное действие на потомство крыс при ингаляции препарата самками на 8—14-й дни беременности [Tuchmann-Duplessis Н., 1984; Brendel К., Duhamel К. С., Shepard Т. Н., 1985]. Круглосуточное введение начиная с 9-го дня беременности самкам крыс линии Sprague — Dawley газовой смеси, содержащей закись азота, вызывало у их потомства такие аномалии развития, как гастрошизис, микро- и анофтальмия. При аналогичном воздействии фторотаном подобного эффекта установлено не было [Lane G. A. et al., 1981]. В то же время Serag-El-Din М. N. и соавт. (1985) обнаружили, что субнаркотические концентрации фторотана вызывают дисэмбриогенез у потомства беременных крыс.
Судя по экспериментальным данным М. A. Petus, Р. М. Hudson (1982), метоксифлуран не обладает тератогенным и эмбриолетальным действием. Ингаляция препарата крысам линии Fischer в течение всей беременности не сопровождалась задержкой развития потомства, кроме того, отсутствовали и изменения функциональных показателей. В течение недель после рождения у самцов отмечалось снижение двигательно-пищевых рефлексов и продолжительности сна, вызванного введением фенобарбитала. Аналогичные данные получены при введении метоксифлурана крысам линии Sprague — Dawley в течение всего периода беременности [Green С. J. et al., 1982].
При применении наркотиков существует определенный риск возникновения тератогенного и змбриолетального эффектов у плода человека. Проведенные в США наблюдения за 49 585 женщинами, которым в период беременности по показаниям назначались наркотики, и за 23 911 женщинами контрольной группы позволяют считать, что использование данных препаратов повышает риск возникновения спонтанных абортов и врожденных пороков развития [Tuchmann-Duplessis Н., 1984]. Л. П. Суханова, И.П.Елизарова (1987) методами каптографии, математического анализа сердечного ритма исследовали характер постнатальной адаптации у новорожденных тех женщин, которым во время родов назначали различные наркотики (кеталар, гексенал, виадрил). У детей этих женщин были выявлены нарушения дыхания, сердечного ритма. Ритмическая реакция сердца ребенка на сосание нормализовалась лишь на 2—3-й сутки жизни.
Авторы полагают, что фармакологическая депрессия новорожденных является фактором риска в постнатальной адаптации, что обусловливает ограниченное применение наркотиков в период беременности и родов.
Однако подобная точка зрения разделяется далеко не всеми авторами. X. Штамм (1987), например, не находит ограничений для применения средств для наркоза даже в ранние сроки беременности.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 47 | 0,129 сек. | 12.54 МБ