«Шмель» жалит молниеносно

«Шмель» жалит молниеносно
«ОАО «Высокоточные комплексы» продолжит улучшать уникальное семейство огнеметов

В современном мире с его высочайшей урбанизацией и значимым процентом населения, живущего в городках и мегаполисах, бои в городских критериях становятся обыденным явлением. Довольно вспомнить два штурма Сурового в 1994 и 1999 годах, Багдад в 2003-м, Фаллуджу в 2004-м, недавнешние столкновения в ливийском Мисурате в 2011-м и в сирийских Дераа и Алеппо в 2012–2013 годах. Потому военные ведомства продвинутых стран мира уделяют повышенное внимание разработке действенных образцов вооружения и военной техники для ведения городского боя.

Организация и ведение штурма населенного пт – один из самых сложных видов боя на тактическом и оперативном уровнях. По воззрению западных и российских военных профессионалов, важную роль в успешном его захвате и зачистке играет подготовленность личного состава штурмующих частей и подразделений, также их экипировка и вооружение. Обеспеченный опыт в этой области был накоплен Русской армией в годы Величавой Российскей войны. Опыт боев в Сталинграде, Кенигсберге, Берлине и т. д. лег в базу методических пособий и боевых уставов армии не только лишь Русской/Русской, да и ФРГ, Франции и даже США.

«Когда зимой 1999 года мы готовились атаковать Суровый, то запросили все документы и методички по боям в Сталинграде. Они нам очень помогли», – поведал газете «Военно-промышленный курьер» Герой Рф генерал-полковник Владимир Булгаков. Но в современном мире с его высочайшей информатизацией и новыми технологиями стратегия штурма городов и населенных пт перетерпела значимые конфигурации.
В критериях городского боя

С 2001 года южноамериканскими военно-научными заведениями, включая US Army War College, издано несколько 10-ов научных работ, анализирующих опыт армий разных государств при штурме городов. В 2006 году для Армии США издан полевой утомившись FM 3-06 Urban Operations, регламентирующий операции на урбанистической местности, а в 2008-м – FM 2-91.4 Intelligence Support To Urban Operations, посвященный организации разведки в городках и населенных пт.

"Системы вооружения повсевременно совершенствуются, возникают новые решения, разработки. Не стоит на месте и РПО «Шмель»”

Основная особенность ведения городского боя в том, что противники находятся в конкретной близости друг от друга.

«Один дом занимали мои подразделения, а через дорогу от их посиживали боевики. Я потому и не вызывал авиацию. Боевики близко, а летчики могут собственных накрыть, а если отступить на неопасное удаление, то противник займет оставленные нами позиции. Потому Су-24 и Су-25 работали еще далее по плану вышестоящего командования», – произнес корреспонденту «ВПК» Герой Рф полковник Евгений Кукарин, командовавший войсками группировки «Восток», штурмовавшей Суровый в декабре 1999 года.
В то же время одним стрелковым орудием и минометами вышибить противника из домов и зданий, часто не уступающих по собственной прочности железобетонным длительным укреплениям, не получится. Потому в бою интенсивно употребляются артиллерия и танки, стреляющие прямой наводкой.
Во время Величавой Российскей войны в дивизиях, штурмовавших городка и населенные пункты, из-за понесенных утрат было от 4 до 7 стрелковых батальонов – всего по 150–200 активных штыков, но много орудий и минометов. Любая дивизия располагала примерно соткой стволов, усиливаемых армейскими, корпусными артполками и бригадами Резерва головного командования. В боях в Кенигсберге, Будапеште и других городках участвовали минимум два-три механизированных и танковых корпуса с соткой танков в каждом, а в Берлинской операции имелись даже танковые армии. Правда, без пехоты танки и другая бронетехника в критериях городской застройки уязвимы от огня гранатометчиков противника, что и обосновал кровавый штурм Сурового зимой 1994 года. Танки 131-й мотострелковой бригады и 81-го мотострелкового полка при слабенькой поддержке пехотинцев и артиллерии оказались блокированы и стремительно выбиты. Но уже зимой 1999-го, 2-ой раз штурмуя Суровый, русское командование ограничило внедрение бронетехники, зато огнь артиллерии был существенно лучше. По признанию Евгения Кукарина, при штурме грозненской площади Минута его поддерживали не только лишь несколько 152-мм самоходных гаубиц, да и томные 240-мм минометы «Тюльпан», использовавшие корректируемые мины.
Интенсивно применяли артиллерию и бронетанковую технику Армия и Корпус морской пехоты США, штурмовавшие иракские городка в 2003–2005 годах. Но как и русские войска в Чечне, южноамериканские военные столкнулись с высочайшей уязвимостью танков и БМП, даже невзирая на хорошую выучку и численное приемущество собственных пехотинцев. Броско, что в отличие от русских военных Армия и КМП США предпочитают вести артиллерийский огнь по отдаленным от собственных позиций целям, а авиация с высокоточными средствами поражения должна уничтожать противника в конкретной близости от наземных войск. Хотя, как указывает опыт боев в иракских Фаллудже, Насирии и т. д., более 70 процентов авиаударов были отменены из-за близости боевиков к позициям американских подразделений.
Невзирая на различные подходы и техническое оснащение, штурмуя городка, вооруженные силы Рф и США сталкиваются со похожими неуввязками. Противник находится в нескольких 10-ках метров от позиций русских (американских) войск в постройках, защищающих от стрелкового орудия и минометов, которые, правда, можно убить огнем артиллерии, танков и авиационными ударами. Но больше половины ударов отменяется из-за опасности поразить свои подразделения.

