О «массовом предательстве» в годы Величавой Российскей войны

О "массовом предательстве" в годы Великой Отечественной войны

В связи с необходимыми для Рф, её народов датами, всегда происходит активизация различного рода «внутренних врагов», которые стремятся всячески умалить победы и заслуги нашей цивилизации. Лучше их вообщем перечеркнуть, типа заявления политолога Сергея Караганова что «народу Рф после последних 100 лет практически не за что себя уважать». И что весь русский период истории – это одно огромное грех, а СССР – криминальное правительство, такое же как гитлеровский Рейх. В веренице схожих выражений обожают подымать тему о «непомерно высочайшей цене», которую СССР пришлось заплатить за Победу. Сюда же можно записать «чёрные мифы» о штрафбатах, заградотрядах НКВД, «заваливании трупами», «с винтовкой против танков» и т. д.

Идёт целенаправленное, проф психологическое внушение о том, что наш люд — не фаворит в этой жесточайшей войне, а жертва той войны, хорошим ударным механизмом этой информационной войны стала тема массового перехода на сторону неприятеля русских людей. Дескать, они так терпеть не могли русский режим, что были готовы перейти на сторону неприятеля. Одним из основоположников этой мифологии небезосновательно считается А. Солженицын: «Сколько войн вела Наша родина (уж лучше бы гораздо меньше…) и много ли изменников знала в тех войнах? Увидено ли было, чтоб измена была в духе российского бойца? И вот при справедливейшем в мире строе наступила справедливейшая война, и вдруг миллионы изменников из самого обычного народа. Как это осознать? Чем разъяснить?». Его поддержали и другие создатели, к примеру приверженец догадки о подготовке Сталиным удара по Третьему рейху, И. Бунич. Заговорили о миллионах перешедших на сторону гитлеровцев, либо бросивших орудие, не хотя защищать «кровавый режим» Сталина.

И эти ядовитые легенды, легли на благодатную почву, недочета информированности русских людей, которые в годы «гласности» и «демократизации» 80-90-х «глотали» эти легенды на ура. Одинокие голоса тех, кто приводил более реальные факты, подтверждённые серьёзными исследовательскими работами, фактически не были слышны. И только с 2000-х годов стало появляться намного больше серьёзной научной, научно-популярной литературы, которая позволяет отринуть эту мифологию о «войне».

Даже сам тезис о том, что в Величавую Русскую войну в первый раз в российской истории произошёл массовый переход на сторону неприятеля, очень сомнителен. В истории можно отыскать массу более ранешних примеров: в период междоусобных войн и феодальной раздробленности на Руси, обыденным делом было предательство, так боярство в Галицко-Волынской земле не смущалось предавать собственных князей, ведя закулисные переговоры с поляками, венграми. В годы Смутного времени казаки, боярство, дворянство присягало различным самозванцам, польскому принцу. В годы вторжения шведов во главе с Карлом XII на их сторону перебегают запорожские казаки и гетман Мазепа. Во время Российскей войны 1812 года в Виленской, Гродненской, Минской губерниях князь Р. Гедройц собирает 20 тыс. войско, перешедшее на сторону Наполеона, а местные православные священники по указанию главы Могилевской епархии Варлаама принимают присягу на верность Наполеону Бонапарту и проводят молебны за него.

Фактор ряда малых народов, которые «наказал» Сталин, также не нов – крымские татары помогали интервентам в годы Крымской войны. В годы Первой мировой войны, Германия, Австро-Венгрия, ну и наши «союзники» по Антанте, интенсивно использовали «национальную карту» против Русской империи – поддерживали и готовили на своёй местности различного рода сепаратистов и националистов Польши, Финляндии, Прибалтики, Украины, Кавказа, Средней Азии. Велась и вербовка посреди военнопленных, которых тоже было много — 3,6 млн. человек из 15,4 млн. мобилизованных на войну.

