Разведка Великобритании по Томлинсону

Разведка Великобритании по Томлинсону
Вербовка на работу

В каждом институте Оксфорда и Кембриджа, ну и в других ведущих институтах Англия имелся собственный вербовщик вроде Пилчарда — преподаватель-ставленник МИ-6, выискивающий для английской разведки подходящие кандидатуры Вербовщики Оксфорда и Кембриджа в протяжении ряда поколений поставляли МИ-6 подающих надежды патриотов, которых они отбирали искусно и осмотрительно. Но система не всегда срабатывала безошибочно — Филби, Маклин и Берджесс были завербованы в МИ-6 таким же образом.

В Военном училище сухопутных войск в Сандхерсте на неизменной базе работает вербовщик МИ-6, действующий под псевдонимом ASSUMPTION. Там еще есть один вербовщик, под псевдонимом PACKET, который работает с курсантами из числа иноземцев и передает в МИ-6 информацию о тех, кто может быть применен в качестве осведомителей. Агент PACKET, а именно, прославился тем, что в 60-х годах пробовал завербовать юного курсанта из Ливии, которого звали Муамар Каддафи.

После согласия… через пару недель приходит … письмо на бланке Министерства зарубежных дел и по делам Содружества, подписанное некоторым г-ном М.Э. Халлидэем, приглашавшим …прибыть на собеседование по адресу: Лондон SW1, Карлтон-Гарденс, 3.

При собеседовании… вручается для ознакомления и подписи выдержка из Закона об охране гос потаенны 1989 года, пометкой в высшей части странички "Совсем СЕКРЕТНО"; надпись была изготовлена красноватыми чернилами. Также зеленоватая папка, которая содержит приблизительно 30 страничек в прозрачных пластмассовых чехлах, на которых разъяснялось, что МИ-6 — это английская служба наружной разведки, учрежденная Форин кабинет с целью получения инфы из скрытых источников о политической, военной, экономической и коммерческой деятельности зарубежных стран. Два абзаца давали представление о процедуре отбора будущих служащих, которая была фактически подобна порядку приема на работу в Форин кабинет, с той только различием, что в этом случае кандидат был должен пройти дополнительный раунд собеседований. Описывались также процедуры проверки кандидата на пригодность к службе в данной организации и его личной жизни, потом в общих чертах излагалось, как будет строиться его карьера в МИ-6. Полгода подготовки, 1-ая загранкомандировка после 2-ух лет кабинетной работы в Лондоне, потом попеременно три года дома, три — за границей, и так до выхода на пенсию. Неотклонимый пенсионный возраст для всех служащих — 55 лет. В конце была представлена шкала оплаты труда. Жалование служащих МИ-6 не шло ни в какое сопоставление с заработками в личных компаниях, но прожить на такие средства было можно.

Аспекты отбора

МИ-6- это отдел Министерства по делам гос службы, потому будущие сотрудники Разведывательной службы поначалу должны выдержать те же экзамены, что и неиссякаемый поток кандидатов в другие муниципальные ведомства, будь то МИД, Казначейство либо Министерство торговли и индустрии. Но поступающие на службу в МИ-6 проходили тесты раздельно от других, так как уже на этой ранешней стадии отбора их личности были засекречены. Перед первым экзаменом в комнате ожидания посиживали 6 кандидатов. Им были предложены испытания с набором ответом, наподобие тех, что печатались в пользующейся популярностью книжке 1960-х годов для желающих "выяснить коэффициент собственного интеллектуального развития".

Потом был дан обычной тест на познание математики и очередной, тоже легкий, но требовавший еще больше времени, на проверку способностей письма. После обеда кандидаты в личном порядке обсудили пару вопросов современной политической обстановки с одним из служащих МИ-6, проводившим экзамены, а позже собрались на групповой семинар. Кандидатов попросили представить свои советы некоторой английской компании, занимающейся разработкой больших технологий, в какой двое инженеров, работающих по обмену, были уличены в шпионаже. Завершающий шаг отборочного процесса — длительное собеседование, проводимое комиссией служащих МИ-6 — состоялся через некоторое количество дней в доме на Кардтон-Гарденз. Кандидата тщательно расспрашивали о современном положении дел в стране и за рубежом, о причинах, побудивших находить работу в МИ-6, о честолюбивых планах на перспективу, выясняли, вправду ли кандидат вожделеет предназначить свою жизнь службе в разведке. Кандидата брали на работу в МИ-6 при условии, что тот удачно пройдет проверку на благонадежность — последний барьер.

