О судьбе «сукиных сынов» Империи

О судьбе «сукиных сынов» Империи

Франклину Делано Рузвельту приписываются слова, произнесенные или о никарагуанском теране Сомосе (старшем), или о доминиканском деспоте Трухильо: «Может, он и сукин отпрыск, но это наш сукин сын». Ставка в интернациональных делах на подручных данной категории издавна стала для Соединённых Штатов традиционной…Рамки сотрудничества определяются с меркантильным прагматизмом. Следующему «сукину сыну» гарантируется пребывание во власти, но с условием безоговорочного обслуживания геостратегических интересов Империи, роли в подрывных операциях против «недружественных» ей режимов и политических фаворитов, обеспечения имперских интересов в «подопечной» стране.

Спецслужбы США располагают обильным компроматом на Альваро Урибе Велеса, предпоследнего президента Колумбии. В разведывательном анализе «Характеристика главарей наркомафии Колумбии», который был рассекречен Пентагоном в 1991 году, Урибе проходит под № 82: «Колумбийский политик и сенатор, обеспечивающий позиции Медельинского наркокартеля на высочайшем правительственном уровне. Был причастен к наркооперациям на местности Соединённых Штатов. Его отца уничтожили в Колумбии за связи с наркотрафикантами. Урибе очень близок к (наркобарону) Пабло Эскобару Гавирии. Участвовал в его избирательной кампании». В марте 1984 года колумбийские власти провели операцию по захвату нарколаборатории Эскобара, конфисковали 14 тонн кокаина и несколько самолётов и вертолётов. Посреди их — вертолёт Hughes 500, принадлежавший семье Урибе. Каких-то претензий к Альваро тогда предъявлено не было. Более того, его назначили на должность управляющего штатской авиацией. Конкретно он давал разрешения на внедрение взлётно-посадочных полос и полевых аэродромов нарко-компаньонам. Вот где следует находить истоки денежного благополучия Урибе и членов его клана.

Два президентских срока – с 2002 по 2010 гг. – Урибе с ревностью исполнял обязанности куклы Вашингтона, противодействуя тем интеграционным процессам в регионе, которые не предугадывали роли в их Соединённых Штатов. С особенным упорством Урибе вредил блоку ALBA – Боливарианскому альянсу для народов Латинской Америки. Отношения колумбийского президента с Уго Чавесом, Рафаэлем Корреа, Эво Моралесом, Даниэлем Ортегой, Фиделем и Раулем Кастро получали всё огромную остроту и конфликтность. Предлогом для разжигания конфронтации в регионе являлось типо имеющееся «тайное сотрудничество» государств ALBA с колумбийскими партизанскими группировками FARC-ELN. Урибе добивался от латиноамериканцев признать их прямо за США «террористическими организациями», поддержать курс колумбийского управления на интенсификацию внутренней войны и полный разгром повстанцев.

Призывы фаворитов ALBA к налаживанию мирного диалога меж противоборствующими сторонами Урибе игнорировал. Только силовые способы, никаких встречных шагов! Он отдал «добро» на предложение Пентагона и ЦРУ «ликвидировать» временный штабной лагерь FARC в недоступной приграничной зоне Эквадора. Операция была осуществлена самолетами ВВС США и группой колумбийских коммандос. Посреди 10-ов партизан умер команданте Рауль Рейес, уполномоченный FARC по процессу мирного урегулирования. Администрация Буша получила запланированный итог: ситуация в регионе достигнула критичной точки, угроза вооружённого конфликта меж Колумбией, Эквадором и Венесуэлой стала реальной как никогда ранее. Боевые части, в том числе танковые, получили приказы о выдвижении для защиты границ. Перспектива локальной войны меж «sudacas», как пренебрежительно именуют южноамериканцев дипломаты и военные США, рассматривалась ястребами в Вашингтоне в качестве применимого варианта по “развязыванию узлов” в отношениях с “популистскими режимами”. С первыми же выстрелами на колумбийско-эквадорской и колумбийско-венесуэльской границе получил бы оправдание курс Пентагона на создание военных баз в Колумбии и других странах Южной Америки и Карибского бассейна, раскрылись бы способности для прямого вмешательства в жаркий конфликт, в том числе для захвата нефтяных месторождений в Венесуэле и Эквадоре.

