Что сулит миру расчленение России?

Что сулит миру расчленение России?
1. Беседуя с иноземцами о Рф, каждый верный российский патриот должен объяснять им, что Наша родина есть не случайное нагромождение территорий и племен и не искусственно слаженный «механизм» «областей», но живой, исторически выросший и культурно оправдавшийся организм, не подлежащий произвольному расчленению. Этот организм есть географическое единство, части которого связаны хозяйственным взаимопитанием; этот организм есть духовное, языковое и культурное единство, исторически связавшее российский люд с его национально-младшими братьями — духовным взаимопитанием; он есть государственное и стратегическое единство, доказавшее миру свою волю и свою способность к самообороне; он есть сущий цитадель европейски-азиатского, а поэтому и вселенского мира и равновесия. Расчленение его явилось бы неслыханной еще в истории политической авантюрой, гибельные последствия которой население земли понесло бы на долгие времена.

Расчленение организма на составные части нигде не давало и никогда не даст ни оздоровления, ни творческого равновесия, ни мира. Напротив, оно всегда было и будет болезненным распадом, процессом разложения, брожения, тления и всеобщего инфецирования. И в нашу эру в этот процесс будет втянута вся вселенная. Территория Рф закипит нескончаемыми распрями, столкновениями и штатскими войнами, которые будут повсевременно перерастать в мировые столкновения. Это перерастание будет совсем непредотвратимым в силу 1-го того, что державы всего мира (европейские, азиатские и южноамериканские) будут вкладывать свои средства, свои торговые интересы и свои стратегические расчеты в нововозникшие малые страны; они будут конкурировать вместе, добиваться доминирования и «опорных пунктов»; не много того, выступят империалистические соседи, которые будут покушаться на прямое либо скрытое «аннексирование» неустроенных и незащищенных новообразований (Германия двинется на Украину и Прибалтику, Великобритания покусится на Кавказ и на Среднюю Азию, Япония на дальневосточные берега и т. д.). Наша родина перевоплотится в огромные «Балканы», в нескончаемый источник войн, в величавый рассадник смут. Она станет мировым бродилом, в которое будут вливаться социальные и моральные отбросы всех государств («инфильтранты», «оккупанты», «агитаторы», «разведчики», революционные спекулянты и «миссионеры»), все уголовные, политические и конфессиональные авантюристы вселенной. Расчлененная Наша родина станет неизлечимою язвою мира.

2. Установим сразу, что подготовляемое международною закулисою расчленение Рф не имеет за себя ни мельчайших оснований, никаких духовных либо реально политических суждений, не считая революционной демагогии, несуразного ужаса перед единой Россией и застарелой вражды к российской монархии и к Восточному Православию. Мы знаем, что западные народы не разумеют и не терпят российского своеобразия. Они испытывают единое российское правительство, как плотину для их торгового, языкового и завоевательного распространения. Они собираются поделить всеединый русский «веник» на прутики, переломать эти прутики поодиночке и разжечь ими меркнущий огнь собственной цивилизации. Им нужно расчленить Россию, чтоб провести ее через западное уравнение и развязание и тем убить ее: план ненависти и властолюбия.

3. Зря они ссылаются при всем этом на величавый принцип «свободы»: «национальная свобода» требует-де «политической самостоятельности». Никогда и нигде племенное деление народов не совпадало с муниципальным. Вся история дает тому живы и убедительные подтверждения. Всегда были малые народы и племена, неспособные к муниципальному самостоянию. Проследите тысячелетнюю историю армян, народа темпераментного и культурно самобытного, но не муниципального; и дальше спросите: где самостоятельные страны фламандцев (4,2 млн. в Бельгии, 1 млн. в Голландии), либо валлонов (4 млн.), почему не суверенны уэльские кимры и шотландские гэлы (0,6 млн.), где страны кроатов (3 млн.), словенцев (1,26 млн.), словаков (2,4 млн.), вендов (65 тыс.), французских басков (170 тыс.), испанских басков (450 тыс.), цыган (до 5 млн.), швейцарских лодинов (45 тыс.), испанских каталонцев (6 млн.), испанских галлегосов (2,2 млн.), курдов (выше 2 млн.) и многого огромного количества других азиатских, африканских, австралийских и американских племен?

