Что было в чаше пятого ангела

 «Я поражаю и я исцеляю, и никто не избавит от руки моей» — эти слова люди вложили в уста бога. К нему они и обращались за помощью в постигшей беде.
«Смилуйся над нами, господи!» — об этом  просили больные, которым не суждено было выздороветь, и здоровые, которые через сутки могли оказаться больными.
«Смилуйся над нами, господи!» — звенели колокола, провожая покойников и созывая верующих в крестные ходы. Эти крестные ходы, массовые обращения к богу, в свою очередь, тоже увеличивали число жертв.
Итальянский писатель Боккаччо рассказал о чуме 1348 года.
«В превосходный город Флоренцию пришла смертоносная болезнь, которую по велению небесных тел или ради наших неправых дел праведный гнев божий ниспослал в наказание смертным. Не однажды, а много раз в стройных процессиях, а также иначе набожные люди смиренно приносили покаяние богу.
Это бедствие произвело такой ужас в сердцах мужчин и женщин, что брат покинул брата, дядя — племянника, сестра — брата, а часто и жена — мужа. Простых или даже среднего состояния людей было гораздо более жалко. Задержанные в своих домах надеждою или бедностью, они в течение дня заболевали тысячами и умирали почти все без исключения. О них узнавали соседи только по вони гниющих трупов.
…Дошло до того, что об умиравших людях заботились не более того, сколько ныне заботятся о козах. Не хватало освященной земли, поэтому вырывали большие ямы, в которые клал сотнями прибывающие трупы. Как купеческие товары на кораблях, их клали друг на друга слоями и наполнив яму, покрывали ее немного землей!
…О, сколько больших дворце., сколько красивых домов, прежде наполненных семействами, стояли опустелые до последнего служители!
Сколько крепких мужчин, красивых женщин, милых юношей, которых бы сам Гален, Гиппократ или Эскулап признали совершенно здоровыми, утром обедали с родителями, товарищами и друзьями, а вечером соединялись уже с предками на том свете!» Так было не только в прекрасной Флоренции. Чума — «черная смерть» — в 1348. году унесла треть населения Европы.
Разжигали на улицах костры, надеясь очистить этим воздух, дышали парами селитры и пороха, впервые пытались устраивать карантины. Выполняли все требования духовенства, жертвовали на церковные нужды большие суммы денег, но ничто не помогало.
Так было и на Руси. Летописцы, излагая историю страны за семь столетий, рассказывали о сорока семи эпидемиях. Полоцк, Смоленск, Псков, Новгород, Москва и другие города не раз переживали «мор». Отчаявшиеся жители прибегали к самому последнему средству — спешно строили церковь на пожертвованные деньги. Но, как свидетельствуют те же летописи, «мор не переста». В чумную эпидемию 1389 года в Смоленске из всех заболевших выжили только десять человек. После нее в городе появился новый храм.
Опустошительной была эпидемия чумы в 1812 году. Началась она в Константинополе. В мае на судно «Мартиго», стоявшее в бухте, пришли три пассажира. Они договорились о проезде до Одессы. Одесская карантинная служба задержала судно. Но трое пассажиров, не дождавшись положенного срока, тайком пробрались в город. Один из них вскоре заболел.
Приехавшие встретились со своими земляками, которые тоже заболели. Так в Одессу пришла чума.
Не хватало живых, чтобы хоронить мертвых. Из Херсона привезли пятьдесят каторжников, осужденных на пожизненное заключение. Одетые в парусиновые и клеенчатые балахоны, в капюшонах с отверстиями для глаз и носа, вымазанные смолою и дегтем, они не успевали справляться со своими обязанностями.
Спустя девятнадцать лет в Россию впервые прокралась страшная южная гостья — холера. С 1831-го по 1892 год она проносилась по стране двадцать два раза.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 47 | 0,249 сек. | 12.54 МБ