Неведомые катастрофы: пожар на К-19

О неких ужасных событиях, происходивших на первом атомном подводном ракетоносце К-19, мир вызнал благодаря снятому в Голливуде кинофильму под звучным заглавием «К-19, оставляющая вдов» (в русском прокате кинофильм именовался просто «К-19»). Эта картина с Харрисоном Фордом в главной роли обошла фактически все кинозалы планетки, а меж тем подлинная история очень отличается от версии западных режиссеров. Только маленькая часть показанного в кинофильме приключилась на подводном крейсере по сути.

Не будет преувеличением сказать, что лодка К-19 прошла собственный боевой путь практически по лезвию бритвы. Из-за того, что этот подводный крейсер пару раз ставил мир фактически на грань атомной катастрофы, он получил сладкоречивое прозвище «Хиросима». Чтоб осознать истоки всех событий, результатом которых стала самая ужасная трагедия на К-19 1972-го года, стоит возвратиться на много годов назад к рождению судна.

Неизвестные трагедии: пожар на К-19

Посреди 50-ых годов русское правительство приняло решение о необходимости сотворения первого атомного ракетоносца. Подводная лодка с ядерными ракетами на борту должна была сыграть роль решающего аргумента в «холодном» противоборстве меж 2-мя политическими мирами. Вследствие главной значимости намеченной цели на создание К-19 были брошены все способности и средства оборонных компаний, также конструкторских бюро страны. В тот же период в 1958-ом году в США было основано особое бюро, задачей которого являлась постройка американской атомной подлодки «Джордж Вашингтон». Директор сделанного бюро был наделен неограниченными возможностями, в его распоряжении были экономические способности фактически всего западного мира. Таким макаром, стартовые позиции конкурентов были приблизительно равны.

17 октября 1958-го года считается деньком начала работ по созданию первого атомного ракетоносца в СССР. Инженеров очень торопили, нужно было непременно обогнать проклятых янки. Занятые в проекте конструкторы и кораблестроители работали круглые день, счет шел на деньки, а иногда и на часы. Свидетели говорят о том, что строительство проходило в три смены, другими словами процесс был фактически непрерывным. В каждой смене конкретно строительством занималось более 3-х тыщ человек. Настолько поспешные деяния, естественно, не принудили себя ожидать. Лодку, которая строилась в Северодвинске несчастья стали преследовать уже на стапеле. Во время расцветки трюмов вспыхнул пожар, в каком погибли два человека.

После возобновления покрасочных работ задохнулась женщина-маляр. А когда киль К-19 в первый раз коснулся воды, то обычно разбиваемая о борт вновь спущенного на воду судна бутылка с шампанским осталась целой, что у моряков считается дурной приметой. Когда же была заполнена водой доковая камера, то подлодка просто не выплыла, потому что персонал запамятовал дать крепления, которые держали судно на спусковой телеге.

А далее все было только ужаснее. При запуске реактора давление в камере превысило норму вдвое, и просто чудом никто не получил смертельную дозу облучения. Не считая того, конструкторам так и не удалось убрать исходный наклон в один градус, который появлялся при погружении лодки. В итоге, когда судно впервой ушло на предельную глубину, его накренило на 40 градусов. Срочное всплытие К-19, которое проходило в аварийном режиме всего за 10 секунд, чуть не привело к столкновению с находящимися вблизи судами, участвующими в испытании подлодки.

Уже после произошедшего многие задавались запоздалым вопросом: а стоило ли так спешить? Может было бы еще разумнее поначалу убрать все недостатки на бумаге, кропотливо высчитать характеристики, а только после чего приступать к их осуществлению в металле? Но правительство, которое отлично понимало сущность появившихся заморочек, отложило достижение высококачественного приемущества на будущее, отдав предпочтение срокам. Справедливости ради необходимо отметить, что отдельные конструкторы также считали способ проб и ошибок более применимым, когда речь входила о разработке судов новых поколений. Они считали, что нереально все предугадать, не использовав практические способности и не проведя реальные тесты.