Итак, племенные «швы» Европы и других континентов совсем не совпадают с муниципальными границами. Многие малые племена только тем и спаслись в истории, что примыкали к более крупносильным народам, муниципальным и толерантным: отделить эти малые племена значило бы — либо передать их новым завоевателям и тем совсем разрушить их самобытную культурную жизнь, либо убить их совершенно, что было бы духовно разрушительно, хозяйственно разорительно и государственно несуразно. Вспомним историю старой Римской империи — это огромное количество народов, «включенных», получивших права римского гражданства, самобытных и огражденных от варваров. А современная Великобританская империя? И вот конкретно таково же культуртрегерское задание единой Рф.

Ни история, ни современное правосознание не знают такового правила: «сколько племен, столько государств». Это есть новоизобретенная, несуразная и гибельная доктрина; и сейчас она выдвигается конкретно для того, чтоб расчленить единую Россию и убить ее самобытную духовную культуру.

Что сулит миру расчленение России?

Карта Русской Империи



* * *

4. Дальше, пусть не молвят нам о том, что «национальные меньшинства» Рф стояли под гнетом российского большинства и его государей. Это вздорная и неверная фантазия. Императорская Наша родина никогда не денационализировала свои малые народы, в отличие хотя бы от германцев в Западной Европе.

Дайте для себя труд заглянуть в историческую карту Европы эры Карла Величавого и первых Каролингов (768—843 по Р. Х.). Вы увидите, что практически от самой Дании, по Эльбе и за Эльбой (славянская «Лаба»), через Эрфурт к Регенсбургу и по Дунаю посиживали славянские племена: абодриты, лютичи, линоны, гевелы, редарии, укры, поморяне, сорбы и много других. Где все они? Что от их осталось? Они подверглись завоеванию, искоренению либо полной денационализации со стороны германцев. Стратегия завоевателя была такая: после военной победы в стан германцев вызывался ведущий слой побежденного народа; эта знать вырезывалась на месте; потом обезглавленный люд подвергался принудительному крещению в католицизм, несогласные убивались тыщами; оставшиеся принудительно и безропотно германизировались. «Обезглавление» побежденного народа есть старенькый общегерманский прием, который был позже использован и к чехам, а в наши деньки снова к чехам, полякам и русским (зачем и внедрены были в Россию большевики с их террором).

Видано ли, слыхано ли чего-нибудть схожее в истории Рф? Никогда и нигде! Сколько малых племен Наша родина получила в истории, столько она и соблюла. Она выделяла, правда, верхние слои присоединенных племен, но только для того, чтоб включить их в собственный имперский верхний слой. Ни принудительным крещением, ни искоренением, ни всеуравнивающим обрусением она никогда не занималась. Насильная денационализация и коммунистическая уравниловка появились только при большевиках.

И вот подтверждение: население Германии, поглотившей столько племен, доведено средством жестокой денационализации до всегерманской однородности, а в Рф общие переписи установили поначалу выше 100, а позже до 100 шестидесяти разных языковых племен; и до 30 разных вероисповеданий. И господа расчленители запамятывают, что племенной состав для затеваемого ими политического расчленения соблюла конкретно императорская Наша родина.

Вспомним хотя бы историю германских колонистов в Рф. Подверглись ли они за 150 лет денационализации? Они переселились на Волгу и в южную Россию во 2-ой половине XVIII века и позднее (1765—1809) — в числе 40—50 тыщ. К началу XX века это был богатейший слой русского крестьянства, числом около 1,2 млн. человек. Все соблюли собственный язык, свои вероисповедания, свои обычаи. И когда, доведенные экспроприацией большевиков до отчаяния, они хлынули вспять в Германию, то немцы с изумлением услышали в их устах извечные — голштинские, вюртембергские и другие диалекты. Все сообщения о принудительной русификации были этим опровергнуты и осрамлены.

Но политическая пропаганда не останавливается и перед очевидной ложью.

