Один денек в преисподней. Особый репортаж из Ирака

Один день в преисподней. Специальный репортаж из Ирака

…7.30. Город Эрбиль. К моему отелю подъезжает машина. За рулём Горан — сотрудник местных спецслужб. Его отец был поклонником югославского кино, потому у Горана настолько необыкновенное для Ирака имя. Дорога в Киркук занимает часа полтора… доехали бы резвее, но необходимо тормозить на блокпостах.

— Видишь вон тот ресторан «Абдулла»? — проводит экскурсионную поездку Горан. — Его уже взрывали. Праздновали женитьбу, ворвался смертник — 100 человек погибло. Ту закусочную слева обстреляли боевики в масках — было много убитых. А на это кафе никто не нападает. Или владелец платит повстанцам, или у него родственники в «Аль-Каиде». Тяжело осознать.

Один день в преисподней. Специальный репортаж из Ирака

«Пусть убираются отсюда!»

Шоссе идёт вдоль нефтяных полей Киркука: здесь сосредоточена половина припасов всей иракской нефти. Вдалеке пылают факелы. У обочины остов «Тойоты» — вчера налетела на мину. Воздух напоён нефтью. У
неё даже запах маслянистый, густой. Средства не пахнут? Нет… это неправда.

8.45. Нас тормозят на заезде в Киркук. Тут америкосы — блокпост припоминает крепость: мешки с песком, бетонные блоки, вышка и пулемёты. Основная база за городом: армия США не может бросить без собственного присутствия нефтяной город. Забирают документы — Горан нервничает.

— Мы в собственной стране не хозяева, даже не гости, — злится он. — Обслуживающий персонал. Я ощущаю себя человеком второго сорта.

Янки возвращает мой паспорт, глядит в лицо.

— Какого чёрта вы туда едете? — спрашивает он меня.

— Поглядеть, как успешно вы выстроили демократию…

Боец усмехается и машет рукою. У него есть чувство юмора.

9.10. Мы снутри Киркука. Город завален грудами мусора, гниющих отбросов. Обветшалые дома, стенки со следами от пуль. Люди не улыбаются, глядят исподлобья: напряжение разлито в воздухе. При власти Саддама Хусейна город-миллионник процветал: нефтяных средств ему хватало даже на фонтаны. На данный момент тут в излишке только одно — ненависть. Останавливаемся у дома брата Горана: нужно поменять машину.

— Очень много людей в Эрбиле лицезрели, что я пищу с иноземцем, — разъясняет он. — Могли сказать боевикам цвет и модель автомобиля. Здесь следует быть усмотрительным. Иноземец у нас — дорогой продукт.

Всё верно. Если европейца в Ираке похищает «Аль-Каида», то конец один — запись видеоклипа: человеку перерезают гортань. Другие группировки «добрее» — есть шанс, что выкупят. Не так давно в Киркуке повстанцы похитили группу женщин, дочерей предпринимателей. Их возвратили живыми: правда, пришлось высвободить из кутузки 5 дам, арестованных за связь с боевиками.

9.35. Горан выходит из дома с новостью — только-только в Киркуке рванули три машины, начинённые динамитом. Полсотни покалеченых. У ворот притормаживает внедорожник, набитый иракскими бойцами. Форма — как у янки, только нашивка на рукаве с другим флагом и автоматы Калашникова. Говорю с командиром. Он при Саддаме посиживал в кутузке.

— На данный момент лучше?

— Ужаснее. Когда был Саддам, я мог ночкой без заморочек ехать в Багдад. Сейчас за миллион баксов не поеду. Или уничтожат, или похитят. Я мечтаю, чтоб был порядок, как при Саддаме, но без Саддама. Америкосы? Если они желают нам добра, пусть убираются из моей страны! И побыстрее.

Один день в преисподней. Специальный репортаж из Ирака

«Не смотри им в глаза»

Если такое мировоззрение у людей, что служат янки, представьте, какое у других. Нельзя сказать, что армию США не обожают. Её тут терпеть не могут.

Один день в преисподней. Специальный репор
</p>
</p><div class=

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,132 сек. | 12.45 МБ