Объект 187

«Объект 187» – в силу закрытости этот танк является одной из самых загадочных боевых машин, сделанных русской индустрией. Достоверная информация по машине в Сети фактически отсутствует. Те немногие публикации, что имеются, грешат домыслами, гипотезами и откровенными ошибками. Предлагаемые фото являются первыми общедоступными изображениями этого танка в сети Веб. На их заснята модель 6-го опытнейшего (и последнего) эталона машины. Модель выполнена сотрудниками УКБТМ Юрием Панфиловым и Владимиром Усовым в М1/10 для представления заказывающему управлению в качестве приятной иллюстрации при закрытии 1-го из шагов ОКР. Работа над моделью заняла 2 месяца, при этом «моделисты» трудились над ее созданием в главном в неурочное время, задерживаясь после основной работы иногда до глубочайшей ночи. В текущее время данная модель все еще находится в принадлежности УКБТМ, при всем этом решается вопрос о ее передаче на хранение и экспонирование в музей бронетанковой техники Уралвагонзавода.

Работу над танком «Объект 187» вело Уральске КБ транспортного машиностроения в рамках темы ОКР «Совершенствование Т-72Б». Тема «Совершенствование Т-72Б» была задана Постановлением Совета Министров СССР от 19 июня 1986 года. Работа по об.187 шла фактически наряду с работами по танку «Объект 188» – будущим Т-90 (с неким опережением последнего) до середины 90-х годов XX века. В отличие от об.188, это была полностью деятельная разработка КБ. В то время уральское КБ еще могло позволить для себя такие «вольности», естественно, делая упор на финансовую поддержку УВЗ как потенциального серийного завода. Обе машины — об.187 и об.188 — эволюционировали в направлении предстоящего развития танка типа Т-72. Но в отличие от об.188, при работе над 187-ым конструкторский коллектив во главе с В.И. Поткиным заложил в конструкцию машины более глубочайшие конфигурации по сопоставлению с начальной конструкцией Т-72Б. Конкретным управляющим работ по танку был заместитель гл.конструктора КБ А.С. Щелгачев. Конструктивным решением стал отказ от навязанного в конце 60-х тагильскому КБ «революционного» дизайна корпуса Т-64. Сборка машины перетерпела маленькое разуплотнение, что положительно сказалось как на эргономичности, так и на защите ВЛД корпуса. За счет удлинения носовой части место расположения механика водителя осталось в глубине корпуса, в итоге чего шахты устройств наблюдения стали выходить наружу через крышу корпуса, а не прямо через ВЛД, как на Т-64 и его генетических наследниках – пропало несчастное ослабленное «декольте» посредине ВЛД. Это решение позволило расположить бронирование под более оптимальными углами наклона для противодействия современным БПС.

На машинах была установлена башня новейшей конструкции – в отличие от обычного литья, ее конструкция была выполнена сварной из листового проката средней твердости. Конструкция и разработка производства таких башен разрабатывалась вместе НИИ Стали, УКБТМ и Уралвагонзаводом. В тот период фактически сразу велись работы по сварным башням для УКБТМ (об.187 и 188) и для ХКБТ (Т-80УД). Башня об.187 отличалась самыми впечатляющими габаритами, в особенности в кормовой части. Большой вклад в разработку башен для тагильских машин и их защиты занес Ю.Н.Кондратьев.

«Железную» броню танка дополнял новый комплекс динамической защиты – прототип сегодняшнего комплекса универсальной ДЗ «Реликт». По неком, не полностью достоверным данным, комплекс защиты об.187 имел наименование «Малахит». Схему защиты дополняли решетчатые экраны и КОЭП «Штора» с ОТШУ и ПУ системы 902А.

Главным вооружением танка стала 125-мм гладкоствольная пушка завышенной баллистики 2А66 (Д-91Т), разработанная в Свердловске на «Заводе №9» – в именитом петровском артиллерийском КБ. Вкупе с орудием разрабатывался новый бронебойно-подкалиберный снаряд 3БМ-39 шифр ОКР «Анкер» с коэффициентом удлинения более 20. Он представлял собой урановый ОБПС-моноблок с новым отделяемым поддоном. ВУ этого БПС состояло из калиберной и легкой композитной подкалиберной катушек; последняя имела *-образное сечение. При всем этом оперение производилось из легких сплавов и размахом в разы меньше калибра. Работу по новенькому выстрелу вел НИМИ. Основной объем ра
бот по испытаниям нового орудия и выстрела проводился на полигоне НТИИМ. Новенькая пушка снаружи отличалась наличием дульного тормоза. ДТ имел однокамерную конструкцию пониженной эффективности и служил более для отвода газов с полосы визирования управляемой ракеты, а не для снятия усилия отдачи. В то же время на неких образчиках в процессе использования была установлена модернизированная пушка 2А46М (Д-81ТМ).