5. Дальше, нужно установить, что самое расчленение Рф представляет задачку территориально неразрешимую. Императорская Наша родина не смотрела на свои племена, как на дрова, подлежащие перебросу с места на место; она никогда не гоняла их по стране произвольно. Расселение их в Рф было делом истории и свободного оседания: это был процесс иррациональный, не сводимый ни на какие географические размежевания; это был процесс колонизации, ухода, переселения, рассеяния, смешения, уподобления, размножения и вымирания. Откройте дореволюционную этнографическую карту Рф (1900—1910), и вы увидите необыкновенную пестроту: вся территория наша была испещрена малеханькими государственными «островками», «ответвлениями», «окружениями», племенными «заливами», «проливами», «каналами» и «озерами». Всмотритесь в это племенное смешение и учтите последующие обмолвки: 1) все эти цветовые обозначения условны, ибо никто не мешал грузинам жить в Киеве либо Петербурге, армянам в Бессарабии либо Владивостоке, латышам в Архангельске либо же на Кавказе, черкесам в Эстонии, великороссам всюду и т. д.; 2) потому все эти краски на карте обозначают не «исключительную», а только «преимущественную» племенную заселенность; 3) все эти племена за последние сто-двести лет вступали вместе в кровное смешение, при этом детки от смешанных браков вступали в новые и новые племенные смешения; 4) учтите еще дар российского духа и российской природы непринудительно и неприметно обрусевать людей другой крови, что и передается в южнорусской поговорке «папа — турок, мать — грек, а я российский человек»; 5) распространите этот процесс на всю русскую местность — от Аракса до Варангерской губки и от Петербурга до Якутска, — и вы поймете, почему провалилась большевистская попытка показным образом размежевать Россию на национальные «республики».

Большевикам не удалось отвести каждому племени его необыкновенную местность так как все племена Рф разбросаны и рассеяны, кровно смешаны и географически перемешаны вместе.

Политически обособляясь, каждое племя претендует, естественно, на течение «своих» рек и каналов, на злачную почву, на подземные богатства, на комфортные пастбища, на прибыльные торговые пути и на стратегические оборонительные границы, не говоря уже о главном «массиве» собственного племени, вроде бы малочислен ни был этот «массив». И вот если мы отвлечемся от малых и рассеянных племен, как-то: вотяки, пермяки, зыряне, воргулы, остяки, черемисы, мордва, чуваши, ижора, талышинцы, крызцы, долгане, чуванцы, алеуты, лаки, табасарцы, удины и другие, — и взглянем исключительно в национальную гущу Кавказа и Средней Азии, то мы увидим последующее.

Расселение более больших и значимых племен в Рф таково, что каждое отдельное «государствице» должно было дать свои «меньшинства» соседям и включить в собственный состав обильные чужие «меньшинства». Так обстояло сначала революции в Средней Азии с узбеками, таджиками, киргиз-кайсаками и туркменами: тут пробы политического размежевания вызвали только жестокое соперничество, ненависть и непослушание. Так же обстояло и на Кавказе. Застарелая государственная вражда меж азербайджанскими татарами и армянами добивалась серьезного территориального раздела, а этот раздел оказался совсем невозможным: обнаружились огромные территориальные узлы со смешанным популяцией, и только присутствие русских войск предотвращало обоюдную резню. Подобные же нездоровые узлы образовались при размежевании Грузии и Армении уже в силу 1-го того, что в Тифлисе, главном городке Грузии, армяне составляли практически половину населения, и притом более богатую половину.

Понятно, что большевики, желавшие под видом «национальной самостоятельности» изолировать, денационализировать и интернационализировать русские племена, разрешали все эти задачки диктаториальным произволом, за которым прятались партийно-марксистские суждения, и силою красноармейского орудия.

Так, национально-территориальное размежевание народов было делом искони обреченным.

6. Ко всему произнесенному нужно добавить, что целый ряд русских племен живет доселе в состоянии духовной и государственно-политической малокультурности: посреди их есть такие, что пребывают религиозно в самом простом шаманстве; вся «культура» сводится у многих к кустарным ремеслам; кочевничество далековато еще не изжито; не имея ни естественных границ собственной местности, ни основных городов, ни собственных письменных символов, ни собственной средней и высшей школы, ни собственной государственной интеллигенции, ни государственного самосознания, ни муниципального правосознания, они (как это было понятно русскому императорскому правительству и как это подтвердилось при большевиках) неспособны к самой простой политической жизни, не говоря уже о разрешении сложных задач судопроизводства, народного консульства, техники, дипломатии и стратегии. В руках большевиков они оказались политическими «куклами», насажеными на «пальцы» большевистской диктатуры: двигались эти пальцы, и злосчастные «куклы» шевелились, кланялись, покорливо разводили руками и лопотали партийно-марксистские непристойности. Демагогия и обман, экспроприация и террор, разрушение религии и быта выдавались за «национальный расцвет» русских меньшинств, а на западе находились болваны и продажные корреспонденты, которые воспевали это «освобождение народов».

Неизбежен вопрос: после отчленения этих племен от Рф кто завладеет ими? Какая зарубежная держава будет разыгрывать их и тянуть из их актуальные соки?..

