Одна армия и три представления

В конце января в Москве прошла конференция Академии военных наук (АВН). На конференции было зачитано много докладов и они все представляют энтузиазм для военной и штатской общественности, ведь часто они касались не только лишь чисто военных качеств. Из всех прозвучавших на мероприятии речей, на наш взор, раздельно необходимо отметить выступления 3-х ответственных лиц. Это заместитель председателя Правительства РФ Дмитрий Рогозин, начальник генштаба генерал армии Николай Макаров и командующий войсками воздушно-космической обороны генерал-лейтенант Олег Остапенко.

Одна армия и три мнения

Мировоззрение Д. Рогозина

Сначала собственного выступления зампред правительства призвал отрешиться от лишнего оптимизма. У нашей страны, как понятно, наибольшая территория в мире, но по численности населения и, как следствие, по его плотности мы находимся далековато не на первых местах. 2-ой момент, на который стоит направить внимание, касается ресурсов. Урал, Сибирь и Далекий Восток – не самые бедные в этом плане регионы. Почему, считает Рогозин, на данный момент либо в дальнейшем легкой жизни у нас не будет, равно как и у наших деток. Естественно, те страны, которые вожделели бы получить контроль над вышеназванными частями Рф, не решают активных действий брутального нрава. Но Д. Рогозин много лет проработал в дипломатичной сфере, в том числе ему довелось быть и представителем Рф при НАТО. Весь этот опыт позволяет Рогозину утверждать, что подозревать так именуемых партнеров в только хороших намерениях все таки не стоит.

Если же бывшие (такие ли они бывшие?) возможные противники отважутся на активные деяния, то нам придется дать им отпор. И тут опять нет повода для оптимизма либо даже шапкозакидательства. Ссылаясь на генерала Макарова, Рогозин гласит, что на данный момент у нашей армии есть некие препядствия с комплектованием новобранцами. Предпосылкой этого заместитель председателя Правительства считает действия двадцатилетней давности. По собственной сущности это была самая реальная революция, а подобные вещи практически всегда не обходятся без отрицательных последствий. Одним из их стало понижение рождаемости, которое спустя 18-20 лет «аукнулось» и на цифрах призыва. Таким макаром, случись что, нам придется полагаться не только лишь на имеющуюся армию, да и на резервистов. При этом их рассредотачивание по возрастам будет очевидно не в пользу более юных людей.

Военно-политическая ситуация в мире просит от нашей страны как можно скорого решения целого ряда заморочек. И никто не отважится утверждать, что все это будет просто. По воззрению Рогозина, для действенного решения имеющихся задач и тех задач, которые могут появиться в дальнейшем, требуется, сначала, точно предсказывать обстановку и осознавать, что, где и как будет происходить. Кроме аналитики необходимо отработать взаимодействие аппарата министерства обороны, научных учреждений военной направленности и оборонных компаний. Это взаимодействие должно идти по четырем главным фронтам:
— Формирование вида. Все вышеуказанные отрасли должны создавать и отрабатывать общие концепции. Как для всех вооруженных сил в целом, так и для отдельных их частей, прямо до определенных образцов вооружения. В это направление заходит и формирование технических заданий на вооружение, организация производства и т.д.;
— Стратегия. Обновление вооруженных сил невообразимо без кропотливой проработки способов и методов их использования в определенных критериях и для определенных задач;
— Сопровождение проектов. Разумеется, что неважно какая мало-мальски важная для обороны страны программка должна контролироваться на всех шагах ее сотворения. Это дозволит корректировать технические задания и концепции внедрения, а не считая того, даст возможность избежать излишних издержек средств и времени, что в современных критериях является одной из самых приоритетных нужд;
— Прямое роль в проектах. Научные организации должны участвовать в разработке новых систем на всех стадиях, от НИОКР до полигонных испытаний.

