Средство межличностной защиты манипуляции

8. Средство межличностной защиты — манипуляции. Манипулятивное поведение является одной из характерных особенностей больных алкоголизмом в периоды ремиссии. В предыдущей главе рассмотрены основные варианты манипулятивных игр, которыми пользуются больные для достижения своих, субъективно значимых целей. Основным мотивом во всех вариантах такого поведения является стремление сохранить присущий больному «алкогольный» стиль поведения и добиться односторонних преимуществ в межличностных отношениях: материальных выгод, избавления от ответственности и т. д. Предметом манипуляции выступают, как правило, эмоциональные отношения к больному со стороны окружающих, например, страхи и опасения родственников, друзей или сослуживцев перед возможными последствиями пьянства больного. Наиболее ярко в периоды воздержания от алкоголя стремление манипулировать проявляется по отношению к любящим, но не требовательным родственникам (матерям, женам, реже — детям), а также лицам, в какой-то степени зависимым от больных. При таком характере отношений даже обращение на лечение больные используют в целях манипулирования этими людьми, особенно в тех случаях, когда собственная мотивация лечения отсутствует.
На основе отношений этого типа формируется и закрепляется в структуре личности известный эгоцентризм больных алкоголизмом, при котором влечение к алкоголю возникает в условиях предъявления к ним любых требований, не соответствующих их эгоцентрическим установкам.
Данный тип актуализации влечения к алкоголю изучен пока недостаточно. К его анализу, безусловно, должен быть применен хорошо зарекомендовавший себя в ряде областей прикладной психологии концептуальный аппарат трансактной психологии (см. гл. II). Основной смысл указанного подхода состоит в рассмотрении сложных форм межличностного поведения через анализ элементарных единиц общения — трансакций, система которых формирует характерную для субъекта «игру», используемую им для достижения своих целей в манипулятивном общении.
Манипулятивное поведение рассматривается рядом авторов как поведенческий эквивалент психологической (интропсихической) защиты личности (Столин, 1982, 1983). Независимо от конкретной формы манипуляции, больные пользуются приемами, рассчитанными на ответные действия других людей, которые в контексте той или иной межличностной ситуации могут послужить для больного приемлемым, с точки зрения действующих в обществе норм, оправданием употребления спиртного и соответствующей эмоционально-поведенческой реакции (обиды, протеста и т. п.). Больные по существу провоцируют окружающих на такие действия, после которых обращение к алкоголю становится оправданным и даже   неизбежным.   Исследование семейных отношений больных алкоголизмом в ремиссии показывает, что манипулятивное поведение является одним из первых предвестников рецидива заболевания, т. е. непосредственно наблюдаемым референтом (признаком) актуализации влечения к алкоголю на психологическом уровне.
Таким образом, теоретический и клинико-психологический анализ имеющихся в литературе данных эмпирических исследований позволил выделить и описать основные типы мотивации, лежащие в основе влечения к алкоголю. Каждый из них может играть ведущую роль либо на всем протяжении болезни, либо на каком-то ее этапе; они могут переходить друг в друга или наблюдаться совместно. Элементарные мотивы обычно предшествуют более сложным, тогда как последние практически всегда включают в себя более простые, а, следовательно, и более универсальные.
Первоначально, играя роль психологической предиспозиции, та или иная мотивация способствует обращению к алкоголю; затем, не находя истинного удовлетворения лежащей в ее основе потребности, первичная мотивация обращения к алкоголю заостряется и вызывает актуализацию еще более выраженного влечения к алкоголю и массивные алкогольные эксцессы. При этом на любом этапе развития болезни с влечением к алкоголю могут оказаться связанными новые потребности, которые в дальнейшем также становятся подчиненными указанному «порочному кругу». Мы полагаем, что вовлечение в этот круг новых потребностей— основная закономерность психологической динамики больных алкоголизмом. Его разрыв возможен при создании у больных альтернативной мотивации или реальных (как внутренних, так и внешних) предпосылок для удовлетворения фрустированных потребностей.
Рассматривая механизмы формирования патологических влечений, В. В. Гульдан [1985] отмечает, что основным признаком личностной предиспозиции к формированию патологической мотивации являются нарушения полимотивированности деятельности, иерархического построения мотивов. Сужение диапазона реально действующих мотивов вследствие блокады части из них ведет к изменению их побудительной и смыслообразующей функции. В результате «мономотивы» приобретают сверхсильную побуждающую функцию и реализуются в импульсивных и навязчивых действиях.
При формировании патологического влечения к алкоголю таким «мономотивом» становится опьянение алкоголем, в котором (равно как и в ритуалах его употребления) опредмечиваются потребности субъекта; их число стремительно растет по мере прогрессирования заболевания. Та ким образом, сверхсильная побуждающая функция патологического влечения к алкоголю связана в первую очередь с возрастанием «полимотивированности» самого влечения к алкоголю и уменьшением полимотивированности иных видов деятельности.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 45 | 0,104 сек. | 11.44 МБ