7. С того времени протекли десятилетия большевистского произвола, голода и террора. С того времени пронесся ураган 2-ой мировой войны и была проведена послевоенная «национальная чистка». Вот уже 33 года, как большевики убивают либо вымаривают голодом непокорливые слои населения и перекидывают людей всех русских племен и наций массами в концлагеря, в новые городка и на фабрики. 2-ая глобальная война сдвинула с места всю западную половину Европейской Рф, уводя одних («украинцев», германских колонистов, евреев) на восток к Уралу и за Урал, а других на запад в качестве пленных «остарбайтеров» либо беженцев (в том числе добровольно ушли в Германию целою массою калмыки). Немцы заняли тогда русскую местность с популяцией около 85 миллионов людей, массами расстреливали заложников и истребили около полутора миллионов евреев. Этот режим расстрелов и передвижений длился потом при большевиках после оборотного занятия ими отвоеванных у их территорий. Позже начались экзекуции с государственными меньшинствами: нужно считать практически погубленными немцев-колонистов, крымских татар, карачаев, чеченцев и ингушей, а сейчас экзекуция длится в Эстонии, Латвии и Литве. Представители УНРА исчислили погибших обитателей Белоруссии в 2,2 миллиона, а на Украине — в 7—9 миллионов. Кроме этого нам достоверно понятно, что выбывающее население Украины, Белоруссии и Прибалтики дополняется популяцией из центральных губерний, с другими государственными традициями и тяготениями.

Все это значит, что процесс вымирания, государственной перетасовки и племенного смешения достигнул в Рф за время революции необычных размеров. Целые племена пропали совершенно либо сведены к ничтожеству; целые губернии и области очнутся после революции с новым составом населения; целые уезды окажутся запустевшими. Все прежние планы и расчеты господ-расчленителей окажутся беспочвенными и несостоятельными. Если же русская революция завершится третьей мировой войной, то в племенном и территориальном составе российского населения произойдут такие конфигурации, после которых сама мысль национально-политического расчленения Рф возможно окажется совсем нежизненной химерой, планом не только лишь изменническим, но просто глуповатым и невозможным.

8. И все же мы должны быть готовы к тому, что расчленители Рф попробуют провести собственный агрессивный и несуразный опыт даже и в послебольшевистском хаосе, обманно выдавая его за высшее торжество «свободы», «демократии» и «федерализма»: русским народам и племенам на смерть, авантюристам, жаждущим политической карьеры, на «процветание», противникам Рф на торжество. Мы должны быть готовы к этому, во-1-х, так как немецкая пропаганда вложила очень много средств и усилий в украинский (а может быть, и не только лишь в украинский) сепаратизм; во-2-х, так как психоз надуманной «демократии» и надуманного «федерализма» окутал широкие круги пореволюционных честолюбцев и карьеристов; в-3-х, так как глобальная закулиса, решившая расчленить Россию, отступит от собственного решения только тогда, когда ее планы потерпят полное крушение.

* * *

9. И вот, когда после падения большевиков глобальная пропаганда бросит во всероссийский хаос девиз: «Народы бывшей Рф, расчленяйтесь!» — то раскроются две способности: либо снутри Рф встанет российская государственная диктатура, которая возьмет в свои прочные руки «бразды правления», погасит этот гибельный девиз и поведет Россию к единству, пресекая все и всякие сепаратистские движения в стране; либо же такая диктатура не сложится, и в стране начнется непредставимый хаос передвижений, возвращений, отмщений, погромов, развала транспорта, безработицы, голода, холода и безначалия.

Тогда Наша родина будет окутана анархией и выдаст себя с головой своим государственным, военным, политическим и вероисповедным противникам. В ней сложится тот водоворот погромов и смуты, тот «Мальстрем нечисти», на который мы указали в пт 1; тогда отдельные части ее начнут находить спасения в «бытии о себе», т. е. в расчленении.

Разумеется, что этим состоянием анархии захочут пользоваться все наши «добрые люди»; начнутся различные военные вмешательства под предлогом «самоограждения», «замирения», «водворения порядка» и т. д. Вспомним 1917—1919 годы, когда только ленивый не брал плохо лежащее российское добро; когда Великобритания топила союзно-русские корабли под предлогом, что они стали «революционно опасными», а Германия захватила Украину и докатилась до Дона и Волги. И вот «добрые соседи» опять пустят в ход все виды интервенции: дипломатичную опасность, военную оккупацию, захват сырья, присвоение «концессий», расхищение военных припасов, одиночный, партийный и массовый подкуп, компанию наемных сепаратистских банд (под заглавием «национально-федеративных армий»), создание марионеточных правительств, разжигание и углубление штатских войн по китайскому эталону. А новенькая Лига Наций попробует установить «новый порядок» средством заочных (парижских, берлинских либо женевских) резолюций, направленных на угнетение и расчленение государственной Рф.