Не считая того, Рогозин выдвинул один приметный тезис, который, непременно, может вызвать огромное количество споров. Он считает, что русский оборонный комплекс был самым реальным прототипо
м для подражания, при этом не только лишь в плане удачливости реализации проектов. Другой принципиальный момент из русского прошедшего кроется в том, что ранее дела меж производителями и заказчиком (Минобороны) строились никак не по рыночному принципу. И на данный момент, считает Рогозин, необходимо к этому возвратиться. Министерство обороны, гласит он, не случайный прохожий, который мимоходом «пошел по рынку, поглядеть кой-какого товару». Военные должны быть не покупателем готовой продукции, а полностью ее заказчиком. Конкретно они должны сформировывать требования к подходящей технике либо вооружению. Исключительно в таком случае, по воззрению Рогозина, весь цикл сотворения новых изделий будет работать верно и отлично.

Относительно противных тенденций Рогозин высказался последующим образом: не тайна, что по неким фронтам имеется суровое отставание. На данный момент, возможно, уже нет смысла пробовать догнать соперников. Может быть, сейчас необходимо испытать осознать текущие направления развития военной техники и вооружений и попробовать «срезать угол». В таком случае без особенных утрат времени получится более-менее отлично влиться в общие мировые начинания.

На конференции в АВН Д. Рогозин затронул и делему угроз, которые могут показаться уже в не далеком будущем. Информационные технологии с каждым годом занимают все более прочные позиции во всех сферах людской деятельности. Не считая того, уже издавна есть разные методики, при помощи которых можно устраивать диверсии в киберпространстве. Самый узнаваемый пример – вирус Staksnet, приведший к порче оборудования на иранских ядерных предприятиях. Что броско, на пультах операторов не выводилось инфы о проблемах. Ведущие забугорные страны еще пару лет вспять сообразили всю опасность схожих угроз и серьезно занялись т.н. киберобороной. Более того, с недавнешних пор в НАТО «кибернападение» считается достаточным поводом для начала войны. Выходит, утверждает Рогозин, сейчас нельзя закрывать глаза на информационные «войны». Нападение с помощью компьютерных вирусов в перспективе может, как минимум, серьезно нарушить коммуникации противника. Навряд ли стоит закрывать глаза и на эту сферу людской деятельности. Нашей стране сейчас тоже требуются особые подразделения, которые станут заниматься IT-безопасностью стратегических направлений.

Тезисы генерала Макарова

Начальник генерального штаба ВС РФ генерал армии Н. Макаров согласен с зампредом Правительства в части жизнеутверждающих прогнозов на будущее. В качестве примера трудности геополитического положения Рф Макаров привел Японию. По его словам, Страна восходящего солнца имеет такую же площадь, как озеро Байкал, а ее численность населения ненамного меньше, чем у Рф. Нужно увидеть, генерал ошибся – Япония практически в двенадцать раз больше Байкала по площади. Все же, ее практически 380 тыс. квадратных км не идут ни в какое сопоставление с русскими семнадцатью миллионами. В целом, пример Макарова не совершенно удачен, но замечательно иллюстрирует ситуацию.

Макаров согласен с Рогозиным и в оценках воздействия развала Русского Союза и последовавших за этим событий. Не тайна, что тот период стукнул по армии не только лишь недочетом призывников через пару лет. Из-за отсутствия финансирования из вооруженных сил уходило огромное количество ценных кадров. Были задачи и с притоком – по словам Макарова, две третьих выпускников военных училищ в этот период при первой же способности уходили «на гражданку». В забугорных странах в это время было некое замедление темпов развития: там посчитали, что с окончанием прохладной войны можно не вкладывать в свои армии колоссальные суммы. Но полной остановки не было, а освободившиеся ресурсы бывшие возможные противники бросили на реформирование собственных вооруженных сил и обновление вещественной части. Само собой, русская армия отстала от забугорных, ведь в протяжении пары лет ей в прямом смысле слова приходилось биться за выживание.

Результатом работ за границей, а именно в странах НАТО, стал упор на проведение операций военно-воздушными силами, возникновение понятия кибербезопасности, также новые «правила» ведения войны. Анализируя последние военные конфликты, создается ясное воспоминание, что главную роль в финале всей войны играет исходный ее период. Не считая того, отметил Макаров, сегодняшние войны можно поделить на два шага: маленький 1-ый, в процессе которого идут активные деяния и 2-ой, постконфликтный – более долги
й и идущий по своим своим законам. Еще одна тенденция развития забугорных армий касается количества и свойства. С одной стороны, ведущие страны уменьшают свои вооруженные силы, а с другой, внедряются новые технологии, новенькая аппаратура и т.д. В конечном итоге наименьшая по численности армия имеет никак не наименьший боевой потенциал. Подавляющее большая часть аналитиков считает, что конкретно таковой подход должен из современной армии сделать армию грядущего.

