Фармакомания болезнь серьезная что и чем лечить-3

В самом начале XX столетия Пауль Эрлих выдвинул концепцию «большой стерилизирующей терапии» — огромное механическое построение в химиотерапии,ориентированное в прагматическом ключе на поиски «магических пуль» для расстрела в упор любого экзогенного врага. Это направление привело к созданию в 30-е годы сульфаниламидов, знаменитого красного стрептоцида. Затем началась «эра антибиотиков». Пенициллин «ликвидировал» сепсис, одна инъекция — и нет гонореи. Белый стрептоцид «уничтожал» тяжелейшее рожистое воспаление за 3—4 дня. Внутривенное введение новарсенола через 16 часов вызывало гибель спирохет Обермейера (возбудителя возвратного тифа). Одна таблетка резохина через час обрывала приступ тропической малярии.
Туберкулез свел в могилу 37-летнего Виссариона Григорьевича Белинского, 25-летнего Николая Александровича Добролюбова, 45-летнего Антона Павловича Чехова. Крупозная пневмония оборвала жизнь Джорджа Байрона и Льва Николаевича Толстого… Их жизнь мог спасти фтивазид или ПАСК. Но, увы, ничего этого не было в арсенале медицины тех лет. А. П. Чехов, болея туберкулезом, как врач следил за тем, чтобы не только в самом доме, но и возле него не появлялась плесень. И не знал, и не догадывался этот удивительно мудрый человек, что будущие победы над его болезнью начнутся с исследований Флемминга, экспериментировавшего с плесенью. Укажем попутно, что еще в 70-е годы прошлого века профессор Военно-медицинской академии А. Г. По-лотебнов изучал (и получил неплохие результаты) воздействие на гнойные раны и язвы «зеленой плесени».
На концепцию экзогении работала и «заместительная терапия»: диабет — вводится инсулин, рахит — назначается витамин Д, при пернициозной анемии необходим витамин В12. При дефиците гормонов назначаются гормоны. Так на замену собственных «ног» пришли «заместительные костыли», с которыми человек не может расстаться нередко до самого конца своих дней. Мы предвидим законное возмущение клиницистов: значит, больному диабетом не нужно вводить инсулин?! Нет, все это нужно: и инсулин, и гормоны, и витамины. Пока… Пока идут эксперименты о генетических «подсадках», способных восстановить эндогенную самопродукцию недостающих биологически активных веществ в организме. По-видимому, такой постоянный «протез» окажется более выгодным, чем ежедневно меняющиеся «костыли». В этом, собственно, и заключены две теоретические концепции медицины: экзогенная, ориентированная исключительно на внешние воздействия, и аутогенная, нацеленная на стимуляцию внутренних возможностей организма, на его коррекцию в иммунологическом и прочих гомеостазах.
Возможности современной медицины таковы, что в ней есть и «магические пули», и симптоматические средства. Однако будущее медицины связано с умением управлять внутренними защитными силами живого, умением стимулировать их. Но это требует и определенной мировоззренческой установки врача: нельзя допускать, чтобы им завладевал «идол» экзогении. Впрочем, ошибочно делать и обратный вывод — не учитывать внешних факторов. Почему не заболел Макс Петтенкофер, выпив пробирку холерных вибрионов? Потому, что он предварительно выпил стакан воды с разведенной содой и добавлением соляной кислоты. Нечто аналогичное произошло с Ильей Ильичом Мечниковым, повторившим опыт М. Петтенкофера, он только заменил соду с соляной кислотой двумя стаканами кислого молока. Оба они проглотили смерть и… даже не заболели.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 45 | 0,106 сек. | 11.25 МБ