Конгресс одобрил стратегию применения ядерного оружия

Конгресс одобрил стратегию применения ядерного оружия
Министр обороны США, действуя от имени президента страны, направил конгрессу «Доклад о стратегии внедрения ядерного орудия Соединенных Штатов». Через некоторое количество дней было размещено официальное сообщение об основном содержании руководящих указаний президента США по данной стратегии. Перед этим новенькая стратегия была одобрена министром обороны, председателем Комитета начальников штабов (КНШ) и командующим Объединенным стратегическим командованием (ОСК). Прошлые конфигурации в стратегии внедрения ядерного орудия (ПЯО) имели место при президенте Джордже Буше-младшем в 2002 году. 

Новенькая стратегия вступила в силу в августе 2013-го, а в будущем году (возможно, до 1 октября) будет завершена отработка и рассылка исполнителям руководящих указаний министра обороны и председателя Комитета начальников штабов планов на чрезвычайную обстановку командующим многофункциональными и географическими объединенными командованиями, планов внедрения ядерного орудия командующего ОСК США. Эта стратегия базирована на результатах анализа требований для воплощения ядерного сдерживания устрашением и необходимости современной политики в области ядерного планирования в интересах обеспечения безопасности, выполненного Министерством обороны с ролью управления КНШ, ОСК, Министерства энергетики, Муниципального департамента, государственной разведки и аппарата Совета государственной безопасности. 

ЦЕЛИ ЯДЕРНОЙ ПОЛИТИКИ И Предназначение ЯО

В руководящих указаниях президента и в докладе министра обороны содержится требование сфокусироваться лишь на тех целях и задачках, которые нужны для сдерживания устрашением в ХХI веке. Названы 6 целей ядерной политики США: предотвращение распространения ядерного орудия и ядерного терроризма; сокращение роли ядерного орудия в стратегии безопасности США; поддержание стратегического сдерживания устрашением и стратегической стабильности на уменьшенных уровнях ядерных сил; усиление регионального сдерживания устрашением и доказательство обязанностей США перед своими союзниками и партнерами; поддержание сохранного, неопасного и действующего ядерного арсенала; достижение целей США и союзников в случае несрабатывания сдерживания устрашением. 

Предназначение ядерного орудия (ЯО) определено в докладе в последующем виде: «Фундаментальной ролью ядерного орудия Соединенных Штатов остается сдерживание устрашением ядерного нападения на США и их союзников и партнеров». Дальше разъясняется, что страна пока не может одобрить такую политику, когда сдерживание устрашением ядерного нападения является единственным предназначением ядерного орудия США, и сообщается, что внедрение ядерного орудия будет рассматриваться в чрезвычайных обстоятельствах «для обороны актуально принципиальных интересов США либо их союзников и партнеров». Тут же оговариваются уточненные по сопоставлению с прошедшим веком условия неприменения ядерного орудия: «Соединенные Штаты не будут использовать ядерное орудие либо грозить внедрением ядерного орудия по не имеющим ядерного орудия государствам, которые являются участниками Контракта о нераспространении ядерного орудия и соблюдают принятые на себя обязательства по ядерному нераспространению». Судя по «Ядерному обзору 2010 года» (ЯО-2010) министра обороны и его докладу о стратегии ПЯО 2013 года, ядерные силы США производят стратегическое сдерживание устрашением (без указания сдерживаемых государств) и поддерживают стратегическую стабильность (по отношению к РФ и КНР) собственной ядерной триадой, не считая этого они еще производят региональное (расширенное) сдерживание устрашением (имеющих либо стремящихся заполучить ядерное орудие государств) нестратегическим ядерным орудием, уже развернутым в главных районах и находящимся в США в готовности к развертыванию в передовые районы, и силами триады. В американской открытой трактовке стратегическое сдерживание устрашением – это сначала убеждение хоть какого потенциального противника в том, что неблагоприятные для него последствия от его нападения на Соединенные Штаты либо их союзников и партнеров существенно перевесят всякую вероятную для него выгоду от нападения. В нашем осознании стратегическое сдерживание устрашением – это не скопление в брюках: «убеждение» может быть силовым и градуированным (к примеру, «Военная доктрина РФ» 2010 года официально включает в понятие «стратегическое сдерживание» применение высокоточного орудия). Под стратегической стабильностью обычно предполагают состояние ядерного равновесия (ядерный пат), другими словами неспособность хоть какого противника нанести безнаказанно 1-ый удар из-за наличия у страны, подвергшейся бы нападению, гарантированного потенциала ответного (второго) удара. 

