Об уникальной живучести русофобии

Об уникальной живучести русофобии

Официально русофобия считается личным случаем ксенофобии. Но я бы охарактеризовал ее как уникальный случай. Ученые до сего времени не могут сойтись во мировоззрении об истоках и причинах возникновения русофобии. Некие считают, что она стала проявляться еще в XVI веке, когда Наша родина попала в число «открываемых» западными европейцами государств. В записках иноземцев тех лет нередко проскальзывало негативное отношение к Рф и русским. Но, стоит увидеть, что прямо до 2-ой половины XVIII века это явление не носило системный нрав. Может быть, тому содействовала общая борьба европейских государств в протяжении XVI – XVII веков с турецким проникновением в Центральную Европу. Наша родина рассматривалась как возможный союзник. Когда же с османской опасностью было покончено, а Русская империя набралась довольно сил для своей экспансии (вспомним присоединение Прибалтики, разделы Польши), то все внимание переключилось на нее.

Об уникальной живучести русофобии

1-ые признаки системной русофобии проявились в Великобритании еще в 1788 году. На заседании парламента премьер-министр Британии, сэр Уильям Питт — младший заявил последующее: «Высокомерие российского кабинета становится нетерпимым для европейцев. За падением Очакова видны цели российской политики на Босфоре, российские скоро выйдут к Нилу, чтоб занять Египет. Будем же держать в голове: ворота на Индию ими уже открыты». Предстоящее свое развитие русофобия получила в наполеоновской Франции и уже в 1820-е годы крепко утвердилась в британской среде. Одним из основных ее проводников тут выступил Роберт Вильсон, который, будучи наблюдателем при ставке российского командования во время войны с Наполеоном, отличился в нескольких схватках, за что получил российский титул. Это, но, не воспрепядствовало ему по возвращении в Великобританию поднять антирусскую истерику: «Наша родина использовала в собственных целях действия, от которых мачалась Европа, взяв в свои руки скипетр глобального господства. Великобритания предназначила все свои силы и ресурсы, чтоб убрать опасность одной доминирующей державы – Франции; но Наша родина, воспользовавшись случаем, оказалась на таковой высочайшей верхушке, о которой французы могли только мечтать». Собственного апогея европейская русофобия достигнула в период Венгерской революции, когда российские войска под командованием Паскевича по требованию австрийского правителя Франца – Иосифа подавили восстание венгров, тем продлив жизнь монархии Габсбургов. Еще больше усилила антирусскую риторику Крымская война. К известным русофобам ушедшей эры следует отнести и основных коммунистических идеологов — Фридриха Энгельса, Карла Маркса. Последний пылал особенной «любовью» к Рф. Приведу только одну из его цитат: «Московия была вскормлена и выросла в кровавой и мерзкой школе татарского рабства… В конечном счете Петр Величавый сделал систему универсальной злости. Он соединил ловкость татарского раба с притязаниями татарского владыки, которому Чингисхан передал в наследие по завещанию дело завоевания всей земли». И чем, спрашивается, так насолила ему Наша родина?! Разве есть вина Рф в том, что на ее местности в протяжении истории всегда кто-то вторгался? Разве лежит вина на наших праотцах за то, что они верой и правдой боролись с иноземными захватчиками, и оттого настолько много крови было пролито на нашей земле? А ведь проспект Карла Маркса есть фактически в каждом городке нашей обширной Родины.

Об уникальной живучести русофобии

Не излишним будет вспомнить, что сам Русский Альянс вначале строился как русофобское правительство. Отсюда и глупейшее деление страны по национально-
территориальному признаку, что до настоящего времени служит бомбой медленного действия. Российский люд, по замыслам архитекторов Союза, был должен стать топливом для разжигания мирового революционного пожара. И только с победой просталинского блока над троцкистами, СССР стал получать черты преемственности Русской империи. Именитая прохладная война, которая, как считается, была сначала идейной борьбой, по сути есть не что другое, как продолжение русофобской политики Запада. Чтоб убедиться в этом, довольно ознакомиться с «планом Даллеса» по разрушению Русского Союза и деградации российской цивилизации.

Естественно, русофобия не является кое-чем из ряда вон выходящим. Например в Европе существует стойкая обоюдная неприязнь меж французами и британцами, французами и германцами, германцами и итальянцами… Все это так. Но нигде эти происшествия не носят системный нрав, не употребляются в большой политике, не мусолятся в СМИ. Причину живучести русофобии можно разъяснить только тем, что вот уже в протяжении более чем двухсотен пятидесяти лет Наша родина является основным геополитическим соперником Запада. Русофобия искусственно поддерживается западными СМИ. Нашим противникам она очень прибыльна, помогая решать принципиальные вопросы внутренней и наружной политики (от внутрипартийной борьбы до продвижения НАТО на Восток). И если данная теория верна хотя бы наполовину, то средства, направляемые на создание положительного вида Рф за рубежом, уходят в никуда. Это как лить воду в решето. Наилучшей саморекламой будет уверенное поведение на интернациональной арене, разрешение внутренних заморочек, увеличение уровня жизни собственных граждан… т.е. доброкачественное содержимое заместо ярчайших, но пустых фантиков. Нереально поменять мировоззрение людей на местности, где информационное воздействие соперника подавляющее.

В задачки русофобии как системы заходит цель подтверждения, в том числе народам Рф, что их правительство не соответствует нормам и эталонам «цивилизованного общества», под коим, естественно, понимается Запад. Нам вбивают мысли об исторической ущербности русской государственности. Цель – поставить Россию в заранее проигрышное положение в информационно-психологической войне, натравливая на нее собственные народы.

Об уникальной живучести русофобии

От политики русофобии никуда не деться, как говорится, на войне все средства неплохи. Но, настораживает тот факт, что русскому народу присуще не только лишь вера в свою особенность, да и самобичевание, вера в темные легенды. К примеру, насаждается миф о том, что российские сызвека пьют больше всех на свете, и вот уже мы сами в это верим, обосновывая тем собственные беспомощности. Меж тем, историческая статистика гласит об оборотном. Еще больше неприятно , что многие профессиональные сограждане добровольно становятся проводниками русофобии на собственной же Родине. От графа Воронцова, известного своими высказываниями относительно королевской политики на Кавказе, до нынешних «борцов за демократию и права человека», на самом деле борющихся, почему-либо, с русской государственностью.

Вот такая она, эта уникальная живучесть русофобии.

P.S.: На карикатурах изображено:
1. Наша родина в виде медведя пожирает Грузию.
2. Французская гравюра середины XIX века, изображающая захват русскими Европы.
3. Карикатура времен русско-японской войны.
4. Современная карикатура. Путин в виде осьминога удушает своими щупальцами примыкающие страны.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,114 сек. | 11.45 МБ