Цена врачебных ошибок-3

Недаром А. П. Чехов как-то писал А. С. Суворину: «У врачей бывают отвратительные дни и часы, не дай бог никому этого… Среди врачей, правда, не редкость невежды и хамы, как и среди писателей, инженеров, вообще людей, но те отвратительные часы и дни, о которых я говорю, бывают только у врачей…»
Думаю, что пациентам это знать следует.
Что говорить, врачу бывает очень тяжко переносить несовершенство своей науки, даже на фоне ее несомненных достижений.
«… Никогда еще состояние медицины не было так совершенно, так всеобъемлюще, так развито, как теперь», — с гордостью сказал выдающийся немецкий терапевт X. В. Гуфеланд в… 1793 году. В то время средняя продолжительность жизни человека составляла не более 30 лет, а смерть от аппендицита или туберкулеза считалась столь же неизбежной, как от чумы.
Выдающийся просветитель того же XVIII столетия Вольтер утверждал: «Желание определять болезни путем исследования мочи — смешное шарлатанство, позор для медицины и разума». Отличие между врачами, использующими микроскоп, и астрологами видели лишь в одном: одни смотрят вниз, другие — вверх. Если пациент во время операции кричал от боли, то рекомендовалось выпускать ему кровь из обеих рук до тех пор, пока больной не потеряет сознание. Естественно, боли после этого он не чувствовал.
Когда думаешь о том, что даже и через 100 лет после этого не были известны рентгеновские лучи, электрокардиография и не умели измерять артериальное давление, то нетрудно представить себе, как человек времен Гуфеланда воспринял бы возможности обыкновенной сегодняшней районной больницы.
Хорошо известно, что за годы Советской власти средняя продолжительность жизни в нашей стране выросла более чем в два раза и превышает в настоящее время 70 лет. Несомненно, в этом, как уже говорилось, сказались в первую очередь общественно-социальные преобразования. Есть, однако, и вторая сторона — успехи медицины. Речь идет об улучшении возможностей диагностики и, в частности, о неуклонном уменьшении в силу этого ошибок в распознавании болезней и лечении больных.
Учитывая темпы развития медицины за последние десятилетия, с невольной завистью думаешь о науке XXI века. Особенно если бы человечество не расходовало более двух миллиардов долларов на вооружение … ежедневно, то есть в 3—4 раза больше, чем на здравоохранение! Ведь один современный стратегический бомбардировщик стоит дороже, чем потребовалось средств Всемирной организации здравоохранения, чтобы ликвидировать на земном шаре оспу. В мире 60 миллионов специалистов высокой квалификации работают на гонку вооружений. А если бы весь этот экономический и мозговой потенциал направить на служение жизни, а не смерти…
В начале будущего столетия прогнозируют создание средств, сокращающих без вреда для организма время сна (человек не должен будет спать треть жизни!), повышающих уровень умственного развития, способствующих регенерации конечностей. Футурологи считают, что к 1990 году удастся ликвидировать любой тип боли, будет создана искусственная кровь, решена проблема лечения депрессивных состояний, возможно, будут излечивать 3А всех заболевших раком. К 2000 году предполагается улучшать память и умственные способности, безболезненно сокращать время сна, изменять человеческий характер, сдерживать процессы старения.
Особые надежды возлагают на лекарственные препараты, которые предполагается получать в космосе в условиях невесомости.
Во всех будущих достижениях медицины большое место отводится раннему распознаванию и лечению болезней с помощью широкого внедрения электронно-вычислительных машин, без которых, как считают, врачевание станет невозможным.
И все же компьютеры не решат всех проблем и трудностей медицины Несомненно, диагностика и лечение улучшатся, но программирование будет по-прежнему зависеть от способностей и умения врача. К тому же, лечить надо человека, а не почку или селезенку. Тут машина не поможет: она не заменит ни умного взгляда, ни теплоты голоса.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 45 | 0,261 сек. | 11.42 МБ