Эвтаназия право на жизнь или право на смерть

Господин Оскар Тибо, глава семьи Тибо из одноименного романа Роже Мартена дю Тара, тяжело болен. Его потрясают чудовищные приступы судорог, болей. Он в бессознательном состоянии, почки практически не работают. Организм борется со смертью уже несколько суток. Врачи, сиделки, домашние, слуги — все на ногах.
Сыновья Тибо — Жак и Антуан — ни на минуту не отходят от отца. Жак — журналист. Антуан — врач.
…Антуан отступил на несколько шагов. Он дошел до такой степени нервного напряжения, что щелкал зубами. Он зябко приблизился к камину и вдруг, подняв глаза, увидел себя в зеркале, освещенном отблесками огня,— взъерошенного, с полумертвым лицом, с недобрым взглядом. Он резко повернулся спиной к своему отражению, рухнул в кресло и, обхватив голову руками, зарыдал.
К нему подошел Жак.
—       Но, в конце концов, Антуан, придумай что-нибудь,— крикнул он.— Неужели нет никакого средства!
Антуан стиснул зубы. Слезы высохли на его глазах. Он поднял голову, зло посмотрел на брата и буркнул:
—       Есть. Одно средство есть всегда…
Это средство, как видно из развернувшихся далее событий,— морфий. Ввести тяжело мучимому недугом, безнадежно больному человеку наркотическое средство, которое избавит его от боли и даст ему возможность «легко» и «приятно» умереть. В медицине такое действие называют эвтаназией. Слово это греческого происхождения и образовано двумя словами: «эй» (или «эв») — легкий, приятный и «танатос» — смерть.
Антуан Тибо пошел на эвтаназию. Имел ли он на это право? И каков должен быть ответ на вопрос о том, есть ли у врача право ускорить исход в том случае, если состояние больного безнадежное и продление жизни сопряжено со множеством мучительных процедур, тяжелыми переживаниями для окружающих и страданиями для больного?
Большинство врачей во все времена твердо отвечали на этот вопрос: нет, не имеет врач такого права. До тех пор, пока в больном теплится хоть самая малая искорка жизни, пока не будут зафиксированы основные признаки наступившей смерти, врач обязан всеми имеющимися в его распоряжении средствами бороться за жизнь человека.
Такая позиция основана на следующем. В практике любого врача бывают случаи, которые заставляют еще и еще раз убеждаться в необходимости бороться за жизнь человека до исчерпания всех возможностей организма, до последнего сердцебиения. Из врачебной практики памятным остался случай, который имел определенное сходство с вышеописанным состоянием Оскара Тибо.
…Было это в начале 60-х годов. В клинике находилась мать врача, которая длительное время страдала хроническим пиелонефритом (тяжелое заболевание почек). На этот раз она поступила с признаками тяжелой почечной недостаточности. Все усилия вывести ее из этого состояния были малоэффективными, и врачи расценили ее как безнадежную. После беседы с драчом сын забрал больную домой. И что же? Дней через десять больная стала понемногу выходить из тяжелого состояния, вскоре поднялась с постели и жила после этого еще много лет.
Или другой случай. В больнице в хирургическом отделении находилась медицинская сестра с подозрением на рак брюшной полости. При лапаротомии (вскрытии полости живота, паха) хирург обнаружил опухоль в подвздошной области с множественными «метастазами» в лимфоузлы. Расценив больную как неоперабельную и не взяв даже узла на исследование, хирург зашил рану и выписал ее домой как безнадежную. Года через три хирург встретил на улице цветущую женщину, очень похожую на эту медсестру, и, видимо, с удивлением посмотрел на нее.
— Да-да, это я,— сказала она, смеясь,— а вы, наверное, давно похоронили меня?
Выяснилось, что она поехала к своим родителям в село и там, на свежем воздухе, питаясь парным молоком, овощами и фруктами, постепенно стала поправляться и выздоровела. По-видимому, у нее был туберкулез брюшной полости, который хирург ошибочно принял за рак (к тому же с метастазами).
Кроме ошибочного диагноза следует учитывать и то, что состояние, оцениваемое еще вчера как безнадежное, может не оказаться таковым сегодня. Красноречивее всего об этом свидетельствуют успехи реаниматологии — службы, борющейся за жизнь людей, находящихся в состоянии клинической смерти. Эта служба за последние годы, что называется, «вытащила с того света» огромное число людей. Вспомним хотя бы случай с академиком Л. Д. Ландау. Или с Гинтарасом Пауласкасом, руководителем вокально-инструментального ансамбля каунасского Дворца профсоюзов.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 47 | 0,113 сек. | 12.54 МБ