Ни шага на право, ни шага на лево

Ревизию госпрограммы вооружений в Минобороны считают недопустимой

Ни шага вправо, ни шага влево

Все более тривиальной становится твердость позиции Минобороны в противодействии попыткам Минфина пересмотреть характеристики госпрограммы вооружения, рассчитанной на период до 2020 года. На деньках 1-ый заместитель министра обороны РФ Александр Сухоруков заявил, что никакого сокращения средств, выделенных под ГПВ-2020, военное ведомство не допустит. Равно как не дозволит передвинуть на более поздние сроки выполнение отдельных заданий гособоронзаказа (ГОЗ). И это при том, что некие предприятия оборонно-промышленного комплекса очевидно не успевают впору совладать с контрактными заданиями.

«Никуда на право по срокам выполнения задач гособоронзаказа никто не уйдет, – заверил Сухоруков. – Позиция Министерства обороны известна: такая подвижка чревата большими штрафными санкциями. Подчеркну, большими. Мы сами ничего на право не смещаем. Мы требуем выполнения имеющихся обязанностей по договорам. Если они там попробуют двинуть сроки на право, то это будет их решение. Оно за собой повлечет выставление претензий со стороны Минобороны. А неудовлетворение претензий тянет воззвание в трибунал по взысканию…»

1-ый замминистра опроверг также догадки журналистов о каком-либо сокращении средств, которые ранее были выделены на ГПВ-2020 и сейчас типо могут быть правительством отчасти перераспределены на другие цели. Нет, все остается, как и до этого.

На всю госпрограмму запланировано израсходовать 20 трлн. руб. и чуток более 19 трлн. руб. – конкретно на нужды Минобороны Рф. «При этом в 1-ые 5 лет предвидено финансирование мероприятий в объеме 30% от намеченных ассигнований, а во 2-ой пятилетке, после 2015 года, – 70 %», – произнес Сухоруков.

Совместно с тем он признал, что с учетом реальных экономических способностей страны все таки поменяется схема финансирования. В этом военное ведомство как раз и достигнуло согласия с финансово-экономическим блоком в правительстве. С прошедшего года Минобороны и предприятия ОПК подписывали договоры, предусматривающие кроме стопроцентного экономного к тому же смешанное финансирование с привлечением банковских кредитов. На данный момент решено существенно расширить внедрение схем кредитования. В ассигнованиях на те либо другие задания госпрограммы кредиты могут составлять от 50 до 80%. При этом правительство дает уполномоченным банкам гарантии на возврат кредитов, а те выдают запрошенные предприятиями средства под установленную снова же государством фиксированную процентную ставку.

БАНКИ ЩЕДРЫ ПОД ГОСГАРАНТИИ

Объем средств, привлекаемых по кредитным схемам, в этом году составит чуток более 100 миллиардов. руб. В 2013 году из объема тех ассигнований, что уже определены гособоронзаказом, решено перевести на схему получения кредитов под муниципальные гарантии порядка 200 миллиардов. руб. Этот вопрос уже проработан с Минфином, сказал Александр Сухоруков. И особо отметил: «В бюджете Минобороны заложены средства, которые начиная с 2015 года мы (а не предприятия) будем возвращать банку в основное тело кредита. И с момента заключения кредитного соглашения снова же не предприятие, а Минобороны ежеквартально перечисляет банку средства для погашения процентов по кредиту». По словам первого замминистра, субсидии на покрытие процентных ставок заложены в бюджет вне рамок средств, отпущенных на ГПВ-2020.

Эти схемы уже всеполноценно работают. Не дальше как в прошлый пн на официальном веб-сайте правительства РФ появилось сообщение о том, что премьер-министр Дмитрий Медведев подписал распоряжение о госгарантиях по кредитам, выданным трем оборонным компаниям. Производственное объединение «Северное машиностроительное предприятие» получило госгарантии на кредит в 3 миллиардов. 200 млн. 570 тыс. руб., Санкт-Петербургское морское бюро машиностроения «Малахит» – на 2 миллиардов. 30 млн. 400 тыс. руб., Новосибирское авиационное производственное объединение имени В.П.Чкалова (НАПО) – на 864 млн. руб. Данные предприятия, занятые в разработке морской и авиационной техники, вкупе получили муниципальные гарантии РФ по кредитам на общую сумму выше 6 миллиардов. руб. Во всех случаях кредитором выступило ОАО «Сбербанк России»
.