Как указывает опыт русских и американских военных, в случае невозможности убить противника огнем дальнобойных огневых средств и бронетанковой техники конкретно в доме подразделения атакуют строения, зачищая его от подвала до крыши.
«Я наступал сплошной линией. Если хотя бы одна штурмовая группа вырвалась на один дом далее, то боевики могли ее просто окружить и отрезать. Так и зачищали один дом за другим», – поведал журналисту газеты «Военно-промышленный курьер» полковник Евгений Кукарин.
Для таких зачисток у штурмующих пехотинцев должно быть довольно огневой мощи, чтоб задавить противника. Нужно учесть, что задачка обороняющихся – нанести атакующим их войскам наибольший урон в живой силе и бронетехнике. В Чечне и Ираке боевики не стремились отстоять населенные пункты. Их целью был нехороший резонанс в средствах массовой инфы, вызванный большенными потерями посреди штурмующих. Довольно вспомнить новогодний штурм Сурового.
Самый прибыльный для боевиков расклад – это когда из-за невозможности применить артиллерию, авиацию и бронетехнику войска обязаны атаковать каждый дом, при всем этом их утраты могут исчисляться сотками человек. Вот здесь на помощь войскам и приходит так именуемая карманная артиллерия, а проще говоря – гранатометы, огнеметы и особо действенные термобарические заряды, способные в ближнем огневом бою без утрат со стороны штурмующих убить засевшего в домах, подвалах и разных строениях противника.

По итогам городских боев в 2003–2006 годах в Ираке Армия США возвратила в пехотные роты уже снятые с вооружения шведские гранатометы «Карл Густав» и М-79, а Корпус морской пехоты спешно заказал отлично себя показавшие в 2-ух штурмах городка Фаллуджи термобарические заряды для штатного гранатомета SMAW.

Как ни умопомрачительно, но еще в 90-е годы южноамериканские военные спецы скептически относились к термобарическим боеприпасам для гранатометов, считая их неэффективными. В то же время Русская армия еще в конце 70-х годов оценила преимущество таких боеприпасов, приняв на вооружение огнеметы семейства РПО «Шмель», показавшие свою высшую эффективность в Афганистане, Таджикистане, первой и 2-ой чеченских войнах.