5 ИЗГОЕВ АМЕРИКАНСКОЙ ДЕМОКРАТИИ

В докладе отсутствует ряд критерий перехода США к применению ядерного орудия по ядерным и неядерным странам и негосударственным организациям. Но они есть в ЯО-2010 министра обороны: «В отношении стран, которые владеют ядерным орудием, и стран, не соблюдающих свои обязательства по ядерному нераспространению, остается узенький спектр чрезвычайных ситуаций, при которых ядерное орудие может еще играть роль в сдерживании устрашением нападения с применением обыденного либо хим и био орудия на США либо их союзников и партнеров». Как следует, если откинуть обмолвки в виде «узкого спектра чрезвычайных ситуаций» и «чрезвычайных обстоятельств», то применение ядерного орудия Соединенными Штатами обусловливается сдерживанием устрашения нападения на США, их союзников и партнеров охарактеризованных ранее стран, которые могли бы использовать для этого как обыденное орудие, так и хоть какой вид орудия массового поражения. Кто же эти страны? В разделе «Стратегическая обстановка» доклада министра обороны о стратегии ПЯО не упоминаются Англия, Франция, Израиль и даже Индия и Пакистан, но зато бытуют «Аль-Каида» с ее союзниками, Иран, КНДР, КНР и РФ. Из доклада можно уяснить, что региональное сдерживание устрашением ядерным и обыденным орудием ориентировано против ищущей ядерное орудие «Аль-Каиды» с ее союзниками и против распространителей ядерного орудия – 2-ух государств с непредсказуемым поведением – Ирана и КНДР. А по отношению к КНР и РФ («Россия и Соединенные Штаты более не являются противниками, и перспективы военной конфронтации меж нами коренным образом сократились», «угроза глобальной ядерной войны стала отдаленной») США поддерживают стратегическую стабильность. 

Организация ПЯО содержит в себе определение порядка нацеливания, вариантов и видов ударов. Обычно есть два метода нацеливания: контрсиловой и контрценностной. Перелистаем документ КНШ от 29 апреля 1993 года «Доктрина совместных ядерных операций», там мы найдем последующие определения. «Контрсиловое нацеливание – это стратегия внедрения сил для ликвидирования либо вывода из строя военных способностей сил неприятеля. 

Обычными объектами при контрсиловом нацеливании являются авиабазы бомбардировщиков, базы ПЛАРБ, ШПУ МБР, объекты ПРО и ПВО, командные центры и склады орудия массового поражения». «Стратегия контрценностного нацеливания предугадывает ликвидирование либо нейтрализацию военных и связанных с вооруженными силами объектов, таких как отрасли индустрии, ресурсы и/либо учреждения, которые способствуют возможности неприятеля вести войну». В ближайшее время основной мишенью для контрсилового нацеливания стало почаще называться орудие массового поражения, а для контрценностного нацеливания – «обеспечивающая войну инфраструктура». При всем этом в категорию «оружие массового поражения» (ОМП) вошло все, начиная от объектов производства и хранения ОМП и кончая субъектами, принимающими решение на ПЯО. 

