О причинах развязывания войн, либо «Голод, жажда и демократия»

Неважно какая война имеет верно определенную цель как и верно определенные предпосылки. За ближайшее время мир привык к тому, что предпосылками для развязывания вооруженных конфликтов становятся или расовые, или религиозные, или политические и экономические разногласия. Многие же спецы склонны созидать в развязывании фактически хоть какого вооруженного противоборства только экономическую подоплеку, которая может быть просто кропотливо завуалированы наружными нагромождениями вроде отстаивания демократических свобод либо сентенциями на тему приемущества 1-го народа над другим. Эта теория частично припоминает фрейдовскую психологию, согласно которой в любом проявлении людской сути лежит первооснова – так называемое либидо, половое желание. Так и тут: не надо глубоко копать, чтоб отыскать экономическую первопричину той либо другой войны.

О причинах развязывания войн, или "Голод, жажда и демократия"

2-ая глобальная война, которая соотносилась с необходимостью освоения фашистской Германией «Лебенсраум» — актуального места для арийской цивилизации, один из числа тех примеров, когда экономические задачи 1-го страны через неприкрытый реваншизм пробовали решить за счет овладения ресурсами других стран: от ресурсов человечьих до ресурсов природных и технологических.

Современные войны, которые развязывались Соединенными Штатам, опять подтверждают идея о том, что военные деяния развязывались только, для того чтоб отвлечь внимание рядовых людей США от собственных первоочередных экономических заморочек, которые могли похоронить шансы определенных политических сил на управление государством. Возрастающий с пугающей быстротой муниципальный долг необходимо было затуманить пеленой поддержки демократических движений, которые типо по собственной воле рождались в Северной Африке и на Ближнем Востоке.

При всем этом часто можно следить изумительные пробы перекладывания заморочек, связанных с конфликтной деятельностью людей определенных стран, что именуется, с нездоровой головы на здоровую. А именно, южноамериканский профессионал в отрасли экономики и геополитики Майкл Клэйр в одной из собственных публикаций затрагивают тему так именуемых «арабских революций» в очень уникальном ключе. По его воззрению, волнения в Северной Африке и других странах региона появились, только так как местное население решило выразить протест своим властям по поводу неконтролируемого роста цен на продовольствие, энергоэлементы, нехватки пресной воды и обычных критерий для ведения бизнеса. Дескать, люд просто достал неизменный рост цен, необустроенность и все в этом роде. Можно поразмыслить, что рост цен касается только Близкого Востока, а те же Соединенные Штаты обходит стороной…

При всем этом Клэйр, затрагивая одну экономическую сторону вопроса, совсем обходит сторону другую. Если так, то почему же натовские коалиционные силы с одушевлением принялись утюжить позиции Муаммара Каддафи, который привел людей собственной страны к относительно состоятельной (по последней мере, по африканским меркам) жизни, но не оказали поддержки подданным Бахрейна, которые тоже заявляли о собственном недовольстве. Выходит, что здесь была, выскажемся так, своя экономика, которая уже не вязалась с принципами демократии западного эталона.

В конце концов, голод и полное отсутствие критерий для жизни людей куда более интенсивно появляются, например, в Центральной и Западной Африке. В Сьерра-Леоне около 82% находятся за чертой бедности и просто не в состоянии приобрести для для себя простые продукты питания, более 3-х четвертей населения не получают необходимое количество пресной воды. В Сомали уровень смертности использования грязной воды и от голода ошеломляет. Более 70% смертей в этой стране связаны конкретно с голодом и нехваткой пресной воды. Деятельность гуманитарных миссий позволяет как-то управляться с нехваткой товаров питания и медикаментов в Анголе, Зимбабве и Либерии.

Но, почему-либо, тут западная система ценностей не лицезреет поля для собственных интересов, а поэтому и недовольство народа воспринимается как дальний, непонятный и совсем безынтересный звук.

После того
как экс-президент Мадагаскара Равалуманана еще около 3-х годов назад бежал из страны, тут не прекращается политический кризис. В конце июля подразделения армии Мадагаскара отважились на бунт и до сего времени держут под контролем некие местности острова. А именно, идет прямой перехват гуманитарной помощи, которая доставляется через аэропорт в Антананариву, что провоцирует бурю негодования местного населения, которое просит от временного правительства навести порядок. Министр обороны Мадагаскара заявлял, что раскол в армии налицо, а поэтому совладать с мятежниками будет нелегко. В конце концов мятеж военных как бы удалось подавить, но ситуация на полуострове далека от размеренной и сейчас.