На момент разработки об.187 оснащался самой совершенной в мире СУО – нечто аналогичное на танках армий возможных врагов стало появляться только под конец 1990-х годов. СУО было выполнено на базе частей 1А45. Огромные награды по адаптации данного комплекса к об.187 и об.188 принадлежат Ю. Н. Нейгебауэру и В.М.Быстрицкому. Одним из новшеств, в первый раз внедренных в российском танкостроении, стало применение микроразъемов в электроцепях управления, что значительно понизило объем и массу кабельных трасс. Награда в этом так же принадлежит Юрию Нейгебауэру.

На опытнейших образчиках машины были опробованы несколько типов силовых установок и трансмиссий, включая ГТД. Самой многообещающей СУ в процессе испытаний был признан челябинский Х-образный моноблок А-85-2 мощностью 1200 л.с. В силу габаритных особенностей мотора в МТО он был размещен по продольной схеме (как некогда В-2 на Т-34). Не считая всего остального, такое размещение упрощало его стыковку с ГОПом. Сначало выхлопные патрубки об.187 с Х-образником размещались побортно, в последствии выброс вдоль бортов по надгусеничным полкам был выведен за корму. Работы по МТО об.187 вели Э.Б.Вавилонский, О.А.Куракса, Харлов В.И., Иванов Ю.И. На машине применялась новенькая ходовая часть с параллельным РМШ и железной беговой дорожкой. Если ассоциировать гусеницу об.187 с гусеницей об.188, то 1-ое, что направляет на себя внимание, – форма и размещение грунтозацепов – если на уровне мыслей обвести грунтозацепы одной линией, то выходит овал ( на Т-80/-90 — прямоугольник, на БМПТ — трапеция). Гребень – сплошной (на Т-80/-90 «скобообразный»). Звенья гусеничной ленты выполнены литыми с применением в следующем механообработки, что, непременно, является более технологичным и экономным методом по сопоставлению со штамповкой звеньев Т-64, Т-80 и Т-90. Лопастные гидравлические рессоры устанавливались на 1 и 6 катки (ранешние эталоны) и на 1, 2 и 6 катки (эталоны №5 и №6). Был значительно увеличен динамический ход опорных катков.

Машины строились попарно 3-мя сериями. Любая серия значительно отличалась от предшествующей, наглядно показывая эволюцию типа и направления поэтапной отработки узлов, устройств, агрегатов и систем. Снутри каждой серии машины так же имели отличия, но наименее значимые.

Бывалые эталоны №1 и №2, пожалуй, кроме корпуса были более близки к лику грядущего Т-90. В качестве силовой установки на №1 применялся измененный челябинский V-образный дизель В-84МС мощностью 840 л.с. Данная силовая установка в следующем фактически полностью перешла на об.188. По окончании цикла испытаний Эталон №1 прошел разборку и дефектовку, после этого его корпус был применен при изготовлении эталона №3. Эталон №2 был обустроен уже 1000-сильным V-образным дизелем с турбонаддувом КД-34 (В-85), разработанным в Барнауле. В этом виде машина удачно прошла большой цикл ходовых испытаний в Туркмении, выдержав высшую температуру и запыленность воздуха. Спустя некое время по возвращении в Нижний Тагил машина прошла дооборудование, после этого была расстреляна на полигоне НТИИМа (пос.Старатель). Результаты реального воздействия современными противотанковыми средствами проявили выдающиеся результаты по уровню защиты. Расстрелянный эталон машины был утилизирован.