«Рысь» в Афганистане


В годы 2-ой мировой войны высочайшей эффективностью при зачистке и штурме городских зданий отличался огнемет, сделанный еще сначала 1900-х годов. Размещенная под давлением в особых баках топливная смесь выбрасывалась в сторону противника и поджигалась. Отлично показав себя в окопах «позиционного кошмара» Первой мировой войны, огнемет перешел на вооружение хим и инженерных подразделений государств мира, штурмовавших инженерные сооружения, постройки во время штатской войны в Испании, боев на Халхин-Голе и в процессе 2-ой мировой войны. В русских, германских, британских и американских сухопутных войсках были особые огнеметные подразделения, придававшиеся для усиления обыденных стрелковых (пехотных) рот и батальонов, штурмовавших городка и населенные пункты. При всей эффективности у огнеметающих устройств имелось несколько недочетов, существенно усложняющих их применение. Это большой вес баллонов с зажигательной консистенцией, нередко доходивший до 20 кг. Самой консистенции хватало на несколько секунд работы, а при попадании осколков либо пуль в баллоны огнеметчик преобразовывался в пламенный столб, сжигавший не только лишь себя, да и окружающих его бойцов в радиусе 10–15 метров. Броско, что на вооружении как стран-союзниц, так и государств Оси стояли не только лишь ручные, да и устанавливаемые на танки и бронемашины огнеметы.
Традиционные огнеметы дошли до войны во Вьетнаме, где с фуррором применялись Армией и Корпусом морской пехоты США как при зачистке тропических зарослей, так и боях в южновьетнамском городке Хьюэ во время пришествия «Тет». В Русском Союзе поняли бесперспективность таких изделий и начали поиск их подмены еще сначала 50-х годов. В 1976-м на вооружение огнеметных батальонов войск радиационной, хим и био защиты (РХБЗ) Русской армии поступили 1-ые огнеметы «Рысь» разработки Тульского КБ приборостроения. Новейшее изделие, сделанное с внедрением узлов и устройств ручного реактивного гранатомета РПГ-16, стреляло четырехкилограммовым зажигательным зарядом более чем на 100 метров и могло убить не только лишь постройки и инженерные укрепления, да и легкую бронетехнику. В первый раз в бою «Рысь» применили русские войска в Афганистане, но ожидания от орудия не полностью оправдались. При длине практически полтора метра сам огнемет с дополнительными зарядами весил более 20 кг, а зажигательная смесь оказалась неэффективна в критериях каменистых гор. Не всегда заряды «Рыси» могли поджечь каменные и глинобитные дома местных обитателей. Броско, что слабенькие зажигательные способности огнеметной консистенции как традиционного русского огнемета ЛПО-50, так и реактивной «Рыси» против современных кирпичных и панельных построек были известны командованиям Сухопутных войск и войск РХБЗ Русской армии еще по опыту учений конца 70-х годов. Оказалось, что и примитивные строения обитателей Афганистана более отлично держат удар огнесмеси, чем современные постройки.
«Советские войска и их союзники по Варшавскому договору готовились вести боевые деяния против государств НАТО на высоко урбанистической местности Западной Европы. Задачка стояла не зачистить городка, а прорваться через их, уничтожив блокирующие подразделения противника. Потому в составе войск РХБЗ были сформированы отдельные огнеметные батальоны, представлявшие собой обыденные мотострелковые батальоны, но дополнительно вооруженные «Рысями», а позднее и «Шмелями». В составе инженерно-саперных подразделений имелось огромное количество техники, способной убить завалы и баррикады на узеньких улочках», – объяснил газете «Военно-промышленный курьер» главный редактор интернет-проекта «Отвага-2004» Виталий Моисеев.

Для подмены устаревших «Рыси» и ЛПО-50 в КБ приборостроения в конце 70-х годов началась разработка принципно нового огнемета с термобарической боевой частью.


Термобарический взрыв, нередко именуемый большим, известен ученым уже издавна. В воздухе распыляется горючее вещество в виде аэрозоля, а образовавшееся газовое скопление поджигается. Взрыв сопровождается сильной ударной волной и лишним давлением. По такому принципу в прошедшем происходили пожары на мельницах, где взрывались облака пыли, образовывавшиеся при помоле муки. Аэрозоль имеет свойство «затекать» в строения, помещения и разные убежища, так что спрятаться за стенкой строения, в окопе, доте и т. д. не получится. Взрыв достанет и там. Правда, большой взрыв более эффективен в закрытых местах, чем на открытой местности, где аэрозоль может очень стремительно рассеяться.


Опыты с термобарическими боеприпасами русские и южноамериканские спецы начали еще в 60-е годы. 1-ые боеприпасы большого взрыва были использованы южноамериканскими ВВС во время войны во Вьетнаме, где они и обосновали свою высшую разрушительную силу в закрытом пространстве тропических зарослей.


В 70–80-х годах на Западе термобарические боеприпасы шли по пути роста могущества за счет веса аэрозоля и калибра самого боеприпаса. Но исключительно в Тульском КБ приборостроения поняли высшую эффективность боеприпасов большого взрыва для боя в городке, начав в 1984-м разработку реактивного пехотного огнемета «Шмель». Конструкторы уделили огромное внимание обобщению плохого афганского опыта внедрения «Рысей» и решили делать «Шмель» разовым и довольно легким, чтоб бойцам было легче его переносить и хранить в бронетехнике. С малогабаритным контейнером РПО, который короче «Рыси» более чем на полуметра, оказалось удобнее обращаться в стесненных городских помещениях. Размещенный в контейнере четырехкилограммовый боеприпас выбрасывался установленным в движке пороховым зарядом на тыщу метров и уничтожал укрепления и живую силу противника в радиусе 80 квадратных метров на закрытой местности и в строениях и 50 метров на открытом пространстве.


Еще до принятия на вооружение в 1988 году «Шмели» прошли войсковые тесты не только лишь на полигонах в Группе русских войск в Германии, да и в воюющей в Афганистане 40-й армии, где их использовали в горах и при штурмах и зачистках кишлаков. 1-го заряда «Шмеля» хватало, чтоб вполне развалить двух- 3-этажный каменный дом, не говоря уже о глинобитном (что не была в состоянии сделать «Рысь»). Согласно проведенным Основным ракетно-артиллерийским управлением Русской армии расчетам по могуществу боеприпаса «Шмель» равен 107-мм фугасному снаряду, правда, без пояснения, какой конкретно гаубицы либо пушки.


