Оборона экспортных поставок

Оборона экспортных поставок
Усиленное финансирование навряд ли освободит наш ВПК от застарелых заморочек

Наша родина хочет наращивать свое присутствие на международном рынке вооружений, открывая себе всё новые рынки сбыта продукции российского ВПК. На последующую неделю запланирован визит министра обороны РФ Сергея Шойгу в Латинскую Америку. По данным газеты «КоммерсантЪ», на встречах запланировано обсуждение больших договоров для Перу и Бразилии общей ценой в 1,7 млрд баксов. В то же время, есть основания бояться, что наши предприятия не сумеют совладать со всеми заказами.


За 1-ое полугодие текущего года Наша родина продала вооружений в другие страны на семь млрд баксов, в прошедшем году объем экспорта составил 15,16 млрд (практически на 20% больше, чем в 2011 году). В то же время, в последние годы наша страна лишилась ряда договоров для Северной Африки и Близкого Востока в связи с политической непостоянностью в этих регионах. Утратили мы и в Венесуэле: старенькые договоры были выполнены, а на новые у сменившего Чавеса Николаса Мадуро нет средств. Восполнить «пробел» Наша родина может за счет договоров с Перу и Бразилией. Перу готова приобрести 110 танков Т-90, Бразилия заинтересована в покупке комплексов ПВО «Игла» и «Панцирь».


В протяжении многих лет экспортные заказы помогали выживать нашему ВПК. На данный момент он получил огромные заказы от русского Министерства обороны. Расходы на перевооружение нашей армии вырастают год от года. Вырастет военный бюджет и в будущем году, хотя из-за недостатка средств правительство запланировало сокращение расходов на здравоохранение, образование и социальные нужды. Встает логичный вопрос: управятся ли наши оборонные предприятия, загруженные уже на сто процентов, с новыми экспортными договорами?


Например, Объединенная судостроительная компания уже издавна срывает сроки поставок флоту современных кораблей, а военная прокуратура высчитала выше 160 нарушений в деятельности компании за последние годы.


Основная неувязка наших оборонных компаний – недочет кадров. Нет обученных рабочих из-за закрытых ПТУ и техникумов. Выпускники технических ВУЗов не идут работать по специальности из-за низких зарплат. Потому высока возможность того, что заключаемые экспортные поставки могут быть сорванными.


В то же время, директор Центра анализа стратегии и технологий Руслан Пухов гласит о том, что и сами новые договоры сейчас под огромным вопросом:


– Во-1-х, в Перу еще ничего подписываться не будет. Да, там идут тесты нашего танка Т-90, он всем нравится, но решений еще пока не принято. Как человек, занимающийся 17 лет военно-техническим сотрудничеством, в этом практически уверен.


Бразилия издавна покупает наши переносные зенитные комплексы «Игла», не так давно купила партию вертолетов. На данный момент на финишной стадии переговоры о приобретении наших систем ПВО «Панцирь». Числилось, что они необходимы к тому же для обеспечения безопасности Олимпиады и Чемпионата мира по футболу на случай авиационного терроризма. Но в Бразилии сейчас существует соц возмущение, и в этих критериях политикам трудно принять решение о покупке вооружений: лучше издержать эти средства на поликлиники и школы. Потому, невзирая на то, что в Бразилии всё было решено, не факт, что договоры будут подписаны. Так что не стоит переживать по поводу загруженности наших заводов.


Хотя приходится констатировать, что наши предприятия имеют огромную загрузку от муниципального оборонного заказа. В случае получения больших экспортных заказов, выполнение оборонных договоров может быть отложено. Сначала это касается систем ПВО С-300 и С-400. Вот поэтому решено строить два новых завода по производству этих установок.


У нас еще слабенькое место в судостроении. Но Перу и Бразилия пока и не собираются брать военные суда. А вот «Панцири» можно расслабленно создавать в Туле, а танки Т-90 в Нижнем Тагиле.


