Контроль экспорта технологий слежки: европейский подход

Контроль экспорта технологий слежки: европейский подход 

Бен Вагнер: отказ в доступе на рынки может быть суровой мерой воздействия
Один из главных вопросов европейской наружной политики после Арабской весны — что делать с западными технологиями слежки, которые употребляются для преследования политических активистов в странах с репрессивными режимами.  Долгое время европейские политики очень осторожно высказывались на данную тему, но осенью этого года в Европе, судя по всему, пришли к осознанию, что нужно общеевропейское регулирование экспорта технологий слежки.
В сентябре этого года на берлинской конференции по дилеммам свободы в Вебе министр зарубежных дел Германии Гвидо Вестервелле прямо заявил: «Киберпространство позволяет политическим активистам самоорганизовываться. Но в то же время социальные медиа могут быть инфильтрованы. Технологии слежки могут равно выслеживать отправителей и получателей политической инфы. Репрессивные режимы могут использовать Веб, чтоб дезорганизовывать, накалывать, либо даже выявлять и арестовывать оппозиционеров. В странах с репрессивными режимами политические активисты сталкиваются с опасностями их личной безопасности. Этим режимам не должны быть предоставлены технические средства для слежки и преследования собственных гражaдан».

Комменты Вестервелле повторяют призывы французского муниципального секретаря по цифровой экономике, членов голландской Партии зеленоватых и комиссара ЕС по цифровой повестке денька закрыть этот пробел в регулировании. В апреле этого года государства-члены ЕС выразили практически единодушную поддержку резолюции Евро парламента, которая предложила ЕС создать правила для экспорта технологий слежки уже к 2013 году.

Бен Вагнер (Ben Wagner), исследователь Евро Института во Флоренции — один из профессионалов, формулирующих в текущее время европейский подход к регулированию экспорта технологий слежки. В июле этого года Вагнер опубликовал исследование «После Арабской весны: новые направления прав человека и Веба в Европейской наружной политике» ("After the Arab Spring: New Paths for Human rights and the Internet in European Foreign Policy”) , изготовленное по заказу Евро парламента.

О том, каким может стать европейский ответ на эту делему, Бен Вагнер поведал Андрею Солдатову.

— Есть ли перспективы евро регулирования технологий слежки на последнее время?

—   Я думаю, что в последующие 12 месяцев можно ждать, что некие шаги будут предприняты. Пока трудно сказать, какие конкретно, но определенные деяния будут изготовлены.

— В собственном докладе вы предлагаете сделать систему оперативного реагирования — как технического, так и дипломатичного, на случай использования таких технологий для репрессий. Верно ли я сообразил, что вы предлагаете сделать какую-то структуру для этого?

— Я думаю, что это полностью может быть. Дело здесь в том, что люди, принимающие решения как в компаниях-производителях, так и госструктурах сейчас молвят: «если бы мы тогда знали, три месяца вспять, а не на данный момент, то мы бы действовали по-другому». И смысл в том, что, зная это на данный момент, стоит сделать так, чтоб ускорить процесс их информирования, чтоб дать им возможность впору помыслить и принимать надлежащие решения. Скажем, был большой смысл знать о компаниях, которые поставляли такие технологии в Египет до и во время событий. Это даст возможность политикам принимать более приготовленные решения. Потому вопрос здесь в том, что должно быть изготовлено, чтоб гарантировать их резвый доступ к соответственной инфы и какие шаги должны быть предприняты, чтоб они могли стремительно отреагировать.

— Что вы думаете по поводу позиции Германии и недавнешнего заявления министра министр зарубежных дел?

— Я думаю, что германская позиция достаточно увлекательна. С одной стороны, они делят общую озабоченность, в Министерстве зарубежных дел и в других министерствах, и считают, что что-то должно быть изготовлено. С другой стороны, они страшатся, что это может привести к потере рабочих мест и иметь негативное воздействие на немецкую экономику, в особенности во время кризиса. Потому есть осознание, что нужно что-то делать, но сдерживающим фактором является вероятное воздействие на экономику.

