Таблетки фармацевта или улыбка врача-1

Нельзя не упомянуть и еще об одной стороне бездумного подхода к обследованию больного. Когда речь идет о здоровье человека, в нашем государстве денег не жалеют и их не считают. Но думается, стоило бы посчитать, во что обходится государству такое обследование. Посчитать не для того, чтобы предъявить счет больному, а для того, чтобы показать, насколько накладны необдуманные действия врачей для социалистического общества.
Академик АМН СССР И. А. Кассирский образно называл врачей, не уделяющих достаточного внимания клиническому мышлению и опирающихся в основном на лабораторные, инструментальные исследования, «воинствующими инструменталистами» и также указывал, что современное развитие медицины чревато постепенным исчезновением врача-клинициста, врача-наблюдателя и размножением врачей-инструменталистов, врачей-диспетчеров.
В целом положительно оценивая дополнительные методы обследования больного, крупный отечественный патолог И. В. Давыдовский писал: «Клиника заплатила за эти методы значительной атрофией чисто клинического искусства распознавания болезней».
Разумеется, ни в коем случае не следует расценивать позицию авторов как отрицательное отношение к лабораторным методам исследования. Нет никакого сомнения в том, что все методы дополнительного обследования больного — это верные помощники врача. Но именно помощники! Врач всегда должен помнить, что прежде всего — больной, прежде всего — клинические данные и уже лишь как строго обоснованное приложение к ним — лабораторные данные и другие методы исследования больного!
Как бы подтверждая эту мысль, замечательный французский писатель Антуан де Сент-Экзюпери писал: «Я верю, настанет день, когда неизвестно чем больной отдастся в руки физиков. Не спрашивая его ни о чем, эти физики возьмут у него кровь, выведут какие-то постоянные, перемножат их одну на другую. Затем, сверившись с таблицей логарифмов, они вылечат его одной-единственной пилюлей. И все же если я заболею, то обращусь к какому-нибудь старому земскому врачу. Он взглянет на меня уголком глаз, пощупает пульс и живот, послушает, затем кашлянет, потрет подбородок и улыбнется мне, чтобы лучше утолить мою боль. Разумеется, я восхищаюсь наукой, но я восхищаюсь и мудростью».
К сожалению, некоторые врачи восхищаются только наукой. А им бы не мешало восхищаться мудростью. Но они не умеют делать этого. Не умеют по тем причинам, о которых мы говорили выше, а также потому, может быть, что старшее поколение недостаточно учит их этой клинической мудрости.
Несколько лет назад в Польше было опрошено 3200 человек, которых попросили ответить на вопрос: «У какого врача вы хотели бы лечиться — у очень эрудированного, широко известного, но мало сердечного или менее известного, но более сердечного?» Подавляющее большинство опрошенных ответили, что»хотели бы лечиться у врача менее известного, но более сердечного.
«Пусть будет даже чуть поменьше специальных знаний, технической виртуозности, но побольше человеческого тепла, сострадания ко мне, стремления облегчить мою боль» — так думает больной. И каждый из нас думал бы так же.
Представляет интерес и то, что особая тяга к сердечному теплу выявилась у горожан. В вышеуказанном обследовании в Польше горожан, проголосовавших за сердечного врача, было на 120 человек больше, чем селян. В городе дефицит сердечности и взаимного сопереживания ощущается острее, чем в сельской местности.
Это в определенной мере невольный протест против складывающихся порой в городе некоммуникабельности, чрезмерного обилия техники в медицине, отчуждения больного от врача.
Все-таки когда сидят двое — врач и больной, то встречаются не просто два чужака, не просто врач и пациент, но и личность с личностью, человек с человеком, причем один — страдающий и физически и душевно, а другой — несущий ему облегчение. И в этом смысле никакая ультрадиагностическая и лечащая машина не может никогда заменить общения этих двоих.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 47 | 0,127 сек. | 12.43 МБ