Мировое общество, которое так озабочено ситуацией в Сирии, о дилеммах африканского острова молчит, будто бы и нет никакого Мадагаскара с его 21-миллионным популяцией и реальными неуввязками. Просто дело в том, что для Запада Мадагаскар не смотрится той важной территорией на карте мира, которую бы стоило дискуссировать на Совбезе ООН либо на других интернациональных площадках. Главное – отчитаться в предоставлении гуманитарной помощи, а кому эта помощь достается – дело десятое…

Экономические препядствия вызывают бессчетные протесты и межплеменные столкновения в Кении, Того и других африканских странах. Да и в данном случае «карающий меч» демократизации расслабленно лежит в ножнах. Хотя в чем принципное отличие протестов в Центральной Африке от протестов, например, в Ливии либо Сирии, сказать трудно, если управляться логикой самого Запада. Но зато можно сказать, если управляться не подмененными фактами, а реалиями: Ливия и Сирия – это самые истинные плацдармы для предстоящего воплощения собственных планов. При всем этом Ливия – к тому же хороший ресурсный центр. А что Мадагаскар? А что Либерия? Да пусть там хоть потоп – внутренние экономические трудности тут Запад тревожут в самую последнюю очередь.

Не будем забывать, что уровень ВВП на душу населения в той же Ливии до начала там волнений, поддержанных НАТО, полностью соответствовал нормам многих современных государств Европы. А именно, с русским уровнем ВВП он точно был сопоставим… А слова о том, что цены на горючее и энергоэлементы в этом регионе были драконовскими, вообщем можно именовать фикцией, потому что литр бензина во время нахождения у власти полковника Каддафи в Ливии стоил менее 0,2 динара. В переводе на рубли выходит около 4 рублей за литр. Таковой вот топливный беспредел… Видимо, следуя логике южноамериканского экономиста, люд желал вообщем бензина по рублю, а Каддафи мог позволить только по четыре… И здесь то, понимаешь, и грянули сбивающие стоимость на нефть, воду и продукты питания натовские бомбардировщики…

Финансовая ситуация развязанных революционных конфликтов имела специфическую экономическую подоплеку, которая касалась совсем не требований местных обитателей, а амбиций господ из Белоснежного Дома и Конгресса. Был, правда, в этой истории и еще один экономический эпизод, который уж точно никакого дела не имел ни к ценам в Северной Африке на бензин, ни к недовольству местных обитателей своими фаворитами (фаворитами нередко недовольны в хоть какой стране мира, но это ж не приводит к незамедлительному началу революционной злости). Упомянутый экономический эпизод касается приснопамятного французского президента Николя Саркози, который, по уверениям, Каддафи-младшего, просто «кинул» его отца, получив средства на свою президентскую кампанию и ответив бомбардировками Ливии, чтоб должок собственный не отдавать. Но долг он на то и долг, что может проявиться даже после погибели кредиторов и после ухода должника в тень…

Но теперь-то, казалось бы, все пришло на круги своя: все достигнули того, чего желали: Саддам повешен, полковник Каддафи растерзан и захоронен (либо просто брошен) кое-где среди ливийской пустыни, египетского президента Мубарака встретила тюремная камера, к власти пришли демократы новейшей волны, которые больше похожи на обыденных экстремистов, надевших цивильные костюмчики. Казалось бы, война окончена, пора думать о хлебе насущном, который «кровожадные тираны» никак не могли дать своим народам. Да только ситуация пока и не собирается приходить в обычное русло. Только в одном она пока дошла до собственного логического окончания: южноамериканские и европейские компании добрались до иракских и ливийских нефтяных месторождений и исправно переправляют «черное зо
лото» по отлично налаженному маршруту. Вот в этом, пожалуй, и заключается сакральный экономический смысл развязывания тех демократических войн, которые овладели мир в последние годы.

Не надо забывать, что больше половины американских штатов в этом году поразила самая мощная засуха за последние полста лет. Это значит, что придется импортировать больше сельхозпродуктов, а дополнительный импорт повлечет бурный рост цен. В преддверие выборов президента таковой соц пресс очевидно не на руку Обаме. Народ-то будет очевидно недоволен, если увидит в магазинах переписанные ценники с показателями, которые процентов на 20 выше прошлых. Выходит, что южноамериканская администрация может опять попробовать «отвлечь» собственных людей от внутренних заморочек. Какими методами? Да всё теми же: поиском агрессоров на стороне.

Это еще раз гласит о том, что хоть какой повод: от засухи и неурожая зерновых, от нехватки воды до нехватки энергоресурсов в той либо другой стране можно использовать в качестве базиса для развязывания вооруженных конфликтов, основывающихся только на интересах определенных сил. Базис есть, а надстройку можно и сочинить – объявить о кое-чем вроде защиты прав человека, помощи «зеленым» одолеть «фиолетовых», отстоять права угнетенных и т.д., и так далее…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,105 сек. | 12.48 МБ