О торжестве бронетанкового мышления в народном хозяйстве

Ветераны диссидентского движения могут подтвердить, что всякий раз, когда русские танковые армии вламывались к союзникам по Варшавскому договору с целью восстановления социалистической законности, западные радиоголоса дружным хором начинали передавать один и тот же смешной рассказ: «Собрались как- то за одним столом янки, француз и российский. Рюмка за рюмкой, и потянуло собутыльников на авто хвастовство.

Заморский друг собственный «Форд» расхваливает, европеец — «Рено», а российский молчит в тряпочку. Западные демократы на него и насели: «Признавайся, строитель коммунизма, нет у тебя собственной машины и не было никогда». Наш крутился и так, и сяк, но в конце концов не выдержал и брякнул: «Да не нужна мне машина! В Москве метро прекрасное, а за границу ехать — так у нас танки отличные». Радиопровокаторы даже не подозревали всей глубины проникания в советскую реальность, заложенной в анекдоте. Танковые дивизии и армии непременно являлись последним резоном генеральных секретарей. Но правдивый россиянин из смешного рассказа ничего такового брутального в виду не имел. Просто он, как и вся страна, был склонен к бронетанковому мышлению в решении народохозяйственных заморочек.

Меж иным, в русской кинохронике танки в первый раз в 1920-х гг. предстали не в бою либо хотя бы на параде, а на сельскохозяйственных работах. Трофейные английские гусеничные монстры Мк.5 с красноватыми звёздами на бортах умилительно тянули за собой плуги и целые площадки из железных борон. Собственных тракторов в стране ещё не выпускали, так что танки оказались очень кстати.

Реальный танковый прорыв в народное хозяйство состоялся на рубеже 1940-1950-х гг., благо армия переоснащалась новыми боевыми машинами и большое количество «Т-34/76» либо попавших в СССР по ленд-лизу «Шерманов» оказалось не у дел. История многих закрытых «атомных» городов Урала и Сибири начиналась с фотокадров сокрушаемой танками столетний тайги — других средств расчистки будущей производственной площадки в стране не нашлось. На платформах желез-нодорожных ремонтных поездов прямо до начале 1990-х гг. постоянно стояли бесшабашные средние танки: броневой лоб и мощнейший движок оказались хорошим средством постановки на место сошедших с рельсов паровозов и вагонов. Ну и потребителям поординарнее кое-что досталось. Создателю лично приходилось стоять на краю болота, где в 1950-х гг. по вешней беспомощности льда утоп тянувший стог сена совхозный «Шерман».

О торжестве бронетанкового мышления в народном хозяйстве

Демилитаризованный "Шерман"

Еще одна демобилизация в народное хозяйство бронетехники свершилась в 1990-х гг., когда очевидные противники СССР разом перевоплотился в неочевидных друзей Русской Федерации. Геологи, археологи и остальной обитающий на необжитом пространстве народ стремительно сообразили, что на бездорожье самая наилучшая машина — это разоружённая БМП-1. Сейчас таковую можно приобрести даже с ВИП- салоном — если, очевидно, толщина кошелька позволяет. Вобщем, и безденежный люд свою толику русского бронетанкового наследства тоже получил. Лет 15 либо 17 вспять в небольшом южноуральском городе, где асфальта сроду не было, но металлургический заводик имелся, создателю привелось прямо на центральной улице повстречать авточудовище, стоящее впритирку к весёленькому палисаднику личного жилищного строения. При внимательном рассмотрении выяснилось, что это БТР- 40, но со срезанной верхней частью корпуса и дверями от грузовика «ЗИЛ», прилаженными заместо тяжеленных броневых заслонок. Подошедший владелец растолковал, что технику пригнали на завод своим ходом на переплавку. В отличие от страны, люд не стал портить добро и разобрал бронетранспортёры по рукам, благо стоимость устраивала: ящик водки. На вопрос, много ли в городе таких бронеавтовладельцев, ответ последовал категоричный: «Да у всех есть, у кого руки не отсохли». Вправду, в этой глуши автоинспектора лицезрели только по телеку, а две ведущих оси гарантировали поставки сена либо там дров из хоть какой чащобы.