Многим муниципальным служащим требуется форма допуска "проверку на благонадежность прошел". Это значит, что в процессе поверхностного расследования установлено: данное лицо к уголовной ответственности не привлекалось, не исповедует последних политических взглядов, свободно от спиртной зависимости и пристрастия к наркотикам, не имеет денежных заморочек. Кандидаты в МИ-6 подвергаются более суровой проверке и в случае удачного ее прохождения, получают форму допуска EPV- "Специальную проверку на лояльность прошел". Это очень трудозатратный процесс, в каком задействованы около 10-ка проверяющих. Поначалу сведения о кандидате запрашивают в базе данных МИ-6, позже в базах данных МИ-5 и Специального управления Департамента уголовного розыска. Проводится также проверка кредитоспособности. 1-ый раунд проверки завершается, и кандидат приглашается на собеседование о личной жизни с отеческим лицом, которому было доверено дело кандидата. Его заинтересовывают политические взоры, контакты с экстремистскими организациями как правого, так и левого толка, связи с иноземцами, отношение к алкоголю и наркотикам. Анкетные данные оценивались строго, но не потому что в прошедшем. За последние годы МИ-6 существенно понизила требования к своим кандидатам. Еще совершенно не так давно прошлый член таковой организации, как Движение за ядерное разоружение, не мог рассчитывать на место в рядах МИ-6, а сейчас — пожалуйста. Не отвергались и те, кто когда-то баловались наркотиками.

Но проверяющий не верует кандидату на слово. Он просит его именовать восемь человек, с которыми кандидат был отлично знаком в тот либо другой период собственной жизни после окончания школы. Всех этих людей опросили… Спустя два месяца кандидату присылается в ординарном конверте фотокопия письма с извещением о присвоении мне высшей формы допуска и приглашением на работу. На гербовой бумаге МИДа сообщается только-только кандидату предписывается "безотложно прибыть в Сенчури-хаус по адресу: Вестминстер-Бридж-роуд, 100 к 10.00. При для себя иметь паспорт".

Обучение

IONEC (курс исходной подготовки служащих разведки) — так именуется учебный курс, рассчитанный на полгода. Ход курса исходной подготовки всегда держит под контролем вышестоящее начальство, и от фуррора либо неуспеха того либо другого курса зависит предстоящая карьера инструкторов.

У новобранцев много общего. Анкетные данные практически у всех однообразные, все европейцы, все мужского пола, все выходцы из среднего класса. Все получили институтское образование, при этом практически все окончили Оксфорд либо Кембридж. Такая однородность новобранцев соответствовала и общей однородности служащих МИ-6. Статистика разведслужбы по набору кадров опровергает утверждения ее представителей о том, что их ведомство всем обеспечивает равные способности при приеме на работу. В период службы Т. дамы составляли только 10% от общего числа служащих, чернокожих вообщем не было, только у 1-го сотрудника один из родителей был азиатского происхождения: посреди служащих не было ни 1-го инвалида, хотя подходящих должностей для их там огромное количество.

Целью IONEC являлось подготовка новичков до проф уровня, нужного для работы в МИ-6 на низких административных должностях. Половина занятий проходила в классах. Там кандидаты изучали ведение дел в ведомстве, теоретические базы того, как сближаться с подходящими людьми, вербовать их, манипулировать ими и получать от их информацию, слушали рассказы о проведенных операциях, общались с представителями других отделов ведомства. Остальное время текло на учения типа Идеальный НЕЗНАКОМЕЦ.

