Несостоявшаяся Наполеонида из… Донецкой области и Крыма

Самым фантастичным прожектом Наполеона в 1812 г. было создание Черниговского и Полтавского герцогств, также страны «Наполеонида» в Донецкой области.

Несостоявшаяся Наполеонида из… Донецкой области и Крыма

Польские уланы наполеоновской гвардии. Они аккомпанировали правителя всюду — первыми перебежали Неман в 1812 году и аккомпанировали правителя во время бегства из Рф

Одним из более пронырливых мошенников, промышлявших в 20—30-е годы на ниве загадочного украинского прошедшего, был некоторый Илько Борщак, которого беглые бандеровцы почитали как «видатного історика». Конкретно этот проходимец запустил в оборот легенды, что аэропорт Орли под Парижем назван в честь гетмана Орлика, что безграмотный атаман Сирко, никогда не бывавший за границей далее Крыма, типо взял Дюнкерк во главе полка запорожцев, нанявшихся на французскую службу, и что повелители Франции присягали на Евангелии, привезенном из Киева дочерью Ярослава Мудрейшего Анной.

На поверку все это оказалось бредом. Деревня Орли была под таким заглавием еще во времена старых римлян — за полторы тыщи лет до рождения Орлика, который и гетманом-то никаким не был. Заместо Сирка под Дюнкерком нашелся, как демонстрируют документы, французский полковник барон де Серо. А кириллическое Евангелие, приписанное Борщаком Анне Ярославне, в действительности было болгарской работы и попало во Францию через триста лет после погибели этой киевской принцессы!

Но Борщак, которого повсевременно хватали за руку при выявлении очередной порции ереси, не унывал и выдавал на-гора все новые и новые исторические фантазии, которым, необходимо увидеть, нельзя отказать в увлекательности. На его удочку попадались даже русские «академики» — не наименьшие бандюганы, чем Борщак, только намного более скучноватые.

Верхушкой борщаковского мифотворчества следует считать псевдоисторический труд «Наполеон и Украина» — имеющий такое же отношение к действительности, как вышедшая уже в наши деньки «монография» 1-го из современных последователей покойного Борщака «Тарас Шевченко и флот». Вправду Тарас Григорьевич некое время жил в Петербурге, на берегу Балтийского моря, и даже делал зарисовки морей Каспийского и Аральского во время военной службы. Но превращать его на этом основании в «моряка» и «флотоводца» так же неправильно, как именовать капитаном пассажира круизного лайнера.

«НАРОДЫ УКРАИНЫ, ТАТАРИИ И КАМЧАТКИ». Так и с Наполеоном. Украина, естественно, занимала в идей всемирно известного корсиканца некое место. Известна даже четкая дата, когда он в первый раз задумался о ней — 1805 год. Тогда, победив русскую армию под Аустерлицем, Наполеон заявил в одном из собственных меморандумов, что в этой величавой схватке на полях Моравии сошлись уроженцы Франции — «нормандцы, гасконцы, бретонцы и бургундцы» и «народы Украины, Камчатки, Величавой Татарии», имея в виду боец правителя Александра Первого.

Эта фраза указывает, как широту географического видения величавого человека, так и ее приблизительность. Ставя «народы Украины» в один ряд с «народами Камчатки», европейский завоеватель не делал меж ними особенной различия, хотя ни 1-го камчадала, в отличие от протцов сегодняшних украинцев, в российской императорской армии тогда не служило.

В общем, что камчадал, что украинец, что чукча с татарином для Наполеона было все равно. Но Борщак на основании нескольких схожих упоминаний Украины в бумагах французского правителя пришел к выводу, что Наполеон собирался «освободить» Украину из-под российского «ига» и перевоплотить ее в независящее правительство.

Уже в наши деньки развеяли и этот миф Борщака. При этом сделали это во Львове, где в 2007 году Украинский католический институт издал книжку Вадима Ададурова «Наполеоніда» на Сході Європи: уявлення, проекти та діяльність уряду Франції щодо південно-західних окраїн Російської імперії на початку XIX століття». Этот толстый 560-страничный труд содержит, как широкий анализ подлинных планов Наполеона в отношении Украины, так и публикации полных текстов документов из французских архивов, где упоминается наша земля.