Но подлинного и всевластного расцвета танковое мышление исторически достигнуло там, где эту бронетехнику делали — т.е. на Вагонке в Нижнем Тагиле.

Директор танкового завода № 183 Ю.Е.Максарев, прибывший совместно со своим предприятием и людьми на Урал осенью 1941 г., получил задачку воистину гиганскую: не просто организовать сборку танков, да и сделать сколько-либо применимую для выживанию среду своим подчинённым, причём фактически на пустом месте. Довоенная Вагонка на такие массы населения рассчитана не была. Требовалось строить и обслуживать жильё, заготовлять дрова и бизнес древесную породу, создавать подсобные сельские хозяйства — и т.д., перечень заморочек нескончаем. Людей чуть хватало для танкового сборочного потока, техники никто не отдал и дать не мог — тракторные фабрики страны или захвачены противником, или уже делают танки.

Один резерв всё же имелся. На заводе стремительно скопилось огромное количество танковых узлов и деталей, для боевых машин по различным причинам неприменимых. Но они полностью подходили для интересной игры «сделай сам», благо конструкторской идеей завод обижен не был. В общем, через год-другой по Вагонке и окрестностям ползали и бегали сотки на вид несуразных, но полностью работоспособных машин — тракторов, тягачей, экскаваторов, лесовозов, бетономешалок на гусеничном ходу — и т.д.. Опытнейший взор сходу распознавал в их танковые узлы в различных сочетаниях.

О торжестве бронетанкового мышления в народном хозяйстве

Трактор на базе Т-34 привез дрова. г.Нижний Тагил,1944г.

Но самая уникальная танко-сельхозмашина родилась на Уралвагонзаводе уже после войны, в 1954 г. Поставками продовольствия завод как и раньше не баловали. Для поддержания народа в работоспособном состоянии приходилось содержать три подсобных предприятия с сотками голов свиней и скотин. Всю эту ораву требовалось подкармливать, т.е. растить корма. А чтоб травы и зерновые культуры лучше росли, скотские продукты жизнедеятельности необходимо было вывозить и разбрасывать на поля. Людей, как обычно, излишних не имелось, ну и желающих вручную ворошить особо зловредный свинский навоз не наблюдалось.

Кое-где по хитрецким каналам отыскали чертежи особых машин-навозоразбрасывателей. Склепать их в подсобных цехах заморочек не составляло, но вот незадача: техника добивалась массивного привода в виде гусеничного трактора. В министерстве саму идею выделить по строго лимитируемым фондам тракторы танковому заводу сочли несуразной блажью — и, в общем, были правы. Как раз в это время на Вагонке переделывали старенькые «тридцатьчетвёрки» в армейские бронетягачи. Приладить на таковой бесшабашный танк навозоразбрасыватель с подходящим боезапасом — дело плёвое.

Результат трудов и раздумий впечатлил даже самих создателей нового типа бронетехники. Представьте для себя вешнее поле с подтаявшими сугробами. На опушке — берёзы, на ветках — лениво каркающие вороны. Колоритное солнце, бездонная синева неба. И вдруг — нарастающий грохот дизелей, лязг гусениц. Вороны в панике срываются с веток, а на полевой дороге, не взирая на грязюка полуметровой глубины, возникает танковая колонна. На конце поля боевые машины разворачиваются в строй фронта и разом выходят на не паханную землю. Раздаётся одичавший скрежет и за танками высоко в небо взлетает вал чего-то полужидкого и комковатого, запахом сбивающего с ног за полкилометра от места событий. Танки уверенно движутся вперёд, а поле за ними приобретает ровненький зелёно-коричневый цвет. Уверен, что германский вермахт даже в наилучшие свои времена, летом 1941 г., не выдержал бы атаки высокоскоростных гусеничных стопроцентно защищённых от огня противотанковой артиллерии уралвагонзаводских бронеговномётов. Русской пехоте оставался бы только сбор и отмывка по способности потерявших лицо военнопленных.

