О халяве

О халявеДанная статья, как это нередко бывает, родилась из обыденного комментария, потому спасибо всем, кто оставляет свое мировоззрение, спорит и спрашивает.
Что такое халява?

Главным мейн-стримом, базисной интерпретацией этого понятия, которые нам напрашиваются, является представление о халяве, как об извечно варварской, животной и низкой привычке малообразованных и одичавших народов. В особенности таких «неудачных» и «нецивилизованных», как славяне, российские.

Неуж-то в этой массивной пародии, шуточке есть толика правды? Ведь мы вправду склонны к халяве. В отличие от тех же европейцев, которые привыкли всегда и за все платить.

Начинаем снимать «лапшу с ушей».

Любовь к халяве никак не является базисным понятием в природе ценностей всех восточных, южных и иных нецивилизованных народов (не считая, очевидно, западноевропейских). Напротив, любовь к халяве – это базисное положение теории свободного рынка, капитализма и всей либеральной экономической доктрины.

Ведь халява – это вместительное обобщение универсального тезиса о полезности максимизации дохода, личных благ и приемуществ в обмен на мало вероятные издержки. Т.е. в вожделенном и рациональном пределе – в обмен на ноль. А это как раз халява и есть.

Конкретно в поисках дармовщины, халявы рыщут по всему миру транснациональные компании, желая безвозмездно и безвозмездно получить различные природные блага, не останавливаясь в целях заслуги этого праздничка жизни перед массовыми геноцидами, братоубийственными войнами и искусственными природными катастрофами.

К примеру, согласно Наоми Кляйн, ураган «Митч» в Гондурасе, Гватемале и Никарагуа вынудил местные правительства принять на кабальных критериях помощь интернациональных денежных организаций, запустить процессы полной приватизации, т.е. практически распрощаться с суверенитетом. Ураган «Сэнди» привел к окончательному и окончательному торжеству систем личного образования и медицины в Новеньком Орлеане. Ряд цунами оказал решающее воздействие на успешное развитие туристского бизнеса и обеспечил полное разрушение классической рыбацкой отрасли, обеспечивающей занятость местного населения на Мальдивах, Шри-Ланка, Таиланде и других «райских» островах и побережьях. При этом все эти катастрофы конкретно следовали за полной неудачей навязать людям самоубийственные решения «по-хорошему», т.е. сходу прямо за недвусмысленным предупреждением Сильвера-парламентера. Кстати, об этом следует безпрерывно держать в голове любителям эксклюзивных и фешенебельных курортов, когда они комфортабельно отдыхают на костях людей. Но вернемся к халяве.

Почему бы богатым транснациональным корпорациям не заплатить сполна за предоставляемые ресурсы, не сотрудничать на равных и взаимовыгодных критериях с правительствами, тем формируя в развивающихся странах симпатичные потребительские рынки? Почему торжествует самый простой, животный, подсознательный и нерациональный стимул к таковой супероптимизации издержек, что целые цивилизации и культуры окончательно погибают?

Да так как любовь к халяве положена в фундамент, в основание всего западного рвения к преобладанию и власти. Халява – база товарно-денежных и кредитно-инвестиционных отношений, когда жалкая услуга либо одолжение преобразуются в фетиш и нескончаемый источник власти над другими людьми. Халява – основной источник такового понятия, как «стоимость» в политической экономии.
Чтоб осознать это разглядим вопрос с обратного конца.

Что является самым обычным, обычным и правильным для нас? Это – обилие. Ну не привыкли мы платить за воду, за газ и свет, считаем полностью обычным, что в реке следует ловить рыбу, а в лесу – охотиться и собирать грибы и ягоды. Ну и вообщем, не привыкли мы ни средства считать, ни гостей на различных праздничках и юбилеях, а тем паче количество кусков за столом. В отличие от тех же западноевропейцев, у каких даже в холодильнике и на ванной полочке все высчитано на месяц вперед.

Не считаем мы одолжением посодействовать другу при строительстве дома, дать ему на время подходящий инструмент, тачку либо песок. Не привыкли мы умываться, сберегая воду. Не привыкли мы жить в прохладных домах. Что это вообщем за абсурд, как это что-либо в этом мире может взять и
кончиться? Не осознать это нашим небогатым и варварским мозгам.

И как не пробуют нас приучить к цивилизованным отношениям, что все в природе ограничено, что скоро даже вода и кислород будут платными, не осознать нам этих премудростей западной экономической мысли. Поэтому и бесит наша российская культура цивилизованных западных колонизаторов: никак не прививается русским туземцам чувство признательности своим рабовладельцам за то, что пока пользуются безвозмездно такими неописуемыми и редчайшими ценностями, как вода, земля и воздух. И даже не считают их ценностями. Что не появляется у российских желание за свои невиданные привилегии заплатить.
Отсюда и рождается миф о любви российских к халяве, как и другая сторона: все на свете ограничено и труднодоступно, т.е. все ресурсы в мире стоят средств. Так из ничего, из халявы и дармовщины и рождается теория цены. Когда бесплатное вдруг становится платным.

Но ошибаются западные экономисты. Ибо единственная цена на земле – людская кровь. И конкретно таковой ценой мы оплатили просторы собственной обширной Родины, и никогда наши праотцы не торговались и не стояли за ценой родной земли.

Конкретно такая реальная природа нашего извечного российского обилия и западного жлобства. Пардон, рвения к оптимизации цены.
Настало время уже нашему поколению подтвердить свое право на использование всеми бескрайними и бесконечными природными богатствами нашей страны, подтвердить наше право на обилие.

Пришел час сказать западным транснациональным корпорациям: «халява кончилась!»

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,181 сек. | 11.46 МБ