Эвтаназия право на жизнь или право на смерть-4

3 декабря 1967 года весь мир был взволнован сообщением, которое казалось пришедшим из области научной фантастики. Никому дотоле не известный южноафриканский хирург Кристиан Барнард пересадил сердце 25-летней Дениз Дарваль, погибшей в автокатастрофе, 55-летнему Луису Вашканскому, умирающему от болезни сердца,— и чужое сердце стало работать! Невероятное свершилось! Открылась новая эра в истории борьбы человека с тяжелыми недугами сердца!
Сколько надежд вселила эта операция в больных и врачей! Пороки сердца, стенокардия, инфаркт и другие поражения сердца будут побеждены! Смертность людей от сердечно-сосудистых заболеваний перестанет занимать первое место во всех странах мира.
Увы! Эти надежды пока не оправдались. Достижения пересадок сердца более чем мизерны. Пересадок к настоящему времени сделано много, а успешны лишь единичные. Первый больной с пересаженным сердцем прожил всего 18 часов. Другой — Филипп Блайберг — жил более полутора лет, учитель рисования и черчения Луис Рассел — 6 лет 3 месяца и 2 дня; пишут, что 63-летний француз Э. Витриа живет уже 15 лет. Можно найти еще 10— 15 человек, живущих или проживших 1—3 года. И все. А ведь к настоящему моменту пересадки сделаны чуть ли не трем тысячам больных. Можно ли после этого говорить об успешности трансплантации? Тем более что те, которых готовили к операции, но не подвергли ей, живут… гораздо дольше.
Почему же результаты этого  блестящего начинания оказались столь незначительными? Недостаточная отточенность хирургической техники? Нет. Техника операции в настоящее время отработана на достаточно высоком уровне. Камень преткновения — наша собственная «служба внутренней безопасности».
В организме человека существует сложная иммунологическая система, следящая за тем, чтобы во внутреннюю среду не проникали опасные для организма чужеродные вещества или существа. Эта служба состоит из особых клеток, которые циркулируют во всех частях человеческого тела и «проверяют паспорта» (антигены) всех имеющихся в организме или вновь поступающих извне существ (бактерии, вирусы) или веществ.
Контролирующие клетки обладают уникальным свойством распознавать в организме «чужое» и принимать меры к его уничтожению. Такой механизм в обычных условиях — великое благо для человека. Работая независимо от нашего сознания, он стережет организм от проникновения чужеродных тел, вылавливает и уничтожает неполноценные, в том числе и раковые, клетки, возникшие в организме или занесенные извне. Но пока мы не можем управлять этим уникальным механизмом. Поэтому, как только в организме появляется новое сердце, служба безопасности включает сигнал «боевой тревоги» на всю мощность. Огромная армия клеток-стражей начинает пожирать пересаженное сердце. Более того, такие же клетки имеются и в пересаженном сердце. И они в свою очередь «набрасываются» на чужой им организм. Начинается тотальная иммунологическая война, которая в итоге заканчивается печально — пересаженное сердце и реципиент погибают.
Возможность такого исхода операции по пересадке сердца знали и хирурги, сделавшие первую операцию. К этому времени уже были широко известны удостоенные Нобелевской премии работы по иммунологии выдающихся ученых — австралийца Макферлана Бернета и англичанина Питера Медовара и их последователей во всех странах.
Из этих работ было совершенно ясно, что до тех пор, пока не будут найдены пути преодоления иммунологической несовместимости, пересаженному сердцу суждено отторгаться. И все же хирурги решились на операцию потому, что к этому времени были достигнуты некоторые успехи в подавлении активности клеток «службы внутренней безопасности» человеческого организма. Лекарственные средства, угнетающие активность иммунокомпетентных клеток, введенные до операции и после нее, так сказать, «давали клеткам по рукам», «ослепляли» их и нарушали связь с клетками-стражами. Это затормаживало реакцию отторжения, но не устраняло ее полностью. В конечном счете пересаженное сердце отторгается и по сегодняшний день.
Можно сказать: ну как же, ведь успех все-таки есть. Некоторые жили полтора, другие — два, а один — даже более десяти лет. Да, это так. Но это успех лишь до тех пор, пока факты берутся без обсуждения, без сравнительных данных, без трезвой их оценки. Посмотрим, каковы успехи пересадок сердца яри сравнении с лечением тех же больных обычными способами.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 45 | 0,184 сек. | 18.6 МБ