Основной учебной базой IONEC является форт Монктон, наибольший и лучше всех сохранившийся из 4 прибрежных фортов, возведенных Генрихом VIII для защиты стратегически принципиальной портсмутской гавани от французского флота. Размещается он на открытой, продуваемой ветрами южной оконечности полуострова Госпорт, к нему ведет маленькая зигзагообразная дорога, проходящая рядом с полем для гольфа. Официально называемый "Военное учебное заведение №1", Форт служил до 1956 года учебной базой инженерных войск. Когда инженерам он стал больше не нужен, его без шума прибрала к рукам МИ-6. Этот переход совершился в таковой тайне, что отдел снабжения Министерства обороны продолжает оплачивать содержание Форта, понятия не имея, что министерству уже не принадлежит.

Попасть за толстые стенки из сероватого камня можно только по подъемному мосту над крепостным рвом без воды и через охраняемые ворота, ведущие в центральный двор. Прямо над воротами находятся шикарные апартаменты, созданные для Шефа, нередко приезжающего сюда. По остальным трем сторонам двора размещены три главных корпуса: Восточное крыло, Главное и Западное. Восточное является автономным, в нем находятся спальни, кухни, столовые и бары. В корпусах размещены учебные помещения, нужные для подготовки офицеров скрытой службы: спортзал, закрытый тир, фотостудии, технические мастерские, лаборатории и лекционные залы. Есть даже небольшой музей, в каком хранятся сувениры от управляющего SOE- британской спецслужбы времен 2-ой мировой войны…, и устарелое шпионское оборудование времен войны "прохладной". За Восточным крылом находятся вертолетная площадка и открытый тир для стрельбы из пистолетов и автоматов. Не забыт и отдых — на западной стороне есть открытый теннисный корт и площадка для крокета, закрытый корт для сквоша.

Главное крыло, расположенное напротив ворот, является домом кандидатов. Алкоголь имеет большое значение в жизни МИ-6, и инструкторы подстрекали кандидатов к тому, чтоб выпивать каждый вечер. Скоро бар в основном крыле, увенчанный военными эмблемами и сувенирами операций SOE, стал центром разгрузки кандидатов.

Неказистое здание из желтоватого кирпича, расположенное прямо напротив полицейского участка на английской Хай-стрит в Саутуорке, официально является муниципальным архивом. По сути там до недавнешнего времени располагалась еще одна школа МИ-6. Во время учебы кандидаты проводили одну неделю в Боро, другую — в Форте. Занятия в Боро посвящались административным и теоретическим нюансам работы, там инструкторы знакомили кандидатов с историей, целью и образом действий ведомства.

Штат и структура и "продукция" МИ-6

Вместе с южноамериканским ЦРУ и разведслужбой Рф МИ-6 обладает одной из немногих воистину глобальных разведсетей, но штат ее, составляющий приблизительно 2300 человек, намного меньше, чем у российских и янки. Около 350 человек являются лазутчиками. Около 800 заняты в главном технической и административной работой. Другие сотрудники — это секретарши, канцеляристы, сторожи, повара, водители, уборщицы и механики.

Около половины разведчиков и большая часть технического состава находятся в Лондоне. Основная задачка их — поддерживать тех, кто работает за границей, планировать операции, производить связь с зарубежными разведслужбами и поставлять разведданные тем, кто воспринимает решения в Уайтхолле. Разведывательная "продукция" МИ-6 называется CX, это анахронизм тех времен, когда Шефом был Мэнсфилд Каммингс. Служба тогда была так скрытой, что донесения разведчиков не выходили за стенки МИ-6 и поэтому помечались "Каммингсу только", сокращенному до СХ. Разведданные ничего не стоят, если их не докладывать тем, кто воспринимает решения, и на данный момент донесения СХ распространяются еще обширнее. Министерство зарубежных дел и министерство обороны являются важнейшими "клиентами", но СХ может получить хоть какой правительственный департамент, если материал имеет к нему отношение. Даже некие большие английские компании, такие как "Бритиш аэроспейс", "Шелл", "Бритиш пейтент", "Бритиш эйрвейс" держат в штате офицера связи МИ-6, получающего СХ.