Вернемся к докладу министра, в каком сказано о намерении «сохранять значительные контрсиловые способности против возможных противников» и заявлено, что США по «новым руководящим указаниям не полагаются на «контрценностную» стратегию либо стратегию «минимального сдерживания устрашением». Там же говорится о необходимости «применять принципы разграничения и пропорциональности и стремиться к наибольшему понижению побочного вреда штатскому популяции и штатским объектам. Соединенные Штаты не будут целенаправленно нацеливаться на штатское население и штатские объекты». Итак, америкосы не полагаются на стратегию «минимального сдерживания устрашением», предусматривающую обладание государством ограниченным числом ядерных боезарядов (ЯБЗ) для поражения только городов, и не полагаются на «контрценностную» стратегию. (Но разумеется, что «не полагаться» совсем не значит вполне отрешиться от контрценностного нацеливания). Как следует, контрсиловое нацеливание будет действовать в несколько «суженном» виде, а контрценностное – в очевидно урезанном. Тут же поневоле задаешься вопросом: а не связано ли положение о том, что америкосы не полагаются на контрценностную стратегию с возможностью сокращения их засчитываемых стратегических ЯБЗ на одну третья часть, другими словами кое-где на 500 ЯБЗ? 

УДАР БУДЕТ УПРЕЖДАЮЩИМ И Неожиданным

При разработке планов ПЯО неважно какая сторона должна предугадывать четыре варианта нанесения ядерных ударов: неожиданный (превентивный), упреждающий, ответно-встречный (при обнаружении запуска ракет противника) и ответный (после ядерных взрывов на собственной местности). Если в ЯО-2010 прямо говорится о существовании планов ответного удара («обеспечение стратегической стабильности возможностью гарантированного второго удара»), то в докладе 2013 года идет речь только о варианте ответно-встречного удара. 

Руководящие указания президента требуют от Министерства обороны «исследовать и уменьшить роль ответно-встречного удара в планировании на чрезвычайную ситуацию, сознавая, что возможность неожиданного разоружающего ядерного нападения очень отдаленна. Сохраняя способность Соединенных Штатов к выполнению ответно-встречного удара, Министерство обороны должно сфокусировать планирование на более возможных в ХХI столетии чрезвычайных ситуациях». Текст формулировки этого тезиса в докладе отличается от приведенного выше одной обмолвкой: «Министерство обороны должно изучить дополнительные варианты для уменьшения роли ответно-встречного удара, который он играет в планировании США, при сохранении возможности нанести ответно-встречный удар, если будет приказ». 

Попробуем вдуматься в предпосылки данного требования и угадать его последствия. На оценку обстановки, выбор и принятие решения на ответно-встречный удар президент США располагает максимум 10–12 минутками, что очевидно недостаточно. Боевые расчеты пт управления запуском МБР США находятся в неизменной готовности к пуску ракет по приказу президента (как молвят, «держат палец на спусковом крючке») вне зависимости от того, процветает ли на планетке мир либо же над США сгущаются тучи. В критериях стратегической стабильности Соединенным Штатам ожидать грома с ясного неба (неожиданного удара со стороны РФ и КНР) не приходится, потому поддержание дежурных сил МБР на существующем высшем уровне готовности нерационально. 

Выходом из создавшейся ситуации и приспособлением к действительности нашего времени стал бы перевод МБР США из состояния полного боевого дежурства (с готовностью к пуску в 1–2 минутки) на «модифицированное боевое дежурство» (с готовностью к пуску, исчисляемой часами) и поддержание их в таковой готовности при подходящей геополитической обстановке, но с возможностью возвращения этих сил МБР на полное боевое дежурство («если будет приказ») при назревании кризисной ситуации. Тем паче что практика перевода ПЛАРБ США из состояния «модифицированного» боевого дежурства в «полное» и напротив, которая начала действовать с 60-х годов, обосновала свое право на существование. В целом роль «дестабилизирующих» ядерных МБР США в ядерной триаде с 1991 года пока непреклонно понижается. 