Необходимость реформирования русских вооруженных сил назрела издавна. Уже к началу 90-х, гласит генерал Макаров, требовалось делать какие-то шаги в сторону улучшения. Но произошедшие в то время действия никак не содействовали проведению всех нужных конфигураций. В итоге ситуация дошла до критичной точки. В самом конце 90-х появилась концепция т.н. «угрожаемого периода». Аналитики Минобороны подсчитали, что для сохранения обороноспособности всего страны только за один двухтысячный год необходимо было вложить в оборонную индустрия и армию порядка триллиона рублей. Это была палка о 2-ух концах, при этом оба выходили далековато не приятными. Макаров напомнил, что у военных просто не было таких средств (они даже грезить не могли о схожих суммах), а оборонно-промышленный комплекс уже был не способен обеспечить успешное освоение целого триллиона. Описывая те действия, начальник Генштаба даже гласит, что к 2000 году армия была практически бессильной и невооруженной.

Непростая ситуация, следует сказать, в то время была не только лишь в армии и ОПК, но необходимо было что-то делать, пока не поздно. Постепенное улучшение положения вооруженных сил, по словам Макарова, в конечном итоге привело к тому, что в 2008 году в конце концов появилась возможность начать издавна назревшую реформу всей армии. Было понятно, что просто и стремительно все это сделать не получится, но работа была начата. За прошедшие с того времени три года было изготовлено сильно много, вроде бы даже не больше, чем за прошлые 15-20 лет. Изменены были фактически все сферы, включая высшее командование и подготовку кадров. Так, приостановка приема в военные училища посодействовала распределить имеющихся выпускников по подходящим частям и убрать те несчастные две третьих курсантов, которые, получив лейтенантские погоны, не вожделели продолжать службу. Была оптимизирована система центральных органов управления министерства обороны – одна только численность их работников была сокращена практически вчетверо. Также к суровым нововведениям Макаров относит введение в армейскую жизнь практики аутсорсинга. Генерал считает это очень полезным начинанием, поэтому как бойцы сейчас заняты своими прямыми обязательствами, а не очисткой картошки и иными хозяйственными вопросами. Были произведены и поболее суровые конфигурации структурного нрава. Заместо 6 военных округов в нашей стране сейчас четыре, в каких имеются группировки на 6 главных направлениях. Оптимизация структуры вооруженных сил прирастила их потенциал, как произнес Макаров, более чем вдвое. И это на фоне дискуссий о развале армии. Был сотворен новый род войск – воздушно-космическая оборона. Проводится планомерное обновление техники. Так, за последние два года толика новейшей вещественной части выросла с 5-6 до 16-18%. К 2015 году этот показатель должен дойти до 30%, а к 20-му – до 70%.

Раздельно Макаров высказался насчет взаимодействия оборонных компаний и министерства обороны. Работы тут много и заморочек не меньше. В особенности военным докучают некие организации, которые, по выражению начальника Генштаба, делают «Запорожцы», а стоимость на их ставят не меньше, чем у реального «Мерседеса». Эти самые «Запорожцы» слабо подходят военным, и те не торопятся их закупать. В свою очередь, хитрецкий «автозавод» начинает орать о погибающей оборонке, голодных рабочих и т.д. Само собой, российского производителя можно и необходимо поддерживать рублем. Но не ценой обороноспособности целой страны. Генерал Макаров окончил тему отношений Министерства и компаний так: «станем брать то, что необходимо армии и флоту».

В стратегическом планировании и взорах на ведение современной войны начальник Генштаба ВС РФ считает принципиальным отказ от старенькых методов-стереотипов, пусть даже они три раза отработаны. Приятный пример новейшей методики ведения войны был не так давно продемонстрирован силами НАТО во время интервенции в Ливии. В отличие от всех прошлых операций, в Ливии не вели войны сухопутные подразделения государств Североатла

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,235 сек. | 11.52 МБ