Нужно осознавать, что экспортные договоры для компаний прибыльнее, чем госзаказ. На русскую оборону время от времени приходится работать с убытками, но уж точно без особенной прибыли. А экспортный договор позволяет выписать работникам каждогодную премию, перевооружить станочный парк либо выстроить новый детский сад.


Экспортные договоры имеют еще внешнеполитический нюанс. Страна, продающая орудие, имеет авторитет в мире. К тому же, можно получать прибыль от поставки запчастей, обучения зарубежного персонала. Не случаем америкосы дают гранты на закупку собственного орудия Израилю и Египту, даже безвозмездно поставляют его в Иорданию.


«СП»: – Многие предприятии сетуют на отсутствие кадров.


– Ситуация всюду различная. В области бронетехники таких заморочек практически нет. Но есть неувязка в области ПВО. Повсевременно лихорадит кораблестроение. У нас приблизительно одна третья часть оборонных компаний держатся на мировом уровне, а время от времени даже превосходят его. Например, можно именовать предприятие Сухого, «Алмаз». Есть предприятия-середнячки. А есть те, где дело обстоит очень плохо. И нужно очень осторожно относиться к их реструктуризации. А именно, не всегда выход в объединении сильных компаний со слабенькими: время от времени так бывает, что не сильные вытаскивают слабенькие, а слабенькие топят сильные.


«СП»: – В чем причина меж различными состояниями компаний?


– К моменту развала СССР некие предприятия выпускали очень неплохую продукцию. Они лишились госзаказа, но отыскали покупателей за рубежом. Это предприятие Сухого, фабрики по выпуску систем ПВО. Они смогли обновить оборудование, не растерять кадры. А были предприятия, например, производящие системы связи, которые и в русское время выпускали нехорошую продукцию. Они фактически загнулись. Некие директора в процессе приватизации сами развалили свои предприятия. Сыграла роль и география: находящиеся поближе к Москве фабрики легче пробивали для себя экспортные договоры.


«СП»: – Для подбора кадров немаловажен фактор заработной платы у инженеров и рабочих.


– На различных предприятиях она тоже различная. В больших городках средняя заработная плата может составлять 30-35 тыщ рублей, в райцентрах – время от времени всего 10 тыщ.


«СП»: – Если правительство заинтересовано в выполнении заказов, то почему нет способности прирастить заработную плату спецам?


– Некие меры предпринимаются. Например, юным спецам выделяют льготную ипотеку. Есть особые премии для новых работников. Но, в целом, неувязка увеличения зарплат ложится на плечи самих компаний. Они поставлены сейчас в такие условия, что обязаны сами мыслить о выживании.


Доктор военных наук, вице-президент Академии геополитических заморочек Константин Сивков лицезреет главную неудачу нашего ВПК не столько в отсутствии кадров, сколько в неискусном руководстве целыми отраслями:


– Производственные способности наших оборонных компаний позволяют пока делать экспортные заказы и более-менее обеспечивать потребности своей армии. Хотя не хватает технологий и профессионалов.


Но, на мой взор, основная неувязка заключается в том, что заводами управляют не мастера, а люди, умеющие выстраивать личные отношения. Например, на данный момент назначили управлять всей галлактической индустрией бывшего директора «Автоваза». Но для налаживания производственного процесса необходимы спецы, а не просто «менеджеры».


У наших управляющих нет плана действий. Я по личному опыту работы в Генштабе могу сказать, что самое сложное – это преодолеть тупость начальства. У нас есть кадры, есть фабрики, есть средства, но не хватает профессионализма у управляющих.


Очередной фактор, который мешает развиваться нашему ВПК – это практика частно-государственного партнерства. Эта практика интенсивно использовалась в 1990-е годы. Это когда к большенному заводу прицепляется огромное количество маленьких компаний, чья роль исходя из убеждений производства до конца не ясна. На данный момент решили возвратиться к этой грешной практике.


Подчеркну, основная неувязка – это отсутствие стратегического мышления, нежелание слушать профессионалов.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,160 сек. | 17.93 МБ