С того времени прошло уже более полвека, но если вы думаете, что бронетанковое мышление осталось в прошедшем, то вы глубоко ошибаетесь. Для разброски навоза танки уже не завлекают, но вот к уборке других более плохо пахнущих последствий людской лени и недальновидности — приходится.

Чрезвычайные масштабы утрат от пожаров в центра
льной Рф летом 2010 г. в значимой части были связаны с тем, что пожарные просто не смогли пробиться к очагам возгораний. Только после чего кое-кто во императивных органах услышал давнешнее предложение танкостроителей — выпускать пожарную технику для лесных районов на танковой базе.

Как обычно внезапно, в ноябре 2010 г. в Нижний Тагил пришла зима. А перед новым 2011-м годом начались (кто бы мог поразмыслить?) снегопады. Снегоуборочной техники чуть хватило для центра городка, а окраины завалило — ну, для вас по пояс будет. Понятно же, снегоуборщики управлению жилищно-коммунальных хозяйств требуются пару раз в году, а представительские иномарки — раз в день. Городская администрация объявила чрезвычайное положение и гласом величавым воззвала к заводам. Управление УВЗ сначала крепилось, но когда рабочие стали из-за пробок опаздывать на замену, не выдержало. И вывело на улицы Вагонки…

Ну, понятно — что вывело. То, что имело — бронетехнику. Тут стоит отметить, что с начала 1970-х гг. танки Т-72 и потом Т-90 в неотклонимой комплектации оснащаются бульдозерным отвалом. В своё время его сделали как средство самоокапывания — чтоб боевая машина своими силами за 20-30 минут вырыла для себя траншею и укрылась от неприятельского взора и огня. Сугробы снега либо ледяные торосы на обочинах дорог для тагильского «изделия» даже не препятствие, а мягенький шёлковый путь под гусеницами.

А ведь не считая танков на улицы вышли к тому же ИМР — т.е. инженерные машины разграждения. Это вообщем не техника, а песня. База всё та же, танковая, но бульдозерное оборудование — помощнее. А не считая него, огромное количество других нужных устройств, позволяющих пробиться через любые преграды, даже в эпицентре ядерного взрыва.

Про ядерный взрыв сказано не случаем: в своё время ИМР создавались как ответ на глубоко демократичное решение политиков и военных США и Англии. Ещё в 1950-х гг. они про себя постановили, что в случае военного столкновения с СССР западные немцы и Федеративная Республика Германия боле не необходимы: «лучше быть мёртвым, чем красным». И заложили на германских землях шикарные поля ядерных мин, причём туземцев уведомить как-то запамятовали.

Расчёт был прост: при подрыве ядерных зарядов часть русских танков, вероятнее всего, уцелеет. Но вот пройти через хаос бывшей Западной Германии они точно не сумеют. Но мыслители из Пентагона и Госдепартамента глубоко ошибались: ИМР способна проложить дорогу танковой колонне даже в оплавленном радиоактивном бетоне и кирпиче разрушенного городка. К огорчению, обосновывать сие примером пришлось в Чернобыле.

Так что сугробы на улицах Вагонки этой зимой стали для ИМР не препятствием, а только поводом прокрутить застоявшиеся в густой смазке механизмы.
Тему можно продолжать ещё длительно, но для общеморального вывода приведённого выше совсем довольно: с учётом возрастающей ветхости инфраструктуры народного хозяйства Рф наилучшие годы российского бронетанкового мышления ещё впереди.

О торжестве бронетанкового мышления в народном хозяйстве

Эрзац-ИМР собранный на Вагонке из задельных узлов ИМР-2 для "внутренних" нужд.
О торжестве бронетанкового мышления в народном хозяйстве

Импровизированный бульдозер собранный на Вагонке на базе шасси Т-72М1 с установкой ТБС-86.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Болезнь паркинсона что это

болезнь паркинсона что это

sabrinovo.ru

Помощник бурильщика крс удостоверение

помощник бурильщика крс удостоверение

today.rusdocuments.com

SQL - 46 | 0,872 сек. | 11.46 МБ