— Что меня поразило в вашем докладе, что Наша родина в нем никогда не упомянута.

— Да, правильно, и мне очень жалко, по сути! Здесь есть два момента – это исследование о европейской стратегии, и она сфокусирована в реальный момент на южном Средиземноморье. Многие участники этой дискуссии гласили, что мы должны расширить фокус, и включить другие регионы. Естественно, это должно быть политическое решение, чтоб Евросоюз решил, что такие страны как Наша родина и Китай будут объектом исследовательских работ. И причина здесь в том, что экономические интересы различаются. Естественно, определенные шаги должны быть изготовлены. Мне бы очень хотелось сказать, что Европейский альянс уже предпринял шаги, чтоб обеспечить, скажем, свободу Веба в таких странах, как Наша родина. Но это бы не отражало современное состояние европейской политики.

— Другими словами на данный момент вы находитесь не на шаге принятия решений о расширении перечня государств, а еще на шаге обсуждения?

— Это длинноватая дискуссия – выход дикуссии за границы региона. Вы не сможете делать вид, что остальной мир никак не затронут тем, что происходит. Так что – да, идут дебаты,  я считаю, что они полностью продуктивны, но они могут занять какое-то время. Это как в случае с Германией – нужно выйти за границы обсуждения только экономических интересов и шаг за шагом идти к глобальной стратегии.

— Есть два уровня дебатов о свободе в Вебе – на уровне структур ООН и на уровне Европы. Такое воспоминание, что Наша родина сделала ставку на продвижение собственных представлений об Вебе на уровне ООН, но не Европы. Это так?

— Ну, во-1-х, это разъясняется различным составом стран-участниц. Кстати, эти различные уровни есть не только лишь в ООН либо ЕС – есть несколько государств, меньшинство, которые обусловились с тем, как они желают созидать регулирование Веба, и есть страны и в Европе, и в Африке, и в Азии, которые находятся в процессе выработки подхода. И эти страны решают на данный момент – или они двигаются в направлении «нам необходимо больше свободы», либо «нам необходимо больше контроля, к примеру, чтоб мы знали реальные имена пользователей» и т.п. Потому многие страны еще находятся на шаге обсуждения на государственном уровне.

— Есть ли структуры, которые занимаются неувязкой экспорта технологий слежки не только лишь западного производства, да и такими странами, как Наша родина и Китай?

— Я думаю, что таких организаций много. Естественно, мы лицезреем этот ужас и в странах бывшего Русского Союза, и в Рф, что опыт Арабских революций может быть повторен в этих странах. Европейский Альянс, естественно, может вести себя активнее, если идет речь о членах Совета Европы. Наша родина заходит в Совет Европы и это открывает достойные внимания способности. В то же время есть несколько региональных неправительственных организаций, которые занимаются этой неувязкой. 

— Понятно, как Европейский альянс может воздействовать на европейских производителей технологий слежки. Но есть ли механизмы воздействия на компании-производители за пределами США и Европы?

— Естественно, это труднее, чем если идет речь об американских либо европейских компаниях. Но я все таки думаю, что в принципе это может быть. Один пример – это идущее в текущее время расследование в США в отношении китайских компаний, которые могли продавать такие технологии Ирану.

— Вы имеете в виду скандал вокруг Huawei?

— Точно. Это пример, где США рассматривает деятельность компании, которая находится не в США, а базируется за ее пределами, и стоит вопрос о ее доступе на южноамериканский рынок, что, естественно, является значимой опасностью для китайских компаний. Утраты в данном случае могут быть достаточно значительны. И такая же стратегия может применяться в Европе. И если будут соглашения меж Европейским Союзом и США о том, что такие технологии не должны быть применены для репрессивных целей, то такая мера, как отказ в доступе на рынки, может стать суровым механизмом воздействия.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,120 сек. | 12.48 МБ