Когда 30 декабря 1959-го года атомная подлодка «Джордж Вашингтон» вступила в состав военно
-морского флота США, на ее борту было установлено шестнадцать ракет, которые могли стартовать из-под воды и поразить цель на расстоянии в две тыщи км. При всем этом мощность ядерного заряда каждой ракеты примерно равнялась 5 бомбам, сброшенным ранее на Хиросиму. В тот же денек в СССР на К-19 уже проходили работы по подготовке судна к испытаниям. На русском ракетоносце было установлено только три ракеты, и дальность их полета составляла всего 650 км, другими словами втрое меньше, чем у американских аналогов. При всем этом стрельбу подлодка могла вести только из надводного положения. В условия жесткого противоборства 2-ух держав такое положение, мягко говоря, не веселило управление СССР. Летом 1960-го «Джордж Вашингтон» уже был готов к тому, чтоб нацелить находящиеся на его борту ракеты на шестнадцать больших военных и промышленных центров, расположенных на нашей местности. А акт о приемке русского ракетоносца был подписан только спустя три месяца.

Не много кто знает, что дата, которую мы считаем Деньком астронавтики, могла стать деньком первой большой подводной катастрофы планетарного масштаба. 12 апреля 1961-го года в районе Баренцева моря К-19 удалось в самый последний момент уклониться от столкновения с американской субмариной «Наутилус», которая проводила разведывательное патрулирование у побережья СССР. Представить для себя последствия вероятного столкновения и неминуемого следующего взрыва было несложно всем, кто знал об угрозы находящихся на обоих судах грузов. Но не успел экипаж придти в себя, а К-19 преподнесла новый противный сюрприз – резко пошла на глубину, ударившись носовой частью о дно, которое, к счастью, в этом месте было покрыто толстым многометровым слоем ила.

Катастрофы в тот денек удалось избежать, но летом 1961-го года в собственном далеком походе в Арктику на К-19 произошла 1-ая большая катастрофа, о которой мир вызнал только спустя десятилетия. В военных учениях по горьковатой драматичности подлодка должна была изображать неприятельское судно «Джордж Вашингтон». В это время на первом подводном ракетоносце случилась поломка реактора. Команда сделала неосуществимое – не имея особых познаний и соответственного снаряжения, люди выручили судно от смерти. Но для этого неким членам экипажа пришлось пожертвовать своими жизнями, войдя в зараженный радиацией отсек. Но мужественные мореплаватели понимали, что спасая лодку, выручают от катастрофы весь мир, так как смерть К-19 привела бы к инфецированию вод мирового океана. При неблагополучном финале население земли получило бы грустный опыт Чернобыльской трагедии на полста лет ранее и в более широком планетарном масштабе. Не считая того, взрыв на подлодке, которая находилась недалеко от военной базы НАТО, полностью мог стать первым шагом к третьей мировой войне.

Позже, когда глава страны Хрущев рассматривал представления моряков, работавших тогда в реакторном отсеке, к наградам с присвоением звания Героя СССР, он цинично вскипел и наложил такую резолюцию: «За трагедии не награждаем»! А меж тем к тому деньку уже погибли в ужасных мучениях подводники Борис Корчилов, Юрий Ордочкин, Евгений Кошенков, Семен Пеньков, Николай Савкин, Валерий Харитонов, Юрий Повстьев и Борис Рыжиков. Их одарили орденами посмертно, но при всем этом управление страны сделало все для того, чтоб никто не вызнал о той трагедии. Длительное время не достаточно кто располагал сведениями о истинной причине награждения мужественных моряков.

Командир подлодки, которой удалось первой прибыть к месту трагедии К-19, стал невольным очевидцем похорон Бориса Рыжикова. На его вопрос о том, отчего погиб главный старшина, ему ответили, что Бориса просто уничтожило током….

Немногим известны и любознательные данные о том, что в том же 1961-ом году экипаж К-19 повторно выручил судно. После первой трагедии реактора муниципальная комиссия, возглавляемая академиком Александровым, приняла решение о затоплении подлодки, отказавшись от его ремонта и восстановления. Но экипаж решил без помощи других провести дезактивацию аварийного реакторного отсека и выгрузить боеголовки. И те, кто был должен приготовить судно к уничтожению, практически по сантиметру кропотливо вымывали его фактически нагими руками, получая при всем этом значимые дозы облучения. Высшим чинам было понятно о действиях экипажа, но они неразговорчиво, через пальцы следили за фактическим самоубийством людей и их рвением сорвать потопление подлодки в уст

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,114 сек. | 12.59 МБ