Утрясенные в конце концов механизмы финансирования гособоронзаказа дозволили Министерству обороны уже к 1 августа заключить с ОПК в рамках госпрограммы вооружения ряд долголетних договоров со сроком выполнения от 3-х до 9 лет. А именно, с «Севмашем» заключен договор на поставку до 2020 года ракетных подводных лодок стратегического предназначения проектов 955 и 955А «Борей». С Столичным институтом теплотехники – на поставку до 2020 года межконтинентальных баллистических ракет «Булава». С красноярским предприятием «Красмаш» до 2015 года заключен договор на поставку межконтинентальных баллистических ракет морского базирования «Синева». СНИИ «Комета» поставит военному ведомству до 2020 года галлактические аппараты для Единой галлактической системы. С Концерном ПВО «Алмаз-Антей» заключен договор до 2015 года на поставку зенитных ракетных систем С-400. С предприятием «Роствертол» заключен договор на поставку до 2018 года вертолетов Ми-28Н. КБ машиностроения до 2017 года подписало договор на поставку оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер-М», нужных для оснащения нескольких бригад. И, как заявил 1-ый замминистра обороны, изготовка крылатых ракет для «Искандеров» уже пошло в серию.

В итоге более важные и большие задания гособоронзаказа-2012 на сей день законтрактованы, а размещение всех спланированных заданий находится на оканчивающей стадии. В целом, по состоянию на 1 августа, муниципальные договоры заключены в объеме 95,3% от средств ГОЗ-2012. Меж иным, в 2010 году на этот период было 89%, а в 2011 году – 84%… Не считая того, компаниям перечислено средств от всего объема гособоронзаказа этого года – 82,4% от предусмотренных средств. Ни мало ни много – 518 миллиардов. руб.

ПРЕКРАЩЕНИЕ ЦЕНОВЫХ ВОЙН

В июне-июле текущего года Верховный главнокомандующий ВС РФ Владимир Путин провел серию совещаний по дилеммам перевооружения армии и флота. О перспективах развития военной авиации гласили на авиабазе в Кореновске. Сухопутные и Воздушно-десантные войска, Воздушно-космическую оборону и Ракетные войска стратегического предназначения обсуждали в Сочи. Военно-морской флот – в Северодвинске. ГПВ-2020 была снова детальнейшим образом рассмотрена с ролью управляющих заинтересованных федеральных органов исполнительной власти, Военно-промышленной комиссии при правительстве РФ, директоров ведущих компаний и организаций ОПК. Все совместно, коллегиально они пришли к конкретному выводу, что выделяемые под госпрограмму 20 трлн. руб. – это тот нужный объем средств, который Наша родина может для себя позволить и должна затратить для выхода на намеченные рубежи перевооружения. Чтоб довести долю современных образцов вооружений, военной и специальной техники (ВВСТ) в войсках до 30% к 2016 году, а к 2020 году – до 70%. И, право же, необычными выглядели после тех совещаний пробы вновь подвергнуть сомнению, пересмотреть и так неоднократно пересчитанные характеристики ГПВ-2020.

Довольно вспомнить, как длительно и какие жестокие велись бои вокруг устройств ценообразования на продукцию военного предназначения (ПВН). В конце концов в мае вышло постановление правительства, устраивающее, казалось бы, всех участников горячей длительной дискуссии. Новый правовой акт занес конфигурации в аналогичное постановление еще 2003 года, закрепив норматив рентабельности компаний, выпускающих ПВН. При подписании муниципальных договоров в рамках ГОЗ предприятию определяется 20% рентабельности на собственные издержки и 1% на привнесенные издержки. Все, этот вопрос был закрыт. Ну и еще в новеньком, майском постановлении верно прописали, какие документы Минобороны имеет право затребовать у предприятия и какие документы в составе расчетов предприятие должно представить военному ведомству как заказчику. Тем был ликвидирован последний повод, чтоб «запускать дурочку» и вести затяжные пустопорожние споры по вопросу о статьях, включаемых в конечную стоимость ПВН. В купе с отлично известным на предприятиях ОПК решением президента РФ от 25 ноября 2010 года № Пр-3443 нормативы нового постановления сделали механизм ценообразования ясным и прозрачным. Также исключающим «накручивание» прибыли головных исполнителей на издержки посторониих организаций. Это позволило уменьшить цена отдельных образцов ВВСТ на 15–20%. И все таки втиснуть многие намеченные задания в пределы госпрограммы вооружения, кажущиеся неописуемо широкими, но оказавшиеся на поверку очень ограниченными.

Вобщем, Александр Сухоруков сделал по этому поводу одну принципную обмол
вку. Беря во внимание масштаб кооперации компаний, участвующих в разработке сверхтехнологичных образцов ВВСТ с долгим циклом производства, а это – атомные подводные лодки, ракеты, самолеты и вертолеты, радиолокационные станции и другие сложные эталоны, получить прозрачность цен в полном объеме удается не всегда. Конкретно неспособность (либо коварное нежелание) управления ряда компаний ОПК представить расчеты, которые верно доказывают заявленные цены на ПВН, стали главной предпосылкой несвоевременного размещения неких заданий ГОЗ-2011 и ГОЗ-2012.