Опытнейший эталон №3 вначале предназначался для различных «варварских» тестов, связанных с возможностью разрушения конструкции, и по этой причине никогда не был вполне комплектным. В отличие от образцов №1 и №2, имевших традиционную для типа Т-72 литую башню, эталон №3 имел башню новейшей конструкции – из катанных бронелистов шириной 40 мм, соединенных меж собой на сварке. Геометрически башня эталона №3 очень близко припоминает современные сварные башни танков Т-90С, Т-90СА и Т-90А, фактически от ее конструкции последние и ведут свою конструктивную родословную. Существенными наружными отличиями башни эталона №3 от ставших уже обычными сварных башен на Т-90 являются форма раскроя бронелистов, сварных соединений, лючок выброса поддонов круглой формы (на Т-90 он округлый), наличие «башни» ФВУ в левой кормовой части крыши башни (на Т-90, как и на Т-72 ФВУ р
азмещена в корпусе машины). На образчиках №1,№2 и №3 корпус выполнен по традиционной для русского танка схеме, но с той различием, что носовая часть его была удлинена, а ВЛД придан еще больший угол наклона. Место механика-водителя при всем этом вроде бы отодвинулось поглубже вовнутрь корпуса. Смотровые приборы в количестве 3-х штук были вмонтированы в крышку лючка. Данные мероприятия как раз и дозволили избавиться от всеми жарко «любимой» ахиллесовой пяты в виде ослабленной зоны в верхней центральной части ВЛД корпуса машин типа Т-64, Т-72 и Т-80. В качестве опыта на опытнейшем образчике №3 было вырезано родное МТО с КД-34 и имплантировано МТО Т-80У с ГТД-1250. При всем этом был дополнительно установлен гидроамортизатор на 5-й опорный каток. В таком виде машина прошла тесты на щите в Нижнем Тагиле и в следующем каталась на полигоне БТВТ в подмосковной Кубинке. Эталон №3 также проходил всеохватывающие тесты ПАЗ в ядерном центре в Арзамасе. Установка турбины на эталон №3 была быстрее принужденным шагом, попыткой выживания в сложившейся к тому моменту политической ситуации и преследовала две цели. Цель 1 – вышибить козыри у «турбинного» лобби. Показать, что у Тагила также есть практически готовая машина с пользующимся популярностью тогда ГТД. При этом, машина конструкционно более совершенная, совершенная во всем, ну разве что не считая МТО и его системы управления схожим Т-80У (выполненным по официально переданной омской КД). Цель 2 – показать фанатам газотурбинной СУ достоинства новых дизелей завышенной мощности, т.к. не только лишь тесты, но уже теоретические расчеты демонстрировали очевидный проигрыш турбинной СУ по многим характеристикам.

Эталон №4 имел корпус, аналогичный корпусу эталона №3 до его перекроя в «турбинник». Была изменена форма и конструкция сварной башни, возросли ее габариты в миделе и кормовой части. Метеодатчик ввода критерий стрельбы, установленный в кормовой части башни, снаружи приметно отличается от обычного ДВЕ современного Т-90. Основой СУ стал новый Х-образный челябинский движок А-85-2 мощностью 1200 л.с. Обычная для нижнетагильских конструкций вентиляторная охлаждающая система имела уже два центробежных вентилятора, смещенных от центра кормовой части соответственно на право и на лево. Выхлопные патрубки дизеля размещались побортно с разворотом вдоль надгусеничной полки и отводом газов в корму вниз. При всем этом значительно удлиненный тракт содействовал отличному остыванию выхлопных газов, отлично рассеивал тепло, содействуя тем понижению термический заметности до уровня общего фона. По сопоставлению с прототипом №3 поменялось положение ВСУ на правой надгусеничной полке. Конфигурации задели и ходовой части – обычный ленивец с «окнами» был заменен на «сплошной» – без отверстий и вырезов. Комплекс интегрированной динамической защиты «Контакт-V», установленный на образчиках с №1 по №3, был заменен новейшей конструкцией. Вышибные панели ДЗ на ВЛД были выполнены из довольно мощных титановых плит. Потом, при передаче машины в 38 НИИИ МО в Кубинку, эти панели с целью предотвращения их «случайной» утери были изменены 30-мм железным листом с фрезерованными канавками, имитирующими отсутствовавшие истинные панели. Данная эрзац-конструкция 4-мя болтами крепилась к ВЛД корпуса.