В публикациях 80-х годов, посвященных оружию Русской армии, южноамериканские специалисты очень плохо откликались о новом огнемете, указывая на слабость заряда, низкое могущество при высочайшей опасности для мирного населения. «Шмель» очень отлично вписывался в развернутую пропагандистскую кампанию о зверствах Русской армии в Афганистане. Но уже через 20 лет подобные заряды займут свое место в арсеналах частей и подразделений Армии и Корпуса морской пехоты США.


«Похудел», но стал эффективнее


Повоевать РПО «Шмель» пришлось много. Но во всех войнах и военных конфликтах огнемет получал только положительные отзывы.


«Мы не могли подавить огневую точку «духов». Двухэтажное кирпичное здание, в стенках изготовлены бойницы. Стреляют ПК (пулемет Калашникова. – Прим. «ВПК») и АК. Достать «духов» не может даже наш снайпер. Подошли бойцы со «Шмелем» и вкатили заряд в одно из окон. Дом на очах рассыпался и осел», – поделился своими мемуарами о боевых действиях в Чечне с журналистом «Военно-промышленного курьера» офицер спецподразделения ВВ МВД Рф. И таких мемуаров участников боевых действий более чем довольно.



РПО ПДМ-А «Шмель-М»

Системы вооружения повсевременно совершенствуются, возникают новые решения, разработки. Не стоит на месте и «Шмель». При всех положительных качествах огнемета у военных появляются претензии к прицельным приспособлениям. С одной стороны, сложные прицелы для разового «Шмеля» – излишняя роскошь, но с другой – для стрельбы на огромные дальности все таки нужен особый прицел. При наибольшей дальности стрельбы тыща метров реально отлично можно попасть только при удалении цели на 200 метров.


Сначала 2000-х годов на вооружение Русской армии поступил модернизированный огнемет «Шмель-М», узнаваемый также под 2-мя индексами – РПО-М и РПО ПМД-А. Новый огнемет «похудел» практически на 5 кг по сопоставлению с обыденным «Шмелем», зато действенная дальность выросла до 300 метров, а наибольшая – практически до полутора км. В набор «Шмеля-М» заходит так именуемый многоразовый комплекс управления огнем – набор оптических, ночных, а с недавнешнего времени и тепловизионных прицелов, снимающихся после выстрела и устанавливающихся на последующие контейнеры. Есть и особый прицел, совмещаемый с окулярами обыденного прицела ночного видения. Если «Шмель» был на самом деле динамореактивным огнеметом, то «Шмель-М» стал стопроцентно реактивным, потому что заряд выбрасывается к цели реактивным движком без порохового заряда. Но главное в освеженном огнемете – новенькая топливная смесь, благодаря которой могущество боеприпаса неоднократно подросло. Сейчас, по расчетам профессионалов, заряд РПО-М превосходит 122-мм фугасный снаряд и равен 152-мм снаряду самоходной гаубицы 2С19 МСТА-С.


На вооружении армий продвинутых стран мира пока нет подобных огнеметов. По ТТХ близок к «Шмелю» и «Шмелю-М» южноамериканский многоразовый гранатомет SMAW с термобарической боевой частью, стоящий на вооружении Корпуса морской пехоты США с 1984 года. Превосходя семейство РПО по дальности стрельбы, заряд американо-израильского гранатомета уступает российскому семейству по могуществу в пару раз, также в оснащенном виде полутораметровый SMAW очень неудобен для переноски в критериях городского боя. Недаром южноамериканские морпехи предпочитают заряжать его в последний момент, что просит практически минутку для тренированного расчета. За то время можно расстрелять три-четыре «Шмеля».


На данный момент южноамериканские военные предпочитают переносные термобарические заряды, устанавливаемые в зданиях. Относительно легкие, они не уступают по могуществу зарядам «Шмелей». Но их размещение связано с известным риском, потому что ставить приходится под огнем и не всегда выходит выполнить все нужные деяния. В книжке южноамериканского спецназовца Марка Оуэна «Нелегкий день» описывается случай, когда в процессе ночного штурма строения в Багдаде операторы «Дельты», столкнувшись с сильным сопротивлением, решили применить переносной термобарический снаряд. Но устанавливающий заряд боец «Дельты» запамятовал поставить взрыватель и пришлось ворачиваться под огнем иракских боевиков, чтоб убрать возникшую делему. А ведь это были тренированные военнослужащие элитного спецподразделения, 1-го из самых наилучших в мире.


Тульское КБ приборостроения, входящее в холдинговую компанию «ОАО «Высокоточные комплексы», разработало и повсевременно улучшает уникальное семейство огнеметов. Сейчас, когда «Высокоточные комплексы» отмечают собственный пятилетний юбилей, охото пожелать всем его сотрудникам не останавливаться на достигнутом, а продолжать создавать уникальные системы вооружения и военной техники, превосходящие наилучшие западные эталоны.


Алексей Рамм

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,131 сек. | 12.57 МБ