О звездах – без иллюзий

О звездах – без иллюзий

1916-й год. В подмосковных Филях, узнаваемых ранее сначала военным советом, созванным Кутузовым после Бородинского схватки, начинается строительство Второго авто завода «Руссо-Балт». Спустя семь лет концессию на предприятие уже при русской власти получил германский авиастроительный концерн «Юнкерс». От городских дорог к небесам — так начиналась история грядущего муниципального научно-производственного галлактического центра имени Миши Васильевича Хруничева.

К звездам население земли стремилось с того времени, как их рассмотрело. Китайские пороховые ракеты, как и их индийские аналоги (не отрицающие легенд про свободно путешествующие по небу виманы), заложили некое колебание в головы даже средневеково думающих европейцев. Отсюда и появились несчастные итальянские пороховые жерла и многие другие новации, которые обремененный экзекуцией разум мог воспринять разве как ложь.

Через несколько веков перепрофилирование обыденного авиастроительного завода, числившегося под стандартным номенклатурным номером 23, под создание (постановлением правительства от 3 октября 1960 года за номером… вобщем, важен ли номер документа…) ракетной техники вышло полностью обыденным. В наши деньки предприятие, производящее новейшее поколение ракет-носителей — от «Протонов» и «Рокотов» до максимально животрепещущей «Ангары», служит более достойным примером того, как может и впредь развиваться русская галлактическая инфраструктура.

Тут и от дискуссий о вероятном в наиблежайшие лет пятнадцать-двадцать чисто русском проекте полета на Марс не уходят. Режим сохранения муниципальных секретов на предприятии – неумолим. Получить какую-либо информацию втуне – навряд ли может быть. Беря во внимание режим пропуска на завод, хоть какому зарубежному шпиону придется много лет прожить в Рф. И к тому моменту, когда он получит священный пластмассовый квадратик, вероятнее всего, сменит мироощущение на более близкое к российскому. А то и явится в особенный отдел и во всем признается под воздействием местных традиций…

Предприятие, оказавшееся за настолько высочайшей заавесью секретности, весной дальнего от нас 1961 года разрабатывало проект ракеты-носителя так именуемого «тяжелого класса» (тогда он имел условное наименование «УР-500», в наши деньки преобразовавшееся во полностью безопасный по неким наружным признакам «Протон»). Галлактическая гонка (не следует забывать, что вот тогда америкосы удачно реализовали свою лунную программку) помнит и 10 марта 1967 года, когда в космос был выведен на орбиту трехступенчатой ракетой спутник «Космос-146». Формально сей день и принято считать датой рождения «Протона-К», ракеты-носителя, средством которой Русский Альянс сумел запустить серийно галлактические аппараты «Луна», «Зонд», «Марс», 1-ые обитаемые околоземные станции серии «Салют» (семь станций, меж иным, южноамериканская пилотируемая астронавтика не может даже близко похвалиться так инициативным ролью в пилотируемом освоении близкого космоса).

О звездах – без иллюзий

Затопленный уже после истечения срока предсказуемого ресурса «Мир» стал еще одним подтверждением приемущества Рф. Логично, что на данный момент все вопросы жизнеобеспечения Интернациональной галлактической станции решаются только благодаря своевременным отправлениям русских галлактических кораблей, разработанных с ролью этого завода. И если принимать за данность то, что полет Гагарина обеспечивали более 2-ух тыщ компаний на местности Страны Советов (число работавших на полет первого астронавта некоторое количество дней вспять привел в телеинтервью Алексей Леонов, 1-ый человек, вышедший в открытый космос – 18 миллионов трудилось, чтоб Гагарин стал первым), то нет никакой необходимости разъяснять текущие ценности. Цели, которые вот-вот будут поставлены перед российскей астронавтикой, впечатляют.

Америкосы прилюдно отказались от программки «Возвращение на Луну». Их заинтересовывают более глобаль

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,109 сек. | 11.43 МБ