Итак, если принять во внимание и то событие, что США официально никогда не отрешались от внедрения ядерного орудия первыми, то становится естественным, что америкосы считают ответный удар принужденным, ответно-встречный маловероятным, а упреждающий и неожиданный применимыми. Ядерные силы США должны «обеспечить способность внушительно грозить ядерным реагированием в широком спектре в случае, если не сработает сдерживание устрашением». 

Виды ядерных ударов силами триады в докладе министра обороны не отыскали для себя места. Если вспомнить прошедшее десятилетие, то тогда планировались четыре таких вида: варианты чрезвычайного реагирования, варианты выборочного удара, варианты основного удара и варианты ударов по приказу/в рамках адаптивного планирования. 

Виды войн в докладе министра отыскали половинчатое освещение. Если в 2005 году в официальном проекте документа КНШ фигурировали такие виды военных конфликтов и военных операций, как глобальная ядерная война, стратегические ядерные операции, ядерные операции на театре войны, то в докладе 2013 года была названа только глобальная ядерная война, ну и то в том смысле, что ее угроза стала отдаленной.

СОСТАВ ЯДЕРНЫХ СИЛ


Южноамериканские термоядерные боеголовки W87 созданы для установки на межконтинентальные баллистические ракеты 

США сохранят стратегическую ядерную триаду. Тот уровень сил, на который ОСК вышел бы после полного выполнения в 2018 году контракта 2010 года, будет «более чем достаточен для нужд Соединенных Штатов по выполнению собственных целей по государственной безопасности». Дополнительных конфигураций в предусмотренном количественном составе сил не планируется. О планируемом составе нестратегических ядерных сил и численности ЯБЗ для их в докладе не говорится. 

Определенных требований по готовности ядерных сил открытый текст доклада министра обороны не содержит (хотя ЯО-2010 предугадывал сохранение патрулирования в море значимого количества ПЛАРБ, несение боевого дежурства практически всеми МБР с нацеливанием на океан, отказ от неизменного боевого дежурства на авиабазах томных бомбардировщиков с ядерным орудием на борту). Зато в докладе говорится о поддержании возможности развертывать в передовые районы в интересах регионального сдерживания устрашением нестратегическое ядерное орудие на борту томных бомбардировщиков и истребителей двойного предназначения. Необходимо отметить, что в докладе преднамеренно не охарактеризован как количественный боезапас находящихся в Европе нестратегических ЯБЗ США, так и состав и готовность базирующихся там американских истребителей двойного предназначения, выделяемых стратегическому командованию операций НАТО. Настолько же закрытой остается информация о выделении в НАТО стратегических ЯБЗ (вспомним о выделении в НАТО определенного числа ЯБЗ на БРПЛ ПЛАРБ США в период прохладной войны и после ее окончания). 

Декларируется, что «Соединенные Штаты будут поддерживать сохранный, неопасный и действующий ядерный арсенал, который гарантирует оборону США и их союзников и партнеров». «Политика США заключается в том, чтоб иметь убедительные силы сдерживания устрашением с может быть минимальным числом ЯБЗ». В 2013 году президент США сделал вывод о способности неопасного для США сокращения количества засчитываемых развернутых стратегических ЯБЗ этой страны на одну третья часть (считая от числа в 1550 ЯБЗ в 2018 году по договору 2010 года) и призвал РФ к переговорам по такому обоюдному сокращению. Тем доказана избыточность стратегических ЯБЗ (в 2012 году ОСК имело около 2150 реально развернутых стратегических ЯБЗ). В связи с этим выводом президента необходимо увидеть, что в 2011–2012 годах в США официально исследовалась возможность поочередных сокращений южноамериканского ядерного боезапаса до уровня в 1000–1100, 700–800 и 300–400 ЯБЗ. Можно представить, что за мыслью настолько конструктивных убавлений стояла и попутная цель – вербование к многосторонним переговорам по ограничению и сокращению ядерного орудия поначалу Китая (с уровня в 500–1000 ЯБЗ), а потом и других стран (с уровня в 300–400 ЯБЗ). Кстати говоря, в том же 2011 году Национальное агентство ядерной безопасности считало, что к 2023 году ядерный боезапас страны уменьшится на 30–40%, с 5000 до 3000–3500 активных, подменных и запасных ЯБЗ. Демонтируя лишниие ЯБЗ W78 МБР, W76-0 БРПЛ, W84 КРНБ, В61 и В83-0/1 авиабомб и другие ЯБЗ, ВС США с уровня в 5113 ЯБЗ в 2009 году вышли к началу 2013 года приблизительно к 4600 ЯБЗ. Но вернемся к докладу, в каком существенное место уделено припасу («заделу») неразвернутых ЯБЗ. Большой, хотя и наименьший, чем на данный момент, задел неразвернутых ЯБЗ будет сохранен на случай неожиданностей технического либо геополитического нрава. Одну его часть станут составлять ЯБЗ тех типов, которые находятся на вооружении стратегической ядерной триады, а другую – ЯБЗ типов, «оставшихся в наследство» (legacy weapons). 