Допустим на момент, что все эти «свободолюбивые и демократические» усилия временно увенчаются фуррором и Наша родина будет расчленена. Что все-таки даст этот опыт русским народам и примыкающим державам?

10. При самом умеренном подсчете, — до 20 отдельных «государств», не имеющих ни неоспоримой местности, ни знатных правительств, ни законов, ни суда, ни армий, ни безусловно государственного населения. До 20 пустых заглавий. Но природа не терпит пустоты. И в эти образовавшиеся политические ямы, в эти водовороты сепаратистской анархии хлынет людская порочность: во-1-х, вышколенные революцией авантюристы под новыми фамилиями; во-2-х, наймиты примыкающих держав (из российской эмиграции); в-3-х, зарубежные авантюристы, кондотьеры, спекулянты и «миссионеры» (перечитайте «Бориса Годунова» Пушкина и исторические хроники Шекспира). Все это будет заинтересовано в затягивании хаоса, в противорусской агитации и пропаганде, в политической и религиозной коррупции.

Медлительно, десятилетиями будут слагаться новые, отпавшие либо отчлененные страны. Каждое поведет с каждым примыкающим долгосрочную борьбу за местность и за население, что будет равносильно нескончаемым штатским войнам в границах Рф.

Будут появляться все новые скупые, беспощадные и бессовестные «псевдогенералы», добывать для себя «субсидии» за границей и начинать новейшую резню. 20 стран будут содержать 20 министерств (20ґ10, само мало, 200 министров), 20 парламентов (20ґ200, минимум 4000 парламентариев), 20 армий, 20 штабов, 20 военных промышленностей, 20 разведок и контрразведок, 20 полиций, 20 таможенных и запретительных систем и 20 всемирно разбросанных дипломатичных и консульских представительств. 20 расстроенных экономных и монетных единиц потребуют бессчетных денежных займов; займы будут даваться «державами» под гарантии «демократического», «концессионного», «торгово-промышленного» и «военного» рода. Новые страны окажутся через пару лет сателлитами примыкающих держав, зарубежными колониями либо «протекторатами». Популярная нам из истории федеративная неспособность российского населения и настолько же исторически доказанная тяга его к «самостоятельному фигурированию» довершат дело: о федерации никто и не вспомнит, а обоюдное ожесточение русских соседей принудит их предпочитать иноземное рабство всерусскому единению.

11. Чтоб наглядно вообразить Россию в состоянии этого долгого безумия, довольно представить для себя судьбу «самостийности Украины».

Этому «государству» придется сначала сделать новейшую оборонительную линию от Овруча до Курска и дальше через Харьков на Бахмут и Мариуполь. Соответственно, должны будут «ощетиниться» фронтом против Украины и Великороссия, и Донское Войско. Оба примыкающих страны будут знать, что Украина опирается на Германию и является ее сателлитом и что в случае новейшей войны меж Германией и Россией германское пришествие пойдет с самого начала от Курска на Москву, от Харькова на Волгу и от Бахмута и Мариуполя на Кавказ. Это будет новенькая стратегическая ситуация, в какой пункты наибольшего доселе продвижения германцев окажутся их начальными пт.

Несложно представить для себя и то, как к этой новейшей стратегической ситуации отнесутся Польша, Франция, Великобритания и Соединенные Штаты; они стремительно сообразят, что признать самостийную Украину — означает дать ее германцам (т. е. признать Первую и Вторую мировые войны проигранными!) и снабдить их не только лишь южнорусским хлебом, углем и железом, да и уступить им Кавказ, Волгу и Урал.

На этом может начаться отрезвление Западной Европы от «федеративного» угара и от общерусского расчленения.

12. Из всего этого явствует, что план расчленения Рф имеет собственный предел в реальных интересах Рф и всего населения земли.

Доколе ведутся отвлеченные дискуссии, доколе политические доктринеры выдвигают «соблазнительные» лозунги, делают ставку на российских изменников и запамятывают империалистическую похоть предприимчивых соседей; доколе они считают Россию конченною и похороненною, а поэтому беззащитною, дело ее расчленения может представляться решенным и легким. Но в один прекрасный момент величавые державы реализуют в воображении неминуемые последствия этого расчленения и в один прекрасный момент Наша родина очнется и заговорит; тогда решенное окажется проблематическим и легкое сложным.

