О верности акцентов

О верности акцентовСможем ли мы, «свидетели свидетелей», передать и продолжить отношение к Величавой Победе без искажений тем, кто сейчас уже не имеет способности узреть глаза участников Величавой войны и Величавой Победы?
Умопомрачительно, как со сменой поколений изменяется восприятие истории, ее событий, основных героев, возникает новенькая оценка главных моментов, расставляются другие акценты. Уходят ее очевидцы, оставляя потомкам свободу взора, трактовки, казалось бы, незыблемых истин.

Выбравшись как-то в выходной денек с семьей в Солотчу, мой любознательный ребенок, заметив на центральной площади поселка монумент вождю Октябрьской революции, поинтересовался, кому он установлен. Получив ответ, с искренним и убежденным негодованием в голосе воскрикнул: «Ленину?! Он же царя убил!».

Дома мы никогда не обсуждали настолько взрослые для него темы, как российская история XX века. Ну и в учебную программку исходной школы этот предмет пока не включен. Но у малыша уже сформирован собственный взор на эту историческую личность, задано направление миропонимания. Оно, естественно, будет изменяться. Все же информационный ветер успел надуть в его молодую голову характерные нынешнему времени мысли, расставить акценты, не отдал способности подрасти и разобраться во всем самому. И я вспомнила, как в этом же возрасте с таковой же искренней убежденностью торжественным школьным концертом славила денек рождения вождя, с гордостью нося на форменном фартуке его небольшой портрет.

И дело не в том, что поменялись происшествия, открывшие нам новые информационные источники, и не в том, что, может быть, современное изложение издавна прошлых событий несет больше объективности. Очень велик риск, что глобальная либерализация летописи величавой страны дозволит каждому творить свою историю, и осознать, где правда, а где ересь, становится все сложнее.

Близится главный для Рф праздничек – Денек Величавой Победы. Пока живые очевидцы предыдущей ему ужасной войны, он будет оставаться таким. Все действия геройских схваток и невообразимого подвига тружеников тыла, назубок выученные по школьным и вузовским учебникам, обжигающим разум и душу концентратом соединились для меня в одно-единственное воспоминание моей бабушки. О перенесенных трудностях, болях и потерях она не гласила. Но рассказывая о Деньке Победы, всякий раз повторяла: «Ты не можешь для себя представить, что это был за денек! Как все бежали по улицам, рыдали, орали, смеялись, какая это была неописуемая радость…». И за этими, казалось бы, обыкновенными словами стояла вербально непередаваемая мощь выстраданного, дожитого из последних сил, с натянутыми жилами, ярче всех иллюстраций и убедительнее всех учебников доказывающая значимость произошедшего, обязывающая держать в голове и нескончаемо почетать.

Сможем ли мы, «свидетели свидетелей», передать и продолжить это отношение без искажений тем, кто сейчас уже не имеет способности узреть глаза участников Величавой войны и Величавой Победы? Что ляжет в базу нового миропонимания будущих поколений? Что может сравниться с силой живого слова свидетеля? Может быть, только искусство, важным из которого, как понятно, является кино.

Каждое время творит свои формы. Нас, приученных к «экшену» и эффектам, уже тяжело увлечь стабильными, дающими еду для раздумий и соболезнования кинолентами. Обращаясь к военной истории, современные российские кинематографисты, видимо вынужденно следуя законам рынка, вплетают в историю Величавой войны магические сюжеты и одаривают собственных героев сверхъестественными возможностями, тем меняя акценты восприятия. В преддверии праздничка наилучшее время телеканалов отдано таким «шедеврам» последних лет, как «Туман» либо «Мы из будущего». Но подобные пробы их создателей вынудить современников ощутить себя на месте дедов и прадедов белеют на фоне одной только сцены из кинофильма «Белорусский вокзал», в какой однополчане поют неизменную, окуджавскую.

Вобщем, время печали еще не пришло. Белоснежная рубаха и отглаженные парадные штаны, в каких мой отпрыск отправился в школу, – символ почтения тем ветеранам, которые придут сейчас в его класс на урок мужества. А это означает, что у него и еще как минимум у 30 дете
й есть возможность узреть, ощутить и сохранить ту историю, без которой не бывает грядущего.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,135 сек. | 11.41 МБ