Предвидено сохранение «достаточного числа» неразвернутых состоящих на вооружении ЯБЗ с тем, чтоб в случае отказа ЯБЗ 1-го какого-нибудь развернутого типа либо отказа носителя/средства доставки какого-нибудь типа можно было бы поменять ЯБЗ отказавшего развернутого типа неразвернутыми ЯБЗ другого типа из задела. При всем этом подмена ядерных боезарядов отказавшего типа будет выполняться как снутри каждого компонента триады, так и меж ее компонентами (возможно, на базе взаимозаменяемости ЯБЗ W78 и W87 на МБР, W76 и W88 на БРПЛ, ЯБЗ МБР и ЯБЗ БРПЛ и т.п.). 

Читатель наверное подсчитает соотношение надобных для этого развернутых и неразвернутых ЯБЗ. «Оставшиеся в наследство» неразвернутые ЯБЗ будут на хранении на случай отказа ЯБЗ, проходящих модернизацию по программке продления срока службы, до того времени пока не будет достигнута уверенность в удачливости каждой программки модернизации. Все эти не развернутые, но работоспособные ЯБЗ в случае геополитической неожиданности возвратятся на носители и средства доставки, увеличив их ядерную загрузку. 

В докладе признается тот факт, что задел в виде «большого количества» неразвернутых ЯБЗ просуществует в качестве возвратимого потенциала в течение 10 либо более лет, пока не будет модернизирован ядерный оружейный комплекс страны. В докладе повторено утверждение, что в области ядерных способностей «потребность в численном равенстве меж странами более не настолько неотклонима, как это было при прохладной войне». Но в США знают о собственном приемуществе в стратегических ядерных вооружениях на долгий срок (РФ подразумевала подтянуться до всех характеристик контракта 2010 года только к 2028 году). 

Понятно и то, что в США понимают озабоченность РФ близостью к ней ядерного орудия пока 5 стран Азии и ее потребность в связи с этим иметь больший, чем у США, нестратегический ядерный боезапас. Все же управление США призывает РФ к переговорам по сокращению арсенала не только лишь стратегических, да и нестратегических ЯБЗ. Но получить одобрение в стране на проведение однобокого сокращения «на одну треть» представляется нам делом сложным, а достижение двухстороннего соглашения о таком сокращении кажется проблематическим из-за грядущего в 2025–2042 годах полного перевооружения стратегической триады США и окончания модернизации ее ядерного боезапаса. 