Другими словами в Величавую Русскую войну фактически ничего нового в этом плане не было – просто война была самая ужасная, масштабная за всю историю населения земли. Потому, и масштабы этих негативных явлений, также огромные. Ведь было призвано 34,4 млн. человек, пришлось бросить большие местности с десятками миллионов
обитателей. Коллаборационистов насчитывают приблизительно 1,5 миллиона человек, а не миллионы, как обожают гласить некие создатели, это и разные национальные легионы, боевые и вспомогательные части, милиция (приблизительно третья часть всех предателей). Из их фактически российских из центральных областей СССР, захваченных противником, приблизительно 300 тыс. человек.

К тому же нужно учесть тот факт, что большая их часть не была надёжными соратниками, для гитлеровцев, многие при первой способности старались утечь в партизаны, либо через линию фронта. Фактически противников, готовых заливать кровью собственный люд была малозначительная часть. Многие были обыкновенными людьми, которые желали выжить в плену, в оккупации, конъюктурщиками. О внутренних побуждениях такового рода приспособленцев отлично гласит тост заместителя начальника милиции Сапычской волости Погарского района в Брянской области Ивана Раскина: «Мы знаем, что люд нас терпеть не может, что он ожидает прихода Красноватой армии. Так давайте торопиться жить, пейте, гуляйте, услаждайтесь жизнью сейчас, потому что завтра нам все равно поотрывают головы». Это учли и в Москве – беря во внимание сравнимо малый уровень репрессий в отношении коллаборационистов.

Нужно ассоциировать и то, что происходило в других странах, а «не посыпать голову пеплом». Так, из 6 млн. армии Франции, фактически все сдались сами, либо по приказу командования, позже до 1 млн. человек французов вело войну за 3-ий рейх в Европе и против СССР, в Северной Африке. Это во Франции, где не уничтожали военнопленных, как наших, не было массового геноцида штатского населения, как в СССР. Ну и власть во Франции была ранее демократической, винить её французам вроде не за что – коллективизаций, репрессий, раскулачиваний, расказачиваний, как в СССР не было.

Плюс нужно учесть тот факт, что «добровольный» принцип роли в таких формированиях был очень условным. Многим приходилось выбирать погибель, либо «добровольное» служение гитлеровцам. Многие выбирали погибель, но слабеньких людей всегда больше в процентном отношении. Так, даже многие литовцы, посреди, которых было мало приверженцев большевизма, прятались от «добровольного» призыва в леса, за это их родственников репрессировали прямо до расстрелов. От «добровольной» службы в войсках СС старалось уклонится и большая часть офицеров довоенной латвийской армии. О чём «забыли» в современной Прибалтике.

Доказательства о том, что российские старались биться до конца, а не тыщами сдавались в плен, можно найти и у германцев. Так, генерал-полковник Ф. Гальдера записал на 8-й денек, в своём дневнике: «Сведения с фронта подтверждают, что российские везде бьются до последнего человека». Генерал Блюментритт, наступавший на Минск, отметил: «Поведение российских даже в этой первой битве являло собой поразительный контраст с поведением поляков и западных союзников, когда те вытерпели поражение. Даже будучи окруженными, российские дрались за свои позиции и сражались до конца».

Подтверждает факт внутреннего единства русских людей и тот факт, что гитлеровцы просчитались в способности удара по СССР изнутри – «пятой колонной», вероятной социальной революции, после удара снаружи. Уже 1-ые недели боёв проявили, что с «колоссом на глиняных ногах», вышла промашка.

Источники:
Пыхалов И. Величавая Оболганная война. М., 2005.
Пыхалов И., Дюков А. и др. Величавая оболганная война-2. Нам не за что каяться! М., 2008.
http://i-korotchenko.livejournal.com/223187.html
http://lib.ru/PROZA/SOLZHENICYN/gulag.txt
http://www.fondsk.ru/news/2011/06/19/koe-chto-o-nepomerno-vysokoj-cene-k-70-ju-nachala-vojny.html
http://militera.lib.ru/research/bunich1/index.html
http://militera.lib.ru/db/halder/index.html

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,126 сек. | 11.85 МБ