Эвтаназия право на жизнь или право на смерть-3

В госпитале Святого Луки в Хьюстоне известный американский хирург Дентон Кули сделал 18 пересадок сердцу со следующими результатами: шесть реципиентов умерли сразу после операции, десять не прожили и полугода, и лишь двое дожили до 8 месяцев. В то же время в клинике находилось еще 42 больных, ждущих своей очереди на операцию. Из них умерло 27 человек. Следовательно, из оперированных до 8 месяцев дожили лишь двое из 18 (11%), тогда как без операции тот же срок прожили 15 из 42 (35%). Таким образом, выживаемость тех больных, кому считается показанной операция по пересадке сердца, без операции более чем в три раза выше, чем после нее.
Мир бизнеса и конкуренции жесток. В нем нет места сравнениям, анализу, человечности. Однако, несмотря на отсутствие ощутимого успеха, в последнее десятилетие пересадки сердца продолжаются. Более того — они поставлены на поток. Группа хирургов Стэнфордского университета под руководством Нормана Шамвея с 1968 по 1981 год пересадила 209 сердец. Продолжает пересадки вышеупомянутый Дентон Кули. Делают множество операций и в других странах.
Приступили к пересадке сердца и в СССР. Но, как отмечает академик В. И. Бураковский в книге «Первые шаги. Записки кардиохирурга», «на сегодня практически решены лишь технические аспекты проблемы», но «не менее важные вопросы тканевой несовместимости еще ждут своего решения».
Нельзя не рассказать еще об одной стороне проблемы пересадки сердца, которая иллюстрирует мысль о близости данной операции к ятротаназии. Лучше всего сделать это, процитировав лауреата Нобелевской премии по медицине В. Форсмана.
«В одной операционной врачи склоняются над больным настолько тяжелым, что его сердце и легкие подключены к аппарату «искусственное сердце — легкие».
А в то же самое время в соседней операционной в таком же напряжении пребывает другая группа врачей. Они склоняются над своим молодым пациентом, который из последних сил пытается победить смерть. Но медики отнюдь не стремятся ему помочь: они ждут только одного — когда же наконец можно будет вскрыть это беззащитное тело и вынуть сердце, которое должно спасти кого-то другого.
Или вот еще. В институте неврологии лежит больной. Лежит уже 10 лет. У него БАС — боковой амиотрофический склероз. Атрофированы все группы поперечно-полосатых мышц, то есть мышц, движением которых человек управляет сознательно. Он не может двинуть ни рукой, ни ногой, не может глотать, не может моргать, разговаривать. Каким-то чудом сохранилась небольшая активность дыхательных мышц, и он кое-как дышит и живет за счет этого. Кормят его через желудочную фистулу — созданное на животе путем операции отверстие в желудке. Оправляется он, естественно, только при помощи посторонних. Моргает больной через посредство медицинской сестры — каждые три часа она закрывает ему веки и через три часа открывает их.
Мы ставим вопрос, на который не требуем ответа: что здесь предпочтительней — эйтаназия, ятротаназия или ортотаназия с десятью годами такой «жизни»? Но если мы не будем их ставить, решение само по себе не придет…»

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 47 | 0,113 сек. | 12.53 МБ