Итак, какую же Наполеониду и из чего собирался создав
ать французский правитель?
Намедни вторжения в Россию французский генеральный штаб и министерство зарубежных дел пробовали осознать, с кем же им придется иметь дело на территориях, которые предстояло захватить. В большинстве случаев местных обитателей французы в этих архивных документах называли «туземцами» — этим же термином, каким обрисовывали одичавшие племена на островах Тихого океана либо краснокожих в Канаде.

Навряд ли это делало честь французской бюрократической мысли. Ведь скоро эти «туземцы», вступив в 1814 году в Париж, проявили, что совсем не похожи на ирокезов и гуронов. Но таково уж было плачевное состояние французской географической науки. Отставала она от требований времени! Так отставала, что навеки осталась в истории фраза Наполеона после взятия Москвы: «Напрасно гласили мне наши ученые о российских морозах — здесь климат, как у нас в Фонтенбло». Сказано это было в сентябре 1812 года, а уже в ноябре дуло так, что пришлось утепляться отобранными у баб пуховыми оренбургскими платками и драпать домой — в Гасконь и Бургундию!

Правда заключается в том, что никакой особенной различия меж русскими и украинцами французы в то время не лицезрели. Зато они почему-либо различали украинцев и малороссов. В 1812 году министерство зарубежных дел Франции составило «Статистическое описание Черниговской и Полтавской губерний» — территорий, куда скоро могли попасть войска Наполеона.

Цитирую по документу в книжке «Наполеоніда» на Сході Європи»: «Мешканцями є на загал малороси, іменовані таким чином на противагу Великоросії, і українці, відповідно до становища їхнього краю на кордоні Російської імперії. Самі вони називають для себя черкасами, а ті з их, що відбувають за вимогою уряду військову службу, — козаками. В 1654 році вони прийняли протекторат Росії, а більша частина з их перейшла з Правобережжя Дніпра на Лівобережжя… Колишні козаки, що стали заміською міліцією, сплачують, як і в інших губерніях, подушний податок, проте вони не стали кріпаками шляхти… У цих губерніях мешкає велика кількість великоросів. Є німці, шведи й інші колоністи. Здесь знаходяться також серби, молдавани, поляки, вірмени, євреї, греки і богемці, кількість яких невідома».

Как лицезреем, французы уже тогда отмечали многонациональный состав населения Украины. Что все-таки касается «характера и обычаев», как сказано в процитированном документе, малороссов и украинцев, то «їхній фізичний і моральний нрав, если йдеться про головні риси, є Нравом ВЕЛИКОРОСІВ. Той самий зріст, та сама будова тіла, та сама схильність до веселощів, до пісні, до міцних настоянок».

«ЛЮБЯТ ВИНО И ВОДКУ». Другими словами, французский МИД не лицезрел особенной различия меж русскими и украинцами! Для Наполеона и его окружения это было, в общем, одно и то же. В особенности же налегали информаторы правителя на любовь украинских «туземцев» к крепким напиткам: «Вони до крайнощів полюбляють пиво та горілку». Некую озадаченность у французских дипломатов вызвал только язык, на котором гласили уроженцы Украины. В конце концов, французские паганели решили, что «мова козаків є діалектом польської».

Это привлекательное население, не много чем отличающееся от великороссов, но разговаривающее на диалекте польского языка, могло стать, по воззрению неких советников Наполеона, восхитительным материалом для сотворения новых стран. К тому времени французы уже сколотили из разрозненных княжеств Итальянское царство и собирались применить приобретенный опыт на таинственном Востоке. Посреди проектантов грядущего в окружении Наполеона в особенности активным оказался некоторый польский генерал Михал Сокольницкий. В собственной докладной записке, поданной на рассмотрение императору в конце 1811 года, он предложил всю местность Украины до Днепра дать воссозданной Польше, а на ее восточных границах сделать пояс миниатюрных государств-лимитрофов, подконтрольных полякам, как самым верным союзникам Наполеона.

Несостоявшаяся Наполеонида из… Донецкой области и Крыма

Михал Сокольницкий сдался в плен Суворову, но утверждал, что все российские — трусы, а их генералы — дурачины

Записка Сокольницкого называлась «Меморандум о политике Рф и восстановле

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,143 сек. | 17.38 МБ