Разоблачения WikiLeaks не задели скрытых документов Пентагона и ЦРУ, в каки
х затрагивалась проблематика назревающего вооружённого конфликта, многообещающих сценариев действий сторон и вариантов нагнетания конфронтации. Эти взрывоопасные материалы навряд ли будут открыты в наиблежайшее десятилетие. Но конкретные участники тех событий с колумбийской стороны в какой-то момент могут стать очевидцами на процессе о несостоявшейся войне, подстрекательской роли американских военных представителей в Колумбии и, соответственно, — закулисных манёврах Урибе, который упрямо провоцировал Эквадор и Венесуэлу на развязывание боевых действий. В «активе» Урибе много других мероприятий, направленных на подрыв стабильности и правопорядка в «популистских» странах. С его ведома всюду, где есть большие колонии колумбийских беженцев, были сделаны резидентуры потаенной милиции DAS, занимавшиеся не только лишь слежкой, да и, в согласовании с доктриной Буша о борьбе с терроризмом, «физической нейтрализацией» более небезопасных «экстремистов». Не зря в Вашингтоне и Боготе уровень взаимодействия спецслужб в период правления Урибе признавали беспримерно действенным.

Самая бессчетная колония колумбийцев находится в Венесуэле. Более 4-х миллионов человек основалось в Боливарианской республике, спасаясь от правительственных репрессий за «связи с партизанами», карательных акций наркокартелей и ультраправых вооружённых группировок. Этой ситуацией пользуются южноамериканские и колумбийские спецслужбы, засылая в Венесуэлу отряды «парамилитарес». Их задачка – дестабилизация приграничных штатов, финансовая диверсия (контрабанда бензина и товаров питания), похищение людей с целью выкупа. На этом фоне разворачивается перманентная пропагандистская кампания: Чавес не в состоянии совладать с разгулом преступности. Конкретно по «каналам DAS» Урибе известили о подготовке рейда отряда «парамилитарес» в 100 с излишним человек для нападения на президентский дворец Мирафлорес и убийства Чавеса. Колумбийские боевики должны были использовать венесуэльскую форму и вооружение, чтоб имитировать стихийное восстание военных, недовольных «коммунистической политикой» Чавеса. Урибе не возражал: может быть, конкретно сейчас получится достигнуть фуррора.

План провалился, боевики были арестованы в округах Каракаса намедни атаки. Урибе поторопился организовать встречу с венесуэльским президентом, чтоб свалить всю вину за инцидент на «ультраправые элементы» в муниципальных силовых структурах. Чавес не стал обострять делему, сделал вид, что поверил объяснениям колумбийца, который, по сводкам венесуэльской разведки, не раз гласил в не далеком окружении, что «сумеет освободить Латинскую Америку от диктатора».

Урибе не сумел «обеспечить» своё переизбрание на пост президента в 3-ий раз. Конституционный трибунал Колумбии показал принципиальность. Другое решение было неосуществимым. Стали всплывать факты злодеяний режима Урибе: могилы с тыщами жертв, экзекуции с колумбийцами, которых выдавали за партизан, убийства оппозиционеров, профсоюзных, крестьянских и студенческих активистов, журналистов, представителей индейских организаций. Схожая практика использовалась янки в период борьбы с партизанскими движениями в Латинской Америке в 50-80-х годах. Урибе без колебаний взял её на вооружение. В перспективе очень нехорошие последствия для экс-президента может также иметь расследование, которое ведётся в отношении нелегальных «прослушек» членов парламента, прокурорских работников, арбитров, журналистов. Урибе опровергает, что давал распоряжения подобного рода. Но арест его личного секретаря Бернардо Морено, бегство из страны бывшего директора DAS Марии дель Пилар Уртадо в Панаму, где она получила политическое убежище, указывают на другое: “прослушки” заказывались из дворца Нариньо.

Правительство США оценило услуги собственного «сукиного сына»: по окончании президентского срока он получил место педагога в одном из институтов США и дипломатичное прикрытие сотрудника ООН.

Новый президент Хуан Мануэль Сантос, который был министром обороны в правительстве Урибе, отказался от (очевидного) продолжения курса на конфронтацию со странами-членами ALBA. Сантос повстречался с Чавесом, подписал документы о нормализации отношений и сотрудничестве в разных сферах, в том числе обеспечению безопасности. Этот шаг был воспринят Урибе как «предательство» и сдача завоёванных под его управлением позиций в борьбе с «популистами» и «бандитами FARC-ELN». С неприкрытым раздражением Урибе воспр

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,102 сек. | 11.45 МБ