Таблетки фармацевта или улыбка врача-3

 «Да, но все же…» Формулировка, отражающая механическое мышление, нежелание думать, сверхперестраховку. Некая «лабораторная агрессия» охватила многие клиники.
Или другое направление подобного плана. Довольно часто можно видеть, когда дежурный врач еще в приемном покое назначает больному множество лабораторных исследований. При этом нередки такие: «пробы на активность ревматизма», «печеночные пробы», «коагулограмма».
Все они являются по меньшей мере непродуманными. Свои назначения врачи обычно мотивируют желанием ускорить ход обследования, уменьшить время пребывания больного в стационаре. Желание это похвально, однако, во-первых, многие из назначений, сделанных без тщательного опроса и уточнения предварительного диагноза, оказываются ненужными, во-вторых, что за «печеночные пробы»? Существуют сотни функциональных проб печени. На какие из них должна направить больного палатная сестра? Или «коагулограмма»? Нет же официальной, общепринятой коагулограммы. В зависимости от исходных клинико-генетических данных нужно исследовать различные звенья свертывающей системы. Подобные назначения не достигают эффекта, зачастую оказываются ненужными, лишними, зря перегружают лаборатории, ведут к большим материальным затратам, не говоря уже о переживаниях больных, связанных с многократным взятием крови.
Обследование больного должно быть обоснованным и вытекающим из той диагностической гипотезы, которая сложилась у врача при опросе и осмотре больного. Лабораторные исследования нужны для подтверждения диагноза, а не наоборот, когда диагноз ставится на основе отклонений каких-то функций организма, которые, по сути дела, являются очень лабильными и динамичными.
Все это характерно для врача, не желающего тратить усилия на мышление. Вдумчивый клинический анализ и назначение минимума лабораторных тестов подменяются обследованием всех возможных функций. Нередко создается впечатление, что врач остановился на этих тестах только лишь потому, что исчерпан круг тех исследований, которые производит данная лаборатория. Если бы не это обстоятельство, он бы заставил пройти больного через все известные на сегодня анализы.
Конечно, легче всего переназначить «все» анализы — вдруг что-нибудь да и окажется «ненормальным». Тем более что оплата идет не из твоего, а из государственного кармана.
Думающему врачу куча анализов ни к чему, особенно в амбулаторных условиях, где главное — благо больного.
Минимум строго необходимых тестов и максимум внимания, раздумий у постели больного — вот метод, нужный и врачу, и больному.
Почему возникает подобное явление? Почему врач заставляет больного пройти через муки огромного числа не очень нужных для него исследований?
За этим попросту кроется слабость врача как диагноста, как клинициста. Не имея достаточных знаний, не развивая в себе умения клинически мыслить, думать над больным, врач применяет тактику «авось». Авось что-нибудь найдется, если обследовать больного с ног до головы. И идет горемыка в огромное множество кабинетов, и берут у него кровь, мочу, желудочный сок, кал, слюну, делают ему различные биопсии, его электрокардиографируют, реографируют, рентгенографируют, гастроколонскопируют, зондируют, радиотелеметрируют, и… гора анализов рождает маленькую мышь — ставится диагноз холецистита или гастрита.
Нет, мы не выступаем против тщательного обследования тогда, когда это необходимо. Мы выступаем против бездумного сверхтщательного обследования всех больных и во всех случаях. Хотелось бы сказать таким врачам: «Уважаемый доктор, возьмите несколько раз себе кровь из пальца, из вены, прозондируйтесь, сделайте себе гастроскопию, попейте бариевую кашу, применяемую при рентгеноскопии желудка, примите радиоактивные изотопы и полежите под скинером — то есть побывайте в роли больного, которого вы обследуете. И мы уверены: у вас тотчас же поубавится прыти в назначении не очень нужных исследований».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 47 | 0,124 сек. | 12.42 МБ