Наша родина, как добыча, брошенная на расхищение, есть величина, которую никто не осилит, на которой все перессорятся, которая вызовет к жизни несусветные и неприемлемые угрозы для всего населения земли. Мировое хозяйство, и без того выведенное из равновесия утратой здорового производства Рф, увидит себя перед закреплением этого бесплодия на 10-ки лет. Мировое равновесие, и без того ставшее шатким, как никогда, окажется безнадежным на новые неслыханные тесты. Расчленение Рф не даст ничего дальним державам и неописуемо укрепит ближайших соседей-империалистов. Тяжело придумать меру, более прибыльную для Германии, как конкретно провозглашение российской «псевдофедерации»: это значило бы «списать со счета» Первую мировую войну, весь междувоенный период (1918—1939) и всю Вторую мировую войну — и открыть Германии путь к мировой гегемонии. Самостийная Украина только и может быть «трамплином», ведущим германцев к мировому водительству.

Конкретно Германия, восприняв старенькую мечту Густава Адольфа, силится откинуть Россию до «Московской эпохи». При всем этом она, рассматривая российский люд как созданный для нее исторический «навоз», совсем неспособна осознать, что Наша родина не погибнет от расчленения, но начнет проигрывание всего хода собственной истории поновой: она, как величавый «организм», опять примется собирать свои «члены», продвигаться по рекам к морям, к горам, к углю, к хлебу, к нефти, к урану.

Легкомысленно и глупо поступают неприятели Рф, «впрыскивая» русским племенам политически безрассудную идею расчленения. Эта мысль расчленения европейских держав была в один прекрасный момент выдвинута на Версальском конгрессе (1918). Тогда она была принята и осуществлена. И что все-таки? В Европе появился ряд маленьких и в самоотставании слабосильных стран: Эстония, Латвия и Литва; многоземельная, но неудобозащитимая Польша; стратегически безвыходная, ибо везде удобопроломимая и внутренне разъединенная Чехословакия; малая и разоруженная Австрия; урезанная, обиженная и обессиленная Венгрия; до забавного раздувшаяся и стратегически ничего не стоящая Румыния; и не как и раньше широкая, но заного оскорбленная, мечтающая о реванше Германия. С того времени прошло 30 лет, и когда мы сейчас оглядываемся на ход событий, то невольно спрашиваем себя: может быть, версальские политики желали приготовить для воинственной Германии обильную и незащищенную добычу — от Нарвы до Варны и от Брегенца до Барановичей? Ведь они превратили всю эту европейскую область в некий «детский сад» и оставили этих беззащитных «красных шапочек» наедине с голодным и обозленным волком… Были ли они настолько наивны, что возлагали надежды на французскую «гувернантку», которая «воспитает» волка? Либо они недооценили актуальную энергию и горделивые планы германцев? Либо они задумывались, что Наша родина как и раньше выручит европейское равновесие, ибо представляли и убеждали себя, что Русское правительство и есть Наша родина? Что ни вопрос, то нелепость…

Тяжело сейчас сказать, о чем конкретно эти господа тогда задумывались и о чем же не задумывались. Ясно только-только приготовленное ими расчленение Европы, заключенной меж германским и русским империализмом, было величайшей тупостью двадцатого века. К огорчению, эта тупость их ничему не обучила и рецепт расчленения снова извлечен из дипломатичных ранцев.

Но для нас менторски, что европейские политики заговорили сразу — о паневропейском объединении и о всероссийском расчленении! Мы издавна прислушиваемся к этим голосам. Еще в 1920-х годах в Праге видные социалисты-революционеры на публике проболтались об этом плане, избегая слова «Россия» и заменяя его описательным выражением «страны, расположенные к востоку от полосы Керзона». Мы тогда же отметили эту перспективную и, в сути, изменническую терминологию и сделали соответственный вывод: глобальная закулиса хоронит единую национальную Россию…

Не умно это. Не дальнозорко. Торопливо в ненависти и безвыходно на века. Наша родина не людская пыль и не хаос. Она есть сначала величавый люд, не промотавший собственных сил и не отчаявшийся в собственном призвании. Этот люд изголодался по свободному порядку, по мирному труду, по принадлежности и по государственной культуре. Не хороните же его заблаговременно! 

Придет исторический час, он восстанет из надуманного гроба и востребует вспять свои права!
Создатель Иван Ильин 15 июля 1950 г

источник: http://topwar.ru/33556-rossiya.html

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,173 сек. | 12.87 МБ