Бывалые эталоны №5 и №6 перетерпели более значительные конфигурации, став самыми совершенными машинами данного типа. Носовая часть корпуса еще больше возросла в габаритах и поменяла форму. Если носы Т-72 и ранешних образцов об.187 напоминали стамеску, то нос на образчиках №5 и №6 заполучил зубилообразную форму. Длина «голого» корпуса (без учета надгусеничных полок) составила 7,2 м, ширина (аналогично) – 2,17 м. Смотровые приборы с лючка мехвода перенесены за него в сторону башни. Опять выросла в габаритах сварная башня. Ее габаритная ширина без учета ДЗ составила 3,12 м. Особо серьезно была увеличена защита бортовых проекций башни. Броской наружной отличительной особенностью башен образцов №5 и №6 является очень широкая корма – самая широкая из всех сварных башен, спроектированных в Русском Союзе. На этих машинах, как и на образчике №4 был установлен новый комплекс ДЗ, но, в сопоставлении с «четверкой», на пятой и 6-ой машинах вышибные панели были выполнены уже не из титана, а из броневой стали. Также была изменена конструкция контейнеров ДЗ, устанавливаемых в лобовой части и на скулах башни. Если на комплексе «Контакт-V» установка активных частей происходит через узенькие крышки в торцах блоков, то в этом
случае фактически вся верхняя поверхность блока представляла собой одну огромную съемную крышку. При откручивании 4 болтов выходил удачный доступ по установке/подмене частей как в высшей части блока, так и в нижней. Кормовую часть башни экранировали впечатляющих размеров дюралевые ящики ЗИПа. Бортовые и кормовая проекции корпуса экранировались решетчатыми экранами, выполненными по технологии НИИ Стали из броневого листа шириной 4 мм и которые устанавливались поверх обычного резинотканевого экрана. Беря во внимание, что при установке экранов не соблюдался жд габарит, в транспортном положении предполагался их полный демонтаж. Обе машины оснащались Х-образниками А-85-2, но отличались типом коробки. На образчике №5 коробка была обычная – механическая, тогда как эталон №6 уже имел ГОП. Большая площадь радиаторов добивалась для действенного остывания большего объема пропуска воздуха. С этой целью по настоянию О.А. Кураксы четыре окна решеток над радиатором (эталон №4) были объединены в два большего размера (эталоны №5 и №6). Для обеспечения движения под ОПВТ и экономии массы настолько огромные крышки входных решеток системы остывания выполнены не из металла, как, скажем, на Т-72 либо Т-90, а из прорезиненной ткани. Из-за различий в трансмиссиях на образчике №5 левое решетчатое окно заместо строго прямоугольной формы получило вырез под пробку заливной горловины, что может служить, наверняка, единственным наружным различием меж этими эталонами. В собственном окончательном виде эти машины имеют очередное приметное отличие: на «пятерке» установлены катки «нового» типа, с формой выштамповки схожей каткам второго опытнейшего эталона БМПТ (об.199К), но в процессе использования и испытаний набор опорных катков мог быть разным. На виде с боку эталоны №5 и №6 просто опознаются по модифицированной форме ящиков с агрегатами ВСУ в кормовой части правой надгусеничной полки – в отличие от «четверки» и «тройки» они имеют скос в корму (на образчике №4 скос оборотный, а на образчике №3 ящик с ВСУ вообщем прямоугольной формы).

Уральское КБ предприняло большие усилия в бесплодной попытке поставить эту восхитительную машину на вооружение Русской Армии. Но, невзирая на удачные тесты и очевидно высочайший боевой и технический потенциал, машина не была принята МО на вооружение. Заместо этого заказчики со стороны МО в очередной раз предпочли полумеры и сконцентрировали свое внимание на работах по доводке об.188 – симбиозе корпуса Т-72Б с частью систем об.187. В очередной раз фактически готовая к серии и очень многообещающая машина уступала свое место в серии более обычной и дешевенькой. В несколько переделанном варианте повторилась история с недопущением в серию таких восхитительных для собственного времени машин, как об.167М и об.172М-2М (-3М).

В текущее время в «живых» остались 4 машины: бывалые эталоны №3, №4, №5 и №6. Они все находятся в распоряжении кубинского 38 НИИИ МО РФ и представляют собой очень грустное зрелище. Машины стоят разукомплектованные, металлоломщиками украдены дюралевые ящики ЗИПа, а с «турбинника» – даже титановая крыша МТО! На напористые просьбы музея Уралвагонзавода о передаче хотя бы 1-го танка об.187 для реставрации и следующей демонстрации в музейном комплексе УВЗ, ГАБТУ постоянно отвечает отказом и ссылается на секретность. Но, по неким данным, в текущее время Кубинка все таки планирует провести ремонт машин с следующей их открытой демонстрацией.

К вышесказанному, видимо, стоит добавить, что по задумкам собственного Головного конструктора – Владимира Ивановича Поткина — об.187 был должен стать базой при проектировании и изготовлении целого семейства боевых машин, составлявших боевой комплекс, также послужить базой при проектировании многообещающих, еще больше массивных и совершенных танков.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,105 сек. | 11.49 МБ