В пример 1-ый замминистра привел ситуацию с заключением договоров на поставку фактически всех типов авиационной техники в 2011 году. Предконтрактная работа затянулась тогда до августа, что, в свою очередь, отодвинуло заключение главных многомиллиардных договоров на поставку самолетов и вертолетов. Потому, с учетом технологического цикла производства образцов (12–14 месяцев самолеты, 9–10 месяцев вертолеты), в процессе уточнения ГОЗ-2011 Минобороны по согласованию с Военно-промышленной комиссией установило жесткие сроки сдачи продукции в 2012 году при стопроцентном авансировании поставок. На выходе, как мы лицезреем, вышел более впечатляющий итог.

СРЕДСТВА ОТ Скептицизма

И все таки стопроцентно избавиться от «привычных» нарушений, допускаемых предприятиями – изготовителями ПВН, не удалось и в текущем году. Сначала некие из их упрямо не делают взятые на себя контрактные обязательства по срокам и объемам. Ну и поставляют некачественную продукцию, по которой выставляются рекламации из войск. По данным Минобороны, в течение 2011 года была зафиксирована 2271 рекламация. А за семь месяцев 2012 года уже подготовлено к предъявлению 994 рекламации.

Не считая того, наблюдается рост приостановок приемки финишных образцов ВВСТ за нарушение неотклонимых требований при изготовлении продукции. Если в 2011 году военными представительствами приемка финишных образцов приостанавливалась 336 раз, то в первом полугодии 2012 года – уже 188 раз. Это касается производства авиационной техники, строительства надводных кораблей, выпуска вооружения и военной техники для Сухопутных войск.

Предпосылки такового положения дел не один раз дискуссировались на разных уровнях и, в общем-то, не один раз доводилась до оборонщиков. Слаба организация работ головными исполнителями муниципальных договоров. Низок уровень технологической оснащенности производств. Не реализована потребность в квалифицированном персонале. Существенное количество претензий к качеству поставляемых образцов ВВСТ уже при проведении испытаний и приемке.

Естественно, в военном ведомстве отлично понимают, что почти во всем эти беспомощности ОПК предназначили два десятилетия очень разрушительных процессов, происходивших в отрасли. Но зато сейчас принята и действует Федеральная мотивированная программка «Развитие оборонно-промышленного комплекса Русской Федерации на 2011–2020 годы». Она принималась синхронно с ГПВ-2020, и ее основной задачей является технологическое оснащение компаний, осуществляющих разработку и создание приоритетных образцов ВВСТ. На эту ФЦП выделено 3 трлн. руб., которые вкупе с затратами на госпрограмму вооружения дает в сумме 23 трлн. руб. И военные очень уповают, что та «трешка» будет израсходована толково, с величайшей рачительностью.

«Когда мы решаем вопросы о рассредотачивании средств по компаниям, – рассуждает Сухоруков, – нам очень охото знать, как модернизация, технологическое перевооружение тех либо других компаний, которые являются участниками выполнения госпрограммы вооружения, скажется в предстоящем на понижении трудозатратности и соответственно на понижении цены финишных изделий. Я сам посещаю предприятия и вижу, как кое-где заполучили новый обрабатывающий центр. Разъясняют мне, что ранее на старенькых станках, для того чтоб сделать одну деталь, необходимо было издержать 35 дней. А на данный момент, молвят, мы можем изготавливать эту же деталь в течение 3 дней. Ну понятно же – трудозатратность понижается. И это прямо сказывается на себестоимости. Но на предприятии пеняют: «Так у нас вырос налог на главные средства…» Потому на данный момент есть такое поручение, и мы его интенсивно прорабатываем совместно с Минпромторгом: это освобождение от уплаты налогов со всего технологического оборудования, которое закупается в рамках ФЦП».

Ну а пока данный вопрос еще не решен и оснащение ряда оборонных компаний оставляет вожделеть наилучшего, выпускаемая ими проду
кция продолжает не отвечать требованиям, предъявляемым со стороны Минобороны. Первой посреди таких «некондиционных» образцов именуют десантную машину БМД-4М. Она не соответствует требованиям военных по пулепробиваемости, по минной защите, но вкупе с тем практически на 2 тонны тяжелее, чем весила ее прародительница БМД-4. Закупать такую машину в Минобороны просто отрешаются. И с каким-то плохо скрываемым скептицизмом молвят про обещание «Курганмашзавода» скоро представить на испытание подправленный, доработанный вариант новейшей боевой машины десанта.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Где купить шлифовальную ленту для гриндера

лента. Хороший выбор. Цены

woodmart.org

SQL - 46 | 0,171 сек. | 12.57 МБ