НЕЯДЕРНЫЕ СИЛЫ

В докладе сообщается о начале преждевременного «планирования вариантов неядерных ударов» и о грядущей оценке «вариантов встроенных неядерных ударов» (может быть, имеется в виду интеграция ядерных и неядерных ударов?). Невзирая на то что неядерное орудие и «не является подменой ядерного орудия, планирование вариантов неядерных ударов является центральной частью уменьшения роли ядерного оружия». «Хотя ядерное орудие и обосновало, что стало главным компонентом в гарантировании обязанностей США перед союзниками и партнерами, Соединенные Штаты все в основном полагаются на неядерные элементы для усиления архитектуры региональной безопасности». Итак, разумеется, что в американской ударной «квадриге» неядерные силы (наступательные кинетические и некинетические) вытесняют ядерную триаду. «Шагреневая кожа» ядерного монстра понемногу сокращается. 

Маленькое отступление в 1992 год, когда в докладе Конгрессу тогдашнего министра обороны и грядущего вице-президента США Р. Чейни содержался последующий пассаж: «Где-то в дальнейшем ядерное орудие Рф уже не сумеет создавать опасность Соединенным Штатам и их союзникам; и когда это случится, Соединенным Штатам уже не придется держать под прицелом то, чем будущие русские фавориты станут дорожить. Это потребовало бы… обладания Россией такими ядерными силами, которые не грозили бы Западу (имея маленькое число ядерных боезарядов, располагая однозарядными ракетами, будучи в низкой степени готовности), обладания такими обыкновенными способностями, которые не грозили бы соседям». Как не достаточно требуется Соединенным Штатам для полного счастья! 

Что кажется основным в «модификациях» к стратегии ПЯО США? В планировании ПЯО контрсиловое нацеливание производит вытеснение контрценностного. Понижается роль ответно-встречного удара. При способности уменьшения развернутого боезапаса триады на 500 ЯБЗ сохраняется без дополнительных конфигураций предусмотренный ранее количественный состав триады и поддерживается в течение 10 лет в качестве возвратимого потенциала огромное число неразвернутых ЯБЗ. Стремясь развеять опаски собственных союзников и партнеров в надежности южноамериканского «ядерного зонтика», США декларируют усиление регионального сдерживания устрашением методом расширения вариантов реагирования нестратегическим ядерным орудием и силами триады. Признано, что скопленный бесспорный потенциал неядерных вооружений играет главную роль в понижении роли южноамериканского ядерного орудия и что будет осуществляться преждевременное планирование вариантов неядерных ударов. 

Попробуем уяснить образ мышления североамериканцев исходя из открытых текстов руководящих указаний президента и доклада министра обороны конгрессу по стратегии внедрения ядерного орудия, которые стали известны в июне этого года. 

В критериях поддержания стратегической стабильности величавых держав полезность огромных арсеналов ядерного орудия понижается, так как оно не может быть использовано такими державами друг против друга. Это событие приводит к последующим последствиям: приспособлению ядерных сил к новейшей обстановке; перенесению реальной способности внедрения ядерного орудия со стратегического уровня (величавыми державами меж собой) на региональный уровень (величавыми державами против других стран и исповедующих ядерный терроризм личных организаций); сокращению лишнего развернутого стратегического ядерного боезапаса и частичному возмещению создавшегося вакуума силы неядерными кинетическими и некинетическими средствами ведения войны; поддержанию на всякий случай значимого количества неразвернутых ядерных боезарядов в качестве возвратимого потенциала; «гуманизации» стратегии внедрения ядерного орудия с временным отказом от неких видов контрценностного нацеливания и с упором на контрсиловое нацеливание (в большей степени против орудия массового поражения); предпочтению усилий по планированию внедрения ядерного орудия при стратегическом сдерживании устрашением на ответном ударе, а при региональном сдерживании устрашением на упреждающих вариантах удара.

Что будет непосредственно содержаться в подготавливаемых укрытых за семью замками реальных и подробных новых планах внедрения ядерного орудия Соединенными Штатами, доведется выяснить позднее. А пока составляющие стратегической ядерной триады США, действуя по учебным приказам командования, по пару раз в день репетируют ведение ядерных операций по ранее предусмотренным сценариям таких операций.
Создатель Маркелл Бойцов

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,135 сек. | 12.54 МБ