Резидентуры МИ-6 в посольствах

Огромную часть СХ обирают лазутчики, подвизающиеся в английских посольствах под дипломатичной крышей. Обычно они работают в малеханьких скрытых секциях в здании посольства, где располагаются так именуемые резидентуры. Они имеют свою накрепко защищенную связь с Центром, вход в комнаты поста разрешен только сотрудникам МИ-6. Эти комнаты нередко проверяются на наличие подслушивающих устройств, и в почти всех резидентурах есть особые "надежные" комнаты для принципиальных совещаний.

В мире около пятидесяти резидентур. Размер их отражает значимость принимающей страны для английских интересов. Резидентуры в шпионских столицах мира — Женеве, Москве, Нью-Йорке и Гонконге — могут иметь в собственном составе до 5 разведчиков, трех-четырех технических служащих и с полдюжины секретарш. В большинстве из их в Западной Европе работают два-три человека, а в 3-ем мире обычно — один лазутчик и секретарша, хотя есть исключения. В Джакарте, к примеру, работают трое, так как Индонезия — прибыльный клиент для английской военной индустрии, в Лагосе — тоже трое благодаря английской заинтригованности в нефтяной промышленности в Нигерии. Глава резидентуры — обычно старший офицер сорока с излишним лет, работающий под видом советника Министерства зарубежных дел. Обычно, он "засвечен" скрытой службе принимающей страны и занимается приемущественно связью, другие лазутчики большей частью "незасвечены" и часть собственного времени шпионят против принимающего страны.

Одни резидентуры, к примеру в Москве и в Пекине, есть приемущественно для шпионажа принимающей стороны, другие не шпионят совершенно. У Австрии нет увлекательных для Британии секретов, но МИ-6 держит в Вене огромную резидентуру для шпионажа за иранской и российской общинами, торговлей орудием и интернациональным агентством по атомной энергии, размещенным в округах городка. Точно также нью-йоркская резидентура существует только потом, чтоб управлять агентурой в ООН.

Резидентурам оказывают помощь из Центра в Лондоне. На каждой есть "Р офицер", занимающийся "продукцией", он определяет ее стратегию и цели, планирует операции и управляет ими, распоряжается бюджетом. "Rофицеры" занимаются рассредотачиванием разведпродукции клиентам. Эти Pи R офицеры организованы в пирамидальные структуры, "управления", с региональным либо многофункциональным центром.

Структура

Когда Т. поступил в МИ-6, там было семь управлений, самыми большими и сильными являлись Восточно-Европейское и западноевропейское. Ближневосточное и Дальневосточное увеличивались, в то время как Африканское и Западное полушария (Латинская Америка и Карибский бассейн) уменьшались. Глобальное управление занималось расширяющейся торговлей орудием, торговлей наркотиками в больших масштабах и интернациональным отмыванием средств.

Управления образуют "зубы" ведомства, группируются в директорат продукции и рассредотачивания. Вместе с ним есть два больших, массивных директората, они занимаются административным управлением и техническим обеспечением. Четыре директоров из Правления производят контроль за общей стратегией и административное управление директоратами; ими командует Шеф.

Разработка и внедрение систем технической связи меж агентами является обязанностью отдела, называемого TOS/AC (Отдел технической и оперативной поддержки и связи с агентами).

Спецоперации

Хотя основная деятельность МИ-6 заключается в работе с агентурой, хартия ее, называемая "Книжка приказов", просит от разведчиков владеть способностью планировать и производить "особые операции" практически военного нрава. У офицеров МИ-6 нет нужной военной подготовки, чтоб проводить эти операции самим. Их задачка — наметить цели операции и достигнуть у министра зарубежных дел политического урегулирования. После чего в дело вступают офицеры и бойцы из всех 3-х родов вооруженных сил.

Военно-воздушные силы предоставляют маленькую группу из 10-ка летчиков, называемую "Особенный отряд". Отбирают их за выдающееся летное мастерство, большая часть уже имеет опыт службы в эскадрильях специального предназначения, обслуживающих воздушных десантников и катерную службу десантно-диверсионных частей. Они управляют транспортными самолетами "Геркулес" С-130, вертолетами "Пума", обучены летать на различных военных и штатских самолетах. С-130 употребляются для доставки в забугорные резидентуры либо возвращения оттуда оборудования, очень массивного либо небезопасного для перевозки в дипломатичном багаже. "Пума" употребляется для перевозки служащих МИ-6 и высокопоставленных лиц по Великобритании, в том числе и по маршруту меж Управлением и Фортом. Этот вертолет нередко можно созидать на вертодроме в Бэттерси либо над Лондоном во время таких полетов, от обыденных "Пум" военно-воздушных сил они отличаются большенными навесноыми топливными баками.

Армия представляет группу из полка воздушных десантников, называемую RWW- "Революционным боевым крылом", базирующуюся в Херфорде, а флот — маленькое подразделение катеров, находящееся в Пуле. В МИ-6 они делают схожие роли и называются в ведомстве общим заглавием "Инкремент". Чтоб стать применимым для службы в Инкремент, военнослужащие должны прослужить более 5 лет и получить звание сержанта. МИ-6 устраивает им проверку и проводит с ними лаконичный вводный курс, посвященный деятельности и задачкам ведомства. Если кандидаты в Инкремент еще не обуяли искусством слежки, то проходят трехнедельный курс в Форте. В Херфорде и Пуле их уже существенное военное мастерство совершенствуется на курсах, где они учатся проведению взрывов и диверсий в сложных критериях, новым методам охраны высокопоставленных лиц и организации партизанской войны. Отрабатывают новые методы посадки, к примеру, парашютирования с большой высоты с штатских самолетов либо потаенной посадки с подводной лодки. Мореплаватели получают высшую квалификацию и получают на свои измышленные имена удостоверения, к примеру шкипера торгового судна, дающие им возможность взять напрокат, к примеру, рыболовный траулер.

Криптография

Криптография, называемая у школьников "невидимые чернила", все еще принципиальна в работе лазутчика, но современная техника труднее "лимонового сока в авторучке", известного по журнальчику "Бойс оун". Существует кооперативный отдел МИ-5 и МИ-6, занимающийся разработками и преподаванием новой техники критографии. В нем работают три человека. У Отдела есть некоторое количество разных техник, но способ, … которым сотрудники МИ-6 пользуются везде, представляет собой умопомрачительно ординарную "офсетную" технику. Как и огромное количество величавых изобретений, она появилась на свет случаем.

Сначала сложность при использовании невидимыми чернилами заключалась в том, что пишущий не лицезрел только-только написанного. Были сделаны видимые чернила, которые обесцвечивались скоро после высыхания, но они оставляли вожделеть наилучшего, потому что углубления, изготовленные пером, можно было найти, и само по себе хранение специфичных чернил могло оказаться уликой.

Решение препядствия пришло внезапно посреди 1980 года, когда техник из Отдела проявлял написанное классической криптографию донесение агента из Рф. Секретное сообщение содержалось на обратной стороне конверта с безопасным "липовым" письмом снутри и было отправлено из Москвы. Когда техник обрабатывал конверт проявляющей жидкостью, начало проявляться секретное сообщение. Но, к его изумлению, появились и другие буковкы кириллицы, написанные другим почерком и зеркально перевернутые. Пристальное исследование показало, что это адресок в Киеве. Но кто был адресатом, и как эта надпись оказалась поверх сообщения?

Было только одно логичное объяснение… Когда агент опустил письмо, задняя часть конверта легла на другой конверт. Адресок на втором конверте был написан чернилами, владеющими возможностью переносить невидимые химикалии на бумагу при соприкосновении с ней. Техник сообразил, что адресок написан ручкой, которую просто приобрести. Если получится установить, что же это все-таки за ручка, появится в высшей степени обычное и не способное служить уликой средство критографии. МИ-6 организовала периодические поиски по всему миру. Потребовалось несколько недель, чтоб отыскать эту волшебную ручку — шариковую "Пентел".

Базы данных МИ-6

CCI- компьютеризированная система оперативного учета лиц и объектов, представляющих энтузиазм для разведки МИ-6. CCI хранила сведения о всех людях, с которыми кто-нибудь из служащих МИ-6 вступал в оперативный контакт с начала сбора этих сведений в 1945 году.


первоисточник agentura.ru